УкрРус

Инициатор #ЯНеБоюсьСказать: флешмоб стал лакмусовой бумажкой

  • Инициатор #ЯНеБоюсьСказать: флешмоб стал лакмусовой бумажкой

Активистка и глава украинской общественной организации Studena Настя Мельниченко уже давно занимается гендерными вопросами и защитой прав женщин.

В интервью DW она рассказала, как возникла идея проведения флешмоба #ЯНеБоюсьСказать, и что изменилось в украинском обществе после этой акции.

- Ваш пост под хэштегом #ЯНеБоюсьСказати появился в Сети 5 июля. С тех пор многие женщины и даже мужчины поделились собственными историями о совершенном над ними насилии. Чего удалось достичь при помощи этого флешмоба?

- Результатом акции является то, что в обществе снова заговорили о ратификации Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями. - Ред.).

Одного из юристов нашей общественной организации Studena, которая, в частности, занимается реабилитацией ветеранов АТО, пригласили в рабочую группу, чтобы он помог разработать механизмы ратификации конвенции. Вопрос ратификации рассматривается уже 5 лет. Но ускорения в рассмотрении нет, потому что возникает впечатление, что нет такой проблемы. А эта акция показала, что проблема есть и что она требует немедленных действий.

Кроме того, после акции появилось много инициатив на эту тему, которых я раньше не видела, например, Playback Theater, когда люди проигрывают эти истории, запускаются фото- и видеопроекты на эту тематику. Были созданы разные группы в Facebook, где люди делятся своими историями, в том числе и анонимно. Меня добавили в одну из закрытых групп, если не ошибаюсь, кубинскую, где на испанском языке также делятся своими историями. На каком-то этапе я отпустила эту акцию, поняв, что нельзя нести ответственность за все, что происходит - она уже начала жить своей жизнью.

- А в вашей жизни эта акция что-то изменила?

- Я была очень удивлена масштабом акции. Недавно я открыла скрытые сообщения в Facebook и нашла там приветствия с Кубы, из Малайзии. Из Малайзии даже прислали статью об этой акции, чему я была очень удивлена. Также в Испании знают об этой акции. Обычно, когда говорят об этой акции, то почему-то имеют в виду именно российско-украинский флешмоб. Мне это непонятно и неприятно, потому что многие мне уже заявили, что я - "рука Кремля". На этой почве у меня даже испортились отношения с родственниками, которые тоже решили, что я являюсь "агентом Кремля".

- А почему, по вашему мнению, акцию начали называть именно российско-украинской?

- Потому что российская пресса - хоть я ей и не давала комментариев - все перекрутила на свой манер. Например, одна из российских газет, которой я вообще не давала комментариев, опубликовала мою фотографию и под ней поместила комментарии российских экспертов. Но психологически люди воспринимали это так, будто это я выражаю такое мнение: будто между Россией и Украиной война, но эта акция объединила наши страны. За этот месседж ухватились многие политтехнологи, и он прошел через много статей и передач. Я не имею ничего против россиянок и выступаю против насилия над любыми женщинами, но я против приписывания мне чужих слов.

- Пытались ли вы подсчитать, сколько людей приняли участие в акции?

- По моим подсчетам, несколько тысяч. В прессе часто пишут о нескольких сотнях, но на самом деле цифра намного больше. Поскольку мне приходят сообщения из Аргентины, с Кубы, из Испании, Швеции и других европейских стран, то я понимаю, что это очень широкомасштабная акция.

- Обращались ли к вам авторы других постов? Возможно, предлагали выступить с какой-либо инициативой?

- Ко мне обращались, в частности, женщины из Казахстана, которые решили делать подобную акцию. Они предлагали присоединиться к оргкомитету. В принципе, было много обращений. Но я эмоционально оградила себя, даже уехала туда, где нет мобильной связи, чтобы не принимать в этом участие - было тяжело психологически опять переживать это.

Через некоторое время, когда все уляжется, мы, безусловно, будем что-то делать. С девчонками из Studena мы уже собирались на стратегическую встречу организации и говорили о необходимости создать такой центр, который бы предоставлял не только приют, но и психологическую, юридическую помощь жертвам насилия, а также помогал им восстановить социальные связи.

- Некоторые люди в соцсетях предложили ответить женщинам зеркальным флешмобом с хештегом #бабаДінамо, назвав акцию "антимужицкой". Пытались ли вы переубедить кого-то из них?

- Эта акция стала лакмусовой бумажкой, которая показала - кто есть кто. Я принимала участие в подобной дискуссии и пыталась переубедить людей лишь дважды. Первый раз, когда один из известных украинских блогеров обвинил меня в том, что за эту акцию мне заплатил Кремль. Я пыталась объяснить, что в этом нет никакого смысла, но поняла, что дискуссию не имеет смысла продолжать.

Во второй раз я вступила в диалог еще с одним мужчиной. Он пытался доказать мою неправоту в том, что я пытаюсь рассказывать мальчикам о насилии, о необходимости защищать свои границы. Но через некоторое время этот мужчина написал пост с публичным извинением в том, что насмехался над этой акцией: он узнал, что у шестилетнего ребенка его лучшего друга тоже был подобный случай - с аниматором. Это его шокировало.

Место:
Наши блоги