УкрРус

Экс-соратник Пургина: "Русский мир" - это не любовь к России, это ненависть к Украине

Читати українською
  • Донецк, весна 2014 года
    Донецк, весна 2014 года

Личность бывшего "спикера народного совета" так называемой Донецкой народной республики Андрея Пургина, свергнутого в ходе переворота внутри террористического образования, продолжает привлекать внимание. Еще недавно в Минске он говорил от имени "донбасского народа", а 8 сентября, вернувшись из подвалов "МГБ", сообщил, что готов сложить мандат - чтобы продолжить заниматься "общественно-политической деятельностью" где-то в более безопасном месте, чем Донецк.

Перед возвращением Пургина ширилась версия, что его расстреляли и собираются выдать убийство за смерть в результате сердечного приступа. Преемник "главы народного совета" и один из его врагов - Денис Пушилин - был вынужден давать комментарии "ДНРовским" СМИ о том, что задержанный прекрасно себя чувствует в застенках "МГБ ДНР". Соратники, тем временем, вовсю обсуждали, что живой Пургин ни за что не предаст идеи "Новороссии". Провинился же тем, что пытался помешать мирному курсу на вталкивание "ДНР" в Украину, взятому в Кремле и у главаря "ДНР" Захарченко. Подстрекаемый некоторыми политиками в Москве, Пургин готовил референдум о присоединении Донбасса к России, что стало причиной его ареста.

"Обозреватель" поговорил с одним из бывших "ветеранов" пророссийского движения о личности опального лидера Андрея Пургина. И о том, кем и как создавалась "Донецко-криворожская республика", из которой выросло политическое крыло террористической "ДНР".

Денис Пушилин (слева), Андрей Пургин (справа)

Наш собеседник - боец одного из добровольческих батальонов с позывным Алабай. "Русский мир" увлек его в возрасте 16 лет и окончательно разочаровал к 21 году. К тому моменту антиукраинскую общественную организацию "Донецкая республика" запретил суд, а ее организаторами заинтересовалось СБУ, однако никто из сепаратистов наказан не был.

Рассказ Алабая "Обозреватель" предлагает от первого лица, с небольшими уточнениями.

-----------------------------------------------------------

"С фашистами в Донецке начали бороться в 2004 году, тогда я и познакомился с Пургиным. Мы оба входили в состав забастовочного комитета в палаточном городке на площади Ленина (палатки ставили за Януковича между турами выборов). Он оставил о себе мнение, как дико идейный человек и идеолог непонятной государственности. Тогда была истерия по поводу Оранжевой революции, и та же риторика, что и накануне "русской весны": американцы захватят, бендеровцы на подходе. А еще раньше, перед выборами, все бигборды в Донецке были залеплены Ющенко в форме офицера СС.

Андрей Пургин

Пургин не алкоголик, каким его выставляют – просто внешне непрезентабельный

Я его пьяным не видел ни разу, бывая у него дома. Около пяти лет общался с Пургиным довольно плотно. Он коммерсант средней руки, имел точки по продаже стройматериалов. Довольно образован. "Новороссия" - это было для него что-то вроде хобби. Евразийская идея, особый путь, русская цивилизация, великая империя - вот набор Пургина. В Донбассе ему виделось создание русского анклава в форме "Донецко-криворожской" республики. Люди много лет крутили у виска пальцем в ответ на его высказывания: "Че ты гонишь!", а чувак искренне в это верил. Он по-барски так реализовывал себя – при отсутствии детей, присутствии свободного времени и некоторых денег (бизнесом занималась жена).

Пургин сильно увлекался Дугиным (Александр Дугин – московский националист и идеолог "Новороссии", обвинявший Путина в предательстве "русской весны" - прим. ред). Он собрал до кучи социалистов, откровенных русских нацистов и дугинцев - всю пассионарную молодежь. И умудрялся балансировать между ними так, чтобы не набили друг другу рожу. Без дипломатии ему не удалось бы собрать и тех 50 человек, которые ходили на наши русские марши.

На волне противостояния Янукович-Ющенко в Донецке возникла куча мелких антиукраинских организаций, в каждой из которых состояло от 2 до 5 человек: областная молодежная организация "Союз рожденных революцией", "Мы" (крыло Партии регионов), "Славянская партия", "Союз ремесленников и предпринимателей" (Александра Хрякова), "Рух пыльных".

