УкрРус

Дефицит говорящих голов в ПР

Читати українською
  • Дефицит говорящих голов в ПР

Чтобы партию помнили, ее должно быть слышно. Чтобы партия имела успех в среде избирателей - ее должно приятно слушать. С первым у Партии регионов проблем нет. А вот со вторым - напряженка.

Почему? Потому что слышно в первую очередь регионалов Чечетова и Колесниченко. А Чечетов и Колесниченко - это такие украинские синонимы сложного понятия под названием "дискредитация здравого смысла".

Во вторник Чечетов в который раз удружил родной партии, рассказав журналистам про хуторянские вышиванки и красные трусы, а потом с изяществом одесского налетчика описал силовые методы разрешения парламентского кризиса фразой "когда мы легонько стряхиваем пыль с их пиджаков от Бриони". Нет, "пацикам на раёне" такая клоунада, наверняка, по нраву - кому и Петросян юморист. Но "пациков с раёна" слишком мало, чтобы в 2015 г. урны наполнились достаточным количеством бюллетеней с правильной галочкой напротив нужной фамилии.

Колесниченко же 19 февраля молчал, однако его предыдущие слова и действия были оценены по достоинству: сам Путин наградил его медалью Пушкина. За что? Да за то, вероятно, что Колесниченко не щадя языка своего старается свести электорат Партии регионов к узкой прослойке любителей Путина. По-хорошему, награждать его должен был не Путин, а Тягнибок, ибо мало кто приложил столько усилий для роста популярности ВО "Свобода".

Вы скажете, что это журналисты сделали из Чечетова и Колесниченко монополистов информационного поля. И будете правы, но правота эта не отражает сути ситуации. Низкокачественный контент - а Колесниченко и Чечетов, безусловно, относятся именно к этому сегменту - всегда будет присутствовать в информационном пространстве. У них есть и своя ниша, и своя, не очень симпатичная целевая аудитория. Запрещать Чечетову и Колесниченко подходить к журналистам - бессмысленно. Точнее, имело бы смысл ограничить их общение с прессой (исключительно в имиджевых целях), если бы ПР могла бы предоставить медиапространству контент принципиально более качественный, и при этом яркий и выразительный.

И где, спрашивается? Где контент? Где спикеры, которые в равной степени блистали бы компетентностью, интеллектом и красноречием? Кто в ПР поможет Чечетову и Колесниченко уйти в маргинес, где им, собственно, и место?

Ганна Герман? Она, увы, уже "не при делах", а потому может говорить только общие фразы, каковых явно недостаточно, чтобы поднять информационную политику ПР на нужную высоту.

Владимир Олейник? Он хороший специалист и комментатор, способный изложить достаточно внятно и популярно как позицию партии по большинству вопросов, так и нюансы парламентского процесса. Недаром "Обозреватель" достаточно часто обращается к нему за интервью и комментариями. Однако он ни разу не трибун. Овладеть аудиторией, порвать зал - это не о нем.

Инна Богословская? Не будем о грустном.

Александр Ефремов? Он очень неплохо выглядит в кадре и даже говорит, но один нюанс все портит: он работает начальником фракции. Именно работает, и уже давно - и пока ему не удалось сбросить с себя эти административные оковы. А они сковывают, здорово сковывают. Мало того - они имеют свойство прирастать и становиться частью натуры.

Владислав Лукьянов? Он способен хорошо комментировать экономические вопросы. Но мы ведь говорим не о комментариях специалистов, а о медийном лице партии.

Ну, кто еще?

А никого. И это печально для Партии регионов. Потому что с людьми нужно говорить - если, конечно, ПР хочет, чтобы на будущих выборах ее победа хотя бы частично обеспечивалась реальными голосами избирателей, а не голым админресурсом. Говорить на том языке, который люди будут слышать, слушать и уважать - а не ржать довольно, как почитатели таланта Чечетова, и не морщиться брезгливо, как люди с более высоким культурным багажом.

Нет, понятно, что у ПР совсем другие интересы, она берет практикой, а не красноречием. И берет так, что мама не горюй. Но избиратели в январе-феврале 2015 г. этого, скажем так, не оценят.

