УкрРус

Павел Фельгенгауэр: Захватить Киев гораздо проще, чем потом его контролировать

обновлено
  • Павел Фельгенгауэр
    Павел Фельгенгауэр
    Фото ИТАР-ТАСС/Алексей Филиппов

В условиях пусть и необъявленной, но войны между Россией и Украиной мнение эксперта из РФ становится особенно актуальным. Тем более, что Павел Фельгенгауэр – один из немногих военных аналитиков, способных оценить действия обеих сторон. В первой части интервью "Обозревателю" он рассказал, в чем состоят существенные отличия между российской и украинской армиями, зачем РФ размещает "Искандеры" в Калининграде и о том, не собирается ли Кремль защищать русских в Прибалтике.

- Господин Фельгенгауэр, как военный аналитик, объясните, в чем, по вашему мнению, приниципиальное отличие российской армии от украинской?

- Самое главное отличие российской армии от украинской – организационное. В России, в отличие от Украины, производились различные военные реформы. Хоть нас и ругали много за их неэффективность. Последняя реформа, которая началась после войны с Грузией, была довольно успешной.

Экс-министр обороны РФ Анатолий Сердюков по специальности был финансист и занимался организационными вопросами, а не военными. Собственно, реформами и модернизацией армии занимался бывший начальник Генерального штаба Николай Макаров, а Сердюков ему не мешал.

На настоящий момент в России создали достаточно приспособленное войско для локальных конфликтов, таких, как сейчас с Украиной. Для действий в этих и подобных условиях подготовлено достаточно большое количество неплохо сколоченных батальонно-тактических групп. Есть и командиры, которые умеют ими командовать. В войне с Грузией с этим были проблемы, и в чеченской войне тоже. Российская армия, участвуя в военных конфликтах, методом проб и ошибок, в том числе достаточно серьезных неудач, выбрала более-менее оптимальную для локальных войн дееспособную организационную формулу, ну и командиры тоже кое-чему научились. "Помогла" в этом война с Грузией.

Кое-что закупили на Западе: танки модернизировали французскими тепловизорами, и, что особенно важно, - закупили израильские беспилотники IAI Searcher, на основе которых потом наладили у себя лицензионное производство (отверточное) собственных аппаратов под названием "Форпост". Он не новый, на производстве в Израиле он состоит уже около 30-ти лет. Но даже за этот не новый аппарат пришлось заплатить около миллиарда долларов

В боях в конце августа - в районе Иловайска и Саур-Могилы - преимущество российских войск было в наличии оперативно-тактических беспилотников, которое позволяло российскому командованию точно знать, где находятся украинские войска и что они делают в реальном масштабе времени. У украинцев не было ни того, ни другого, потому они и были разгромлены.

К тому же у россиян система связи лучше, чем у украинцев.

- Каковы шансы нашей армии в противостоянии с более организованной и лучше оснащенной российской армией?

- Украина может научиться. Вооруженные силы Украины начинали (во время крымских событий) в совершенно недееспособном состоянии, а сейчас они показали, что Украина умеет обороняться и сопротивляться.

С остальным, с наступательными действиями, в ваших ВС пока не очень, даже совсем не очень. Понять, почему так, мне из Москвы сложно. Возможно, сказываются те же организационные проблемы. Многие говорят в Украине, что, может, дело в предательстве некоторых командиров ВСУ и в том, что в структуре Минобороны есть российские агенты…

Сейчас очевидно, что страдает стратегическое направление: нет реальных планов – отсюда и следуют непонятные действия. В зимней кампании, которая началась в середине января и закончилась в середине февраля, когда военные действия велись в донецком аэропорту и Дебальцево, действия украинских войск вызывают, мягко говоря, изумление. Они были бессмысленные и неправильные. Хотя войска воевали уже довольно неплохо, а командовали ими – очень плохо.

- В чем, по вашему мнению, были ошибки командования?

- Возьмем донецкий аэропорт. Бессмысленно сидеть вот так в пассивной обороне. Надо наступать, если на тебя наступают. Один раз вроде бы попробовали наступать около Донецка 17 января, но тогда все с треском провалилось. Под Дебальцево действия тоже были совершенно непонятные.