Потом примкнули сторонники Лимонова, филиалы его партии (национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова, который поддерживает террористов "ДНР" и "ЛНР" – прим.ред) были в Киеве, в Крыму, в Харькове и в Донецке. В 2004 году на Оранжевом майдане нацболы Лимонова были за Ющенко, а потом - за Украину без Ющенко (кстати, такая же неоднозначная деятельность была у организации Дмитрия Корчинского – он в 2004-м заигрывал с Натальей Витренко - проводил совместные акции антиоранжевого толка).

Все это болото бурлило и вылилось в движение "За Украину без Ющенко". На наклеечки "Украина без Ющенко" аполитичный донецкий народ смотрел с интересом. Так проявлялся низменный реваншизм людей, которые себя чувствовали униженными из-за того, что не победил "их" Янукович. В Донецкой области развит местечковый национализм и люди ассоциируют себя с политиком, представляющим их регион.

Из недр штаба проигравшего кандидата Януковича возник юродивый дедушка Александр Цуркан (ныне покойный). Именно у него родилась идея "Донецко-криворожской республики", и с этого момента началось самое интересное.

В агитационных материалах производства Цуркана говорилось о "восстановленной решением Совета народных представителей Донецкой федеративной республики", о погибших в борьбе за свободу Донбасса (кто здесь имелся ввиду – не знаю), и о нечистой силе - оранжевой чуме, которая под лозунгами демократии пришла с запада, чтобы уничтожить "святую нашу Донецкую Русь".

Над Цурканом, который говорил о "нечистой бандеровской силе" и называл себя "ангелом тьмы", смеялся даже Пургин. Безумный старец на полном серьезе говорил о "суперэтносе руссов" и "демократическом русизме", как идеологии этого "суперэтноса". Предлагал собрать армию бомжей, чтобы они воевали, но вот теперь мы видим, что эти его идеи по сути и реализовались.

Еще пару слов о наших карликовых вождях. Цуркан работал врачом, и к нему в больницу, в какую-то каморку, завозились листовки и транспаранты. Татьяна Дворядкина ("Союз рожденных революцией") - типичная тетка-активистка, которая занималась торговлей. Пургин – коммерсант. Барышников – преподаватель. Александр Хряков ("Комитет избирателей Донбасса") – смесь Ляшко и Жириновского, истеричка. Безработный, который занимался только общественной деятельностью, но у него был и офис, и секретарша - Партия регионов содержала его полностью. Тогда как Пургин часто вкидывал в наше "русское движение" свои деньги. Хотя он ездил к Дугину, был в постоянной связи с землячеством донецких в Москве и в Киеве, пытаясь с их помощью найти финансирование.

Александр Хряков (слева) и Сергей Барышников (справа).

Вот все вместе эти микроскопические вожди объединились под флагами "Донецкой республики" (название упростилось с "Донецко-Криворожской" до "Донецкой"). На собраниях говорили, что надо присоединиться к России, хотя аннексия на тот момент казалась невозможной. Тогда я впервые услышал: "Создадим автономию, проведем референдум и уже тогда присоединимся к России". Активисты организации, которых было не больше 20, считали себя преемниками Донецко-Криворожской республики 1918 года.

Именем товарища Артема, основателя этой республики, в Донецке, кстати, названа главная улица.

Позже присоединился еще Сергей Барышников (до войны работал на истфаке ДонНУ, был пойман на взятке, с приходом к власти террористов назначен "ректором университета ДНР", но весной "уволен" – прим.ред) – интересный мужичок, который преподавал политологию и загонял студентов на пророссийские акции обещанием поставить зачёт. В 2011-м под его началом эта пророссийская компания начала ездить в Ростов - под предлогом различных культурных мероприятий.

Но Пушкин и Толстой не интересовали "русомирцев". Весь их "русский мир" - это не березки и Пушкин, это не любовь к России. Это отрицание Украины, и все, что я там видел - ненависть ко всему украинскому. Там не было созидательных идей.

В нашей тусовке мелькали странные симбиозы - анархо-фашисты и православные коммунисты, поклонение Ильичу и имперский флаг Романовых. Любовь к Сталину и хождение с иконами сочетались.Ненависть к Украине была единственным общим знаменателем "русомирцев".

Все вместе донецкие "русомирцы" сплотились вокруг "Донецкой республики". По разным поводам ставили палаточные городки на центральной площади Донецка. В палатках никто не ночевал - это была одна видимость, а не реальная борьба. Раскачать донецкую публику оказалось невозможно.