Та же проблема, кстати, у ПР (и шире - у нынешней власти) и на внешнеполитическом фронте. Там некому разговаривать с еврочиновниками, еврожурналистами и еврообщественностью на их языке. А тот язык, на котором ПР говорит - язык Грищенко, Пшонки и Кузьмина - воспринимается в Европе как нечто не вполне приемлемое в приличном обществе. Поэтому в Европе слишком много прислушиваются к эмиссарам украинской оппозиции и слишком мало - к представителям украинской власти. Но это тема отдельного разговора. А пока мы предоставим слово экспертам - у них тоже есть что сказать о качестве спикеров партии власти.

Кость Бондаренко

В Партии регионов есть спикеры в разных сферах. Есть же спикеры экономические, внешнеполитические. Юрий Мирошниченко, например, Алексей Плотников. Есть узкопрофильные спикеры еще. Они все на виду, я только не понимаю, зачем выпускают Чечетова. Возможно, это делается для того, чтобы клоунаду время от времени устраивать. Вадим Колесниченко? Знаете, он мой земляк, и я не хочу ничего о нем говорить плохого.

Давайте подумаем, кто бы мог действительно быть спикером. Я считаю, очень умный человек в ПР, который мало выступает и очень мало говорит, это Сергей Ларин. Его я помню по временам НДП. Он – думающий, говорящий, с креативным подходом. Кто еще? Еще - Инна Богословская. Когда она не говорит о Юлии Тимошенко, она становится очень умным и адекватным человеком. Но как только звучит имя Тимошенко, Инна Германовна преображается в худшую сторону. Еще Владимир Олейник, который может говорить на юридическую тематику, он хороший юрист.

Думаю, что в ПР достаточно спикеров, но очень многие из них склонны к эпатажу, провоцируют негатив. Вы знаете, есть золотое правило – иногда лучше жевать, чем говорить. Не всегда эффективность партии определяется какими-то вещами вербальными, политикам не обязательно говорить, что и продемонстрировала Партия регионов. Поэтому считаю, что когда с телевизионных экранов исчезнет Чечетов и Колесниченко, рейтинги партии серьезно поднимутся.

Сергей Таран

В Партии регионов обычно комментирует все Александр Ефремов. Владислав Лукьянов также ходит по эфирам. Анна Герман - хороший спикер. Эти фамилии – на слуху.

Но вообще в ПР плохо ориентируются в информационных потоках. Для них это всегда очень сложно. Но думаю, что количество спикеров для них не очень важно. Президент ведь за последний год также не провел ни одной пресс-конференции. Это все показывает отношение регионалов к публичности и к публичной информации. Они просто на это внимания не обращают.

Что касается критериев, по котором происходит формирование партийных списков, то в ПР не берут публичных политиков, а берут людей, влияющих на различные ресурсы, в том числе и на финансовые потоки. У них другое отношение к публичности, и они просто не считают, то это важно.

Кроме того, я не думаю, что в партии есть достаточно много политиков, которые хотят выступать публично, особенно, в сложных ситуациях. Вот, например, взять хотя бы ситуацию, когда Чечетов заявил о голосовании по мажоритарной системе. Он не подумал о том, что голосов-то не наберется. И получилось, что все перепечатали это, но эта информация не соответствует действительности.

Но есть у ПР и положительная черта – там не бывает так, что один говорит одно, а другой – другое. В ПР очень серьезная дисциплина, но кроме дисциплины у них ничего нет. У них мало спикеров, которые могут что-то говорить для публики.

Александр Палий

У ПР действительно проблема со спикерами. У них огромное количество денег, а спикеров нет. Я считаю, что им надо серьезно над этим задуматься и начать серьезно работать с кадрами. Кроме того, у них есть проблема смыслового наполнения. Что это такое, когда даже самые хорошие спикеры говорят о том, что сейчас необходимо принимать законы об оружии, об охоте в заповедниках и тому подобное. Что, все в стране прекрасно, что охота в заповедниках – единственное, что беспокоит некоторых депутатов?

Мне кажется, для ПР было бы логично уйти от каких-то непринципиальных решений, а прийти к вопросу, что они вообще могут показать обществу так, чтобы это общество не сильно удивилось и не сильно испугалось.

Я думаю, что эта проблема может во время президентских выборов привести их к проигрышу. Поэтому я считаю, что им надо все-таки попытаться изменить ситуацию, чтобы потом не возникли большие вопросы. Человек, который способен меняться – не окончательно плохой человек, как сказал один философ.

Наши блоги