УкрРус

Ксенофобия в Саксонии: в чем причина?

  • Ксенофобия в Саксонии: в чем причина?

На востоке Германии растет число случаев насилия в отношении беженцев. О серьезности ситуации говорит визит канцлера Меркель в Хайденау. Почему в Саксонии сильна враждебность к мигрантам?

За травлей беженцев в интернете следуют расистские акции и беспорядки на улицах немецких городов. Ксенофобские настроения усиливаются, в особенности на востоке Германии: в последнее время волна беспорядков прокатилась по саксонским городам Майсен, Фрайталь, Хайденау и Хойерсверда. В среду, 26 августа, канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) посетила Хайденау, где в последние дни правые экстремисты устраивали беспорядки, перераставшие в столкновения с полицией.

В 2014 году на восток Германии, где проживает всего 17 процентов населения страны, пришлась почти половина от общего количества совершенных в ФРГ актов насилия на почве ксенофобии (61 из 130). Судя по растущему числу беженцев и непрекращающимся нападениям на них, в 2015 году это число не сократится.

Несомненно, ксенофобские настроения в восточной части Германии разожгло антиисламское движение Pegida ("Европейцы-патриоты против исламизации Запада"). При этом не стоит забывать, что и на западе ФРГ совершаются поджоги зданий, в которых размещены беженцы, - например, в Баварии или в Баден-Вюртемберге. Но в Саксонии враждебность в отношении нелегальных мигрантов приобрела особую форму выражения.

Недостаточная интеграция самих немцев

На демонстрации выходят не только молодые националисты с пивом и пиротехникой, громко выкрикивая лозунги. К ним присоединяются обеспокоенные наплывом беженцев люди старшего поколения и молодые семьи. Эту тенденцию не следует недооценивать, считает психоаналитик и писатель Ханс-Йоахим Маац (Hans-Joachim Maaz). "Проблематику, которая вспыхивает вокруг ситуации с беженцами, нельзя сводить к небольшому числу радикалов", - предупреждает он в интервью DW.

Маац - автор книги "Gefuhlsstau" ("Не нашедшие выхода эмоции"), которая рассказывает о разочаровании жителей бывшей ГДР от того, что после воссоединения Германии не оправдались многие их ожидания. По словам писателя, эту тему в стране открыто обсуждать не любят. "На востоке Германии есть большое число людей, которые после воссоединения страны в 1989 году не смогли успешно интегрироваться", - рассказывает Маац, отмечая, что эта проблема переходит из поколения в поколение.

Такие обиды и душевные раны становятся питательной средой для гнева и ненависти, и соискатели убежища становятся объектом, на который выплескиваются эти чувства, считает Маац. Он указывает на то, что восточногерманские города не могут справиться с наплывом беженцев, и недостаточное обсуждение в обществе вопроса нелегальной миграции только обостряет проблему.

По мнению профессора Дрезденского института политологии при Техническом университете Дрездена Вернера Патцельта (Werner Patzelt), причиной страха перед иностранцами жителей Саксонии является привязанность последних к историческим корням. "Большинство саксонцев полностью идентифицируют себя со своей федеральной землей и хотят, чтобы все было снова так же хорошо, как до периода ГДР и до времен нацизма", - объясняет профессор. По его словам, местные жители боятся, что беженцы будут мешать новому подъему Саксонии, при этом многих пугают в особенности мигранты мусульманского вероисповедания.

Партия Меркель не дорабатывает

Долгое время саксонское правительство недооценивало - если не сказать игнорировало - проблему враждебного отношения к беженцам. С начала 2015 года тысячи сторонников движения Pegida выходили на демонстрации, скандируя ксенофобские лозунги.

Премьер-министр Саксонии Станислав Тиллих (Stanislaw Tillich) в ответ на то, что канцлер ФРГ Ангела Меркель повторила слова бывшего президента Кристиана Вульфа (Christian Wulff), заявившего, что "ислам - это часть Германии", подчеркнул, что "это не означает, что ислам - это часть Саксонии". В 2014 году после земельных выборов в саксонский ландтаг прошла право-популистская партия "Альтернатива для Германии" (АдГ), выступающая за ужесточение миграционной политики.

Политолог Патцельт считает, что Христианско-демократический союз (ХДС), который возглавляет Ангела Меркель, слишком мало делает для того, чтобы привлечь наиболее перспективных политиков правого толка к работе в каком-либо другом, нерадикальном политическом лагере. "Сначала ХДС оставила свободным пространство для действий Национал-демократической партии Германии (НДПГ), потом - АдГ", - посетовал Патцельт в интервью агентству dpa.

"Упущение нашего прошлого"

Еще до последних беспорядков в Саксонии глава дрезденского офиса немецкого еженедельника Die Zeit Штефан Ширмер (Stefan Schirmer) высказал мысль об отделении земли от ФРГ.

"На протяжении нескольких месяцев Саксония - самая непривлекательная федеральная земля Германии. Она попадает в заголовки СМИ из-за движения Pegida, правого экстремизма и нападений на беженцев. Не пришло ли время для Saxit (сокращение от "Sachsen" - Саксония и "exit" - выход. - Ред.) - выхода Саксонии из ФРГ?", - написал Ширмер в комментарии для Die Zeit.

Политический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung Штефан Локе (Stefan Locke), напротив, называет абсурдным "предположение о том, что саксонцы более враждебно настроены по отношению к иностранцам, чем жители остальной Германии". В статье, которая появилась еще до беспорядков, журналист отмечает "большую готовность саксонцев помогать беженцам".

Психоаналитик Ханс-Йоахим Маац считает, что рассматривать проблему на примере определенных регионов - важно, но не стоит при этом преуменьшать ее значение. Правый радикализм является не специфическим восточногерманским вызовом, а общенемецким и европейским "упущением нашего прошлого", уверен Маац.

Наши блоги