УкрРус

Стоит ли опасаться радикализации гастарбайтеров в России?

  • Стоит ли опасаться радикализации гастарбайтеров в России?

Таджикские эксперты попытались выяснить, насколько трудовые мигранты в России подвержены идеям радикального ислама и велика ли вероятность их вербовки экстремистами из ИГ.

Разделяют ли таджикские мигранты в России идеи радикальных исламских организаций, и сколько людей готовы ради джихада поменять строительный мастерок на оружие? Ответы на эти вопросы в ходе исследования "Ислам и трудовая миграция" попытались найти социологи исследовательского центра "Шарк" в Душанбе.

Угрозы преувеличены

"Одно из заключений - масштабы радикализации мигрантов совсем не такие угрожающие, какими их часто рисуют", - заверила DW автор исследования, заместитель директора центра "Шарк" Саодат Олимова. По ее словам, треть таджикских мигрантов призналась, что видит существование в мире угроз для ислама. Но как выяснилось, эти люди в основном только размышляют о защите религии, но это не означает, что они готовы сменить рабочую одежду на военный камуфляж.

"Лишь около одного процента таджикских мигрантов заявили, что поддерживают применение оружие с целью защиты ислама, 66 процентов признались, что решительно против насилия", - отметила Олимова.

В ходе исследования также выяснялось отношение к терактам, совершаемым смертниками. "Только 3 процента указали, что самоподрыв с целью защиты ислама может быть оправдан. 82 процента отметили, что такие действия не могут быть объяснимы ни при каких условиях", - рассказала социолог.

Говоря об опасности радикализации мигрантов, она отметила, что ей больше подвержены образованные люди с доходами выше среднего уровня. "У обычных рабочих, которые трудятся по 10 часов в сутки без выходных, просто нет времени и сил на размышления о вере", - пояснила Олимова.

412 имен известны

Первые сообщения о гражданах Таджикистана, воюющих в рядах вооруженных исламистских группировок, появились в 2013 году. Тогда СМИ распространили заявление сирийского муфтия Ахмада Бадреддина Хассуна, сообщившего, что на территории Сирии могут находиться до 300 граждан Таджикистана.

Вскоре эту информацию подтвердили представители правоохранительных органов в Душанбе. Силовики предположили, что часть людей попадает на Ближний Восток через Афганистан и Россию.

5 июня 2015 года глава МВД Таджикистана Рамазон Рахимзода сообщил, что властям удалось установить имена 412 человек с таджикским паспортом, оказавшихся в Сирии. "Около 70 из них погибли", - добавил министр.

Кто, как и где вербует людей?

По мнению социологов, мигранты - наиболее уязвимые люди с точки зрения социальной защищенности, и этим пользуются экстремисты. Основной способ вербовки - через интернет, уверен эксперт Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Шерали Ризоев. По его словам, людей обрабатывают через социальные сети. "Одна из схем - распространение в интернете видеороликов пропагандистского характера", - подчеркнул аналитик.

А вот социолог Саодат Олимова пришла к другому выводу. По ее словам, интернет почти не используется и рекрутирование проходит контактным методом при мечетях, в группах по изучению ислама. Это происходит потому, что мигранты, как правило, становятся частью религиозных общин, уже существующих в России. Условно их можно разделить на "татарские" и "северокавказские".

"Чаще всего таджики объединяются с мусульманами из Северного Кавказа - дагестанцами и чеченцами, с которыми сталкиваются на рабочем месте и в мечетях. Среди них есть и вербовщики - представители джихадистской группировки "Имарат Кавказ", сотрудничающей с ИГ, - рассказала Олимова и добавила. - Вербовка идет и через связи земляков".

В качестве примера социолог привела историю выходца из села Чоркишлок, который "уверовал в идеалы ИГ и переправил в Сирию два десятка своих родственников и земляков, убедив их в необходимости джихада".

Как бороться

Сколько сегодня таджикистанцев отправились в Сирию, используя в качестве трамплина Россию, сказать сложно. Ведь из 400 граждан Таджикистана, попавших в ряды ИГ, часть отправилась на Ближний Восток непосредственно с таджикской территории. Последний пример - бывший командир таджикского ОМОНа Гулмурод Халимов.

Между тем положение миллиона таджикских трудовых мигрантов в России в этом году ухудшилось. Среди причин - и экономический спад, и новые миграционные правила в отношении граждан, не входящих в Евразийский экономический союз. "В такой ситуации есть вероятность, что часть людей может поддаться соблазну найти заработок в зонах военных конфликтов", - поделился с DW своим опасениями эксперт аналитической группы "Евразийское развитие", минский политолог Юрий Царик. По его мнению, Россия могла бы пойти на смягчение положения таджикских мигрантов в РФ хотя бы на несколько лет, дабы предупредить риски.

Наши блоги