В 2006-м наша общественная организация получила разрешение в горсовете на сбор подписей в поддержку референдума по созданию "Донецкой федеративной республики". Предполагалось, что, помимо собственно Донецкой области, она будет включать в себя территорию Запорожской, Днепропетровской, Луганской, Харьковской и Херсонской областей.

Но нам удалось собрать несколько сотен подписей, раздавая брошюры о "бандеровском фашизме ОУН-УПА" и повторяя за Пургиным и Цурканом, что "Украина – искусственное государство", "украинский язык – выдуманный", а "донецкий край – самодостаточный".

В 2007-м были еще поездки в Киев в Мариинский парк с флагами "Донецкой республики" мы митинговали в поддержку коалиции. А в 2007-м нами стало интересоваться СБУ, и я махнул рукой на это движение.

У следователей дальше душеспасительных бесед работа не пошла. Пургин преследований не боялся. Говорил, что

СБУ само было перепуганное, очень аккуратно относилось к нашей организации, понимая, что за учредителями есть сильная поддержка

Цуркан постоянно получал инструкции в офисе ПР. Мэры и губернаторы так не палились, чтобы открыто показать свою связь с нами, но встречи у Цуркана были и с ними, еще с 2004-го. Средние чиновники из местной власти с нами поддерживали постоянную связь. Мне запомнился один - Александр Бобков. В наших палаточных городках он чаще других появлялся (нардеп-регионал Александр Бобков считается одним из создателей "Оплота", весной 2014 агитировал за "ДНР", дружен с Захарченко и сейчас проживает в Донецке – прим.ред).

Дедушка Цуркан умер где-то в 2008-м. Жаловался, что ему СБУшники подбросили в квартиру ртуть, когда проводили обыск, но в отравление никто не верил. Примерно тогда же организацию запретили судебным решением, но "республиканцев" это не смущало: ну подумаешь – запретили одну организацию – создадим новую, изменив название.

Донецк, 2012 год, собрание "русофилов". Фото: pickalov.narod.ru

До зимы 2013-2014-го "Донецкая республика" занималась преимущественно прокламациями. И когда я слышу, что у нашей организации были тренировочные лагеря, мне смешно. Раздуть шумиху с подготовкой боевиков мог сам же Пургин - ради рекламы, а в реальности были какие-то разовые выезды за город с флажками, пивом и шашлычком.

На самый многочисленный русский марш пришли не больше ста человек, и я очень удивился – когда весной 2014-го увидел тысячу человек с триколорами и флагами "Донецкой республики". Потом понял, что нашу тему взяли на вооружение и довели до нужного момента.

Весной 2014-го я узнал о существовании Губарева – такого человека не было на наших акциях, и я не знаю, откуда он вылез. Хотя слышал, что он состоял в "РНЕ" Баркашова ("Русское национальное единство" - нацистская организация Александра Баркашова – прим.ред).

Павел Губарев (в центре фото)

Я, коренной житель Донецка, на днях вошел на сайт "Миротворец" и ужаснулся, обнаружив бывших знакомых. Все люмпены - один алкаш, бухал под ларьком, второй "торчок" – в "ДНР" они чины с медалями.

Автомат дал имя власть, забрать которую можно только если перестрелять, как бешеных собак

Поддержка "ДНР" среди местного населения определяется необразованностью, отсутствием доступа к информации и неспособностью к аналитическому мышлению. Убогие старушки, пребывающие в состоянии информационного шока, и упоротые совки - их самые активные сторонники.

"Новороссия" это не стремление к России, а стремление во вчерашний день, на фоне отторжения Украины. "Новоросс" - это маргинал, рожденный в совке.

Не скажу, что не верю в социальный лифт, но они и в этом лифте умудрились насрать

У меня есть знакомый по "Донецко-Криворожской республике", который был идейный сталинист, а теперь, когда общаемся по телефону, я вижу, как он превращается в "укропа" - говорит: "Здесь безумие!"

Донецк весной 2014 года.

К слову, этнических русских среди лидеров "Донецкой республики", кроме Пургина и не было. Он кичился сибирскими корнями, рассказывал, что предки занимались золотодобычей.

Но серьезность, с которой рассматривают его фигуру у Захарченко, устраивая из него мученика, удивляет. Поднять восстание внутри "ДНР" он не сможет – поддержка у него такая же, как и до войны, а город напичкан "Градами" и БТРами. Хотя я думаю, что сам он по-прежнему искренне верит в евразийство, и это уже подобие квази-религии. Хотя у чувака есть определенный ораторский дар - он классно говорит, но делаешь шаг в сторону, и понимаешь, что это бред".

----------------------------------

Наши блоги