Я не хочу вот так оценивать украинское военное командование, но отсюда представляется, что действия его были совершенно неправильные. Почему – с этим нужно вам разбираться.

Как мне видится, есть большие проблемы с командирами. Украинские солдаты нормально воюют, а командиры у них – плохие. Плохой командир – это горы трупов. В украинских войсках есть хорошо мотивированные добровольцы. Однако их командиры и комбаты, которые заседают в Раде, нередко вообще не имеют военного образования. А для того, чтобы быть комбатом, надо учиться. Считается, что замечательного пехотинца можно подготовить за 8 месяцев. А командира батальона надо готовить 10 лет, он занимает ряд должностей, пока доходит до комбата. А когда им становится человек идеологически мотивированный, но не умеющий организовать, например, общевойсковой бой, скоординировать на поле боя действия всех видов вооружения и техники … В общем, этому можно научиться.

Но самые большие проблемы украинской армии даже не с комбатами, а с генералами. Генералы в ВСУ, честно говоря, совсем негодные. Это одна из причин в том, что украинские вооруженные силы, в отличие от российских, не воевали. Поэтому высших командиров надо чаще менять: не разбираться, по какой причине не выжило то или иное подразделение, а сразу назначать другого, пока вот таким методом не найдется тот, который будет обладать всеми свойствами, необходимыми военачальнику. Надо искать, перебирая, и кто-то обязательно найдется.

В России такие же проблемы были в Первую чеченскую войну, когда "мирные" генералы не умели командовать в боевых условиях.

- Что же Украине делать? Вести себя смирно, чтоб не провоцировать агрессора?

- Украина и так сидит тихо. Она отбивается, но держится, в общем, тихо. Но и это не помогает, потому что тогда в наступление переходит Россия и пророссийские силы.

До разгромных боев в конце августа под Иловайском в Киеве, по-видимому, было мнение, будто Россия не станет напрямую вмешиваться в конфликт. Вся летняя наступательная кампания ВСУ на этом строилась. Предпринимая попытки блокировать границу с РФ, руководители операции не приняли во внимание, что, выйдя на границу, украинские войска подставляют себя под российский удар - но при этом наносить контрудар по российской территории они не могут. Не помогло им и то, что они отошли немного от границы, - они снова попали под удар.

Объясняются все поражения тем, что Москва никогда не допустит военного разгрома так называемой "Новороссии", поэтому наступательные боевые действия, рассчитанные на победу, для Украины бессмысленны. В конце августа, когда до победы и завершения кампании в Донбассе, в общем-то, оставалось полшага, российские вооруженные силы дали отпор.

Этот урок украинские военные выучили.

- Что же тогда делать, если и наступать нельзя, и "тихо отбиваться" тоже?

- Отбиваться надо, конечно, надо готовиться и учиться.

Очень важно оснастить армию беспилотниками, нужны аппараты вроде того же Searcher-"Форпост", которые есть у России. У нас тоже долго учились ими пользоваться, проводили маневры, учились корректировать огонь. У украинцев таких пока нет. Кроме того, вам нужны современные системы связи, ведь ваши военные на передовой до сих пор пользуются мобильниками. И обязательно обратите внимание на дисциплину: чуть ли не каждый солдат, особенно из добровольцев, а также волонтеры, пишут в социальные сети – в Твиттер, Фейсбук - комментарии по ходу боевых действий. С этим надо разбираться. Даже в демократических странах умеют людей заставить не пользоваться мобильными телефонами и не писать в Twitter, пока идут боевые действия. Для проведения мероприятий по организации дисциплины не нужны дополнительные средства или зарубежные специалисты, так что этим можно было заняться уже давно..

