УкрРус

Немецкий эксперт: Такого, как в Сирии, в Турции не будет

  • Немецкий эксперт: Такого, как в Сирии, в Турции не будет

Политолог Михаэль Людерс о том, как будет развиваться ситуация в Турции после теракта в Анкаре, какова в нем роль ИГ и почему поддержка России режима Башара Асада смешала планы Эрдогана.

Теракт, произошедший в Анкаре 10 октября, стал крупнейшим в новейшей турецкой истории. Власти обвиняют в его организации боевиков "Исламского государства" (ИГ), одновременно усилив борьбу с запрещенной Рабочей партией Курдистана (РПК). Связан ли теракт с досрочными выборами? Грозит ли Турции гражданская война? С этими вопросами корреспондент DW обратился к эксперту по ближневосточной политике, политологу и публицисту Михаэлю Людерсу (Michael Luders).

DW: Господин Людерс, вы сейчас преподаете в Турции. Каковы настроения в стране после страшного теракта?

Михаэль Людерс: Большинство людей очень подавлены. Они опасаются, что столь ужасный теракт, с таким количеством жертв, может повториться в других городах. Многие озабочены вопросом, а кто же в действительности его организовал? Существуют ли иные актеры, кроме ИГ, сыгравшие здесь свою роль? Все следы теракта в Анкаре устранены. Траурные мероприятия не приветствуются. Все это повергает людей в горе. Они спрашивают себя: куда движется Турция?

- С июля 2015 года это уже второй большой теракт с десятками погибших. Почему Турцию вновь атаковали как раз сейчас, незадолго до выборов?

- Конечно, официальную версию по поводу ИГ нельзя исключать. Но взглянем трезво на отношения, выстроенные ИГ в направлении Турции. Некоторые боевики получают в Турции медицинскую помощь. Иностранцы едут в Сирию через Турцию. Турецкие газеты пишут о вероятных поставках оружия в адрес ИГ. Через турецкие мафиозные структуры ИГ удается продавать часть своей нефти. На таком фоне организация теракта выглядит не очень осмысленной. Кто же на самом деле стоит за ним? Прокурдские слои турецкого общества считают, что правительство несет как минимум частичную ответственность. Доказательств этому нет. Но теракт, без сомнения, связан с запланированными на 1 ноября выборами. Его цель ясна: посеять страх в обществе, разжечь вражду между турками и курдами.

- Та ли это цена, которую Турция платит за политику на Ближнем Востоке?

- Правительство Эрдогана изначально сошлось во мнении с западными государствами и странами Персидского залива, что режим Башара Асада должен быть устранен. Но из этого ничего не вышло. А с тех пор, как Россия оказывает режиму массированную военную поддержку, его падение кажется маловероятным. Между тем миллионы сирийских беженцев оказались в Турции или бегут дальше в Европу. Турецкое правительство, если можно так выразиться, поставило не на ту лошадь. Кроме того, курдские бойцы на севере Сирии тесно связаны с запрещенной РПК. Этим объясняется, почему турецкое правительство непрямым образом попустительствовало ИГ во время прошлогодних обстрелов курдского приграничного города Кобане. Переговоры между правительством и РПК могли бы привести к решению. Они велись достаточно хорошо, пока президент Эрдоган их не прервал.

- После теракта по Турции прошли протесты, на улицы выходят курды. Правительство порой отвечает насилием. Можно ли отыграть назад и оживить мирный процесс?

- Нет никаких признаков, что правительство в Анкаре усомнилось во вновь взятой на вооружение стратегии войны с РПК. Напротив, есть ощущение, что решимость в отношении военных действий против курдов лишь возросла. На одностороннее перемирие, объявленное РПК до проведения выборов, правительство ответило бомбардировками курдских позиций. В связи с этим можно предположить, что ситуация в Турции ухудшится.

- В некоторых газетах шла речь о "положении, близком к гражданской войне". Может ли и вправду разразиться гражданская война в Турции?

- Это чрезмерно преувеличено. Такого, как в Сирии, в Турции не будет. Но радикальные националисты, и турки, и курды, конечно, воодушевлены идеей атаковать противоположную сторону. Осложнилась ситуация с безопасностью в публичных местах. Это касается и туристов. При пересечении площади Таксим в Стамбуле возникает неприятное чувство. Если в Стамбуле, не приведи Господь, произойдет теракт, то, конечно, Таксим - это символическое место. Если так пойдет дальше, Турция столкнется с экономическими проблемами, иностранные инвесторы начнут уходить, туристов станет меньше.

- Через три недели состоятся досрочные парламентские выборы. Как вы думаете, вернется ли после них спокойствие в Турцию?

- Можно лишь надеяться. Но если курс правительства не изменится, противоречия будут нарастать. Предвыборные опросы показывают: прошлый результат голосования может повториться. Партия справедливости и развития (ПСР), стоящая за Эрдоганом, получит около 40 процентов голосов.

Прокурдская Партия демократии народов (ПДН) вновь войдет в парламент, набрав примерно 13 процентов. Для создания правительства потребуется коалиция, но в последние месяцы готовности к серьезным коалиционным переговорам проявлено не было.

- Между ЕС и Турцией идут переговоры по поводу миграционного кризиса. Как следовало бы сейчас действовать ЕС?

- ЕС намерен приостановить поток беженцев с Ближнего Востока, считая, что Турция здесь играет ключевую роль. От нее требуют усилить охрану границ с Грецией, предлагая взамен многомиллиардную финансовую помощь и всестороннюю политическую поддержку. Ни Брюссель, ни Берлин не станут оказывать давление на Анкару по курдскому вопросу. Напротив, Эрдоган получит полную свободу действий. Это весьма неблагоприятно. Несмотря на всю важность Турции в решении миграционного кризиса, Эрдогану следовало бы ясно сказать, что его действия ведут к политической и экономической катастрофе. Но ни со стороны НАТО, ни со стороны ЕС или Германии критика турецкого правительства, по крайней мере публичная, не слышна.

Наши блоги