С другой стороны, я не думаю, что наступательная российская кампания, которая с большой степенью вероятности скоро начнется, будет проводиться Россией с решительными целями: похода на Киев и Львов, до польской границы, скорее всего, не будет. Не будет хотя бы потому, что у России таких сил нет. Для того, чтобы оккупировать Украину и поставить на колени 45-миллионный народ необходимо много людских ресурсов, войско должно быть не менее миллиона. Захватить Киев гораздо проще, чем потом его контролировать, поставить там гарнизоны, а потом навязывать свою политическую волю. Таких возможностей у нас нет.

- Численность российской армии составляет миллион человек, если я не ошибаюсь?

- Военнослужащих, собственно говоря, даже меньше. Сейчас нет нормального призыва. Все, что можно вывести в поле боя без мобилизации – тысяч 200 максимум. Раньше, когда начинали Первую чеченскую войну, было и того меньше – 60 тысяч, во Вторую чеченскую – 120 тысяч. Но там иногда приходилось бросать в бой и милиционеров, и ОМОН, и еще Бог знает кого. С тех пор ситуация улучшилась, есть более-менее подготовленные бригады, во всяком случае можно одну, а то и две полноценных тактических батальонных группы бросить. Формула батальонно-тактической группы была выведена в Первую чеченскую и работает до сих пор.

- Вы говорите, Россия не пойдет ни на Киев, ни на Львов. С какой же целью размещаются "Искандеры" в Калининградской области? В Украине нет такого вооружения. В кого же россияне собираются стрелять из-под польской границы?

- В ЕС тоже нет таких баллистических ракет, они считают бессмысленным их иметь. Для выполнения тех же самых задач, для которых у нас предназначены "Искандеры", они используют авиацию с высокоточными системами вооружения. Они считают, что это и дешевле, и эффективнее, и мобильность авиаударов выше. В армии РФ авиация слишком слабая и отсталая. Во всяком случае, по сравнению с западной.

В нынешней кампании российской армией она пока не использовалась. А ВС Украины пытались применить авиацию во время летнего наступления и понесли немало потерь, потому что со временем Россия развернула на Донбассе довольно мощную систему ПВО. В зимнюю кампанию авиация не использовалась ни одной из сторон. И, скорее всего, эта "традиция" сохранится и в возможной летней кампании.

"Искандеры" сейчас морем отправили в Калининградскую область. Это небыстрый способ доставки. А самолеты можно перебросить на такое же расстояние за час.

У Украины есть "Точка" и "Точка-У", это тот же "Искандер", но предыдущая модель и дальность действия их значительно меньше. В принципе, "Искандеры" сейчас иногда перебрасывают и нарочно сопровождают это сообщениями в прессе для того, чтобы, в первую очередь, запугать европейцев.

То, что сейчас устанавливается возле Калининграда, "накрывает" всю Польшу и прилегающие территории Германии, Чехии, Словакии, так как радиус действия "Искандеров", по-моему, 500 км, а с крылатой ракетой, в зависимости от модели, – 1000 км и больше. Но цели для них там сейчас нет. Возможно, цели появятся в ближайшие годы…

- Калининградская область граничит с Литвой, а там и до Латвии с Эстонией – рукой подать? Прибалтийские страны не являются сейчас целью Кремля?

- Прибалтика – это проблема. Там есть большие русскоязычные общины, у которых складываются не совсем простые отношения с местным большинством коренного населения. Представители общин занимают в российско-украинском конфликте сторону России. Так, по крайней мере, обстоят дела в Эстонии и в Латвии. В Литве, может, тоже поддерживают сторону РФ, но там русская диаспора маленькая.

В Прибалтике есть русские города, такие, например, как Нарва, где большинство населения - этнические россияне, потому город абсолютно русскоязычный. Там могут возникнуть те же проблемы, что в Крыму или на Донбассе, и Россия вознамерится защищать своих соотечественников. И в Берлине много русских, им тоже может понадобиться "защита". Но Берлин – это фигуральное высказывание, а Прибалтика может стать вполне реальным объектом внимания РФ. Сейчас, конечно, об этом речь не идет, так как Россия увязла в Украине и ей будет сложно еще и там "защищать" русскоязычное население.

Продолжение : Фельгенгауэр: Кремль будет воевать за свою мечту о будущем Украины

Наши блоги