УкрРус

Правозащитники о решении ВС РФ: Засекречивать потери - это нонсенс

  • Правозащитники о решении ВС РФ: Засекречивать потери - это нонсенс

ВС РФ признал законным указ президента о гостайне. DW попыталась выяснить, какое влияние президентский указ и решение Верховного суда могут оказать на ситуацию с правами человека в России.

Верховный суд России в четверг, 13 августа, признал законным подписанный в конце мая президентом Владимиром Путиным указ о внесении изменений в перечень сведений, составляющих государственную тайну. В нем сказано, что к государственной тайне отнесены сведения о потерях личного состава Минобороны РФ в военное время, а также "в мирное время в период проведения специальных операций". Такое постановление суд принял в ответ на жалобу журналистов и правозащитников, посчитавших, что президент не имел права ограничивать доступ общества к информации о фактах гибели российских военнослужащих. DW попыталась выяснить, какое влияние президентский указ и решение Верховного суда могут оказать на ситуацию с правами человека в России.

"Дымовая завеса" для операций на Украине?

Решение Путина приведет к еще большей закрытости армии, считает глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева. "Если человек погиб в мирное время по вине своего командира или во время операции по обезвреживанию запасов взрывчатых веществ на складах, что, общество не вправе требовать правды о том, что произошло? Мы имеем право знать, что там происходит", - заявила Алексеева "Интерфаксу".

С резкой критикой президентского указа выступил и Комитет по защите журналистов. В нем уверены, что президент пытается заставить замолчать журналистов, ведущих расследование потерь российской армии в ходе украинского конфликта. "Мы призываем президента Владимира Путина прекратить создавать "дымовые завесы" и позволить СМИ делать свою работу, состоящую в том, чтобы информировать людей в России, Украине и во всем мире о реальных событиях в регионе", - говорится в официальном обращении организации.

Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова полагает, что понятие специальных операций вообще не должно применяться к армии. "Армия не может совершать секретных операций. Для этого нужны специальные подразделения", - заявила она в интервью DW. Мельникова убеждена, что обычные солдаты к спецоперациям не могут иметь никакого отношения.

Похороны псковских десантников станут секретными

Что побудило журналистов и правозащитников оспорить указ президента? Об этом DW рассказал корреспондент "Новой газеты" Павел Каныгин - один из девяти граждан, подставивших свою подпись под обращением в Верховный суд. Он убежден, что решение Владимира Путина серьезно осложнит работу журналистов в зонах конфликтов.

В качестве примера Каныгин приводит свои публикации об Александре Александрове и Евгении Ерофееве, которые были захвачены украинскими спецслужбами на территории Луганской области. "Теперь неясно, имею ли я право писать о них", - говорит журналист. "Эти люди открыто заявляют, что являются бойцами ГРУ и участвовали в спецоперации вооруженных сил России на территории Украины. При этом они были ранены и захвачены в плен, то есть могут считаться потерями личного состава", - поясняет Каныгин. Он опасается, что публикации о подобных случаях теперь могут рассматриваться властями как разглашение государственной тайны.

В вопросе о потерях есть и моральный аспект, считает журналист. Людские потери в мирное время - неминуемая составляющая любых конфликтов, и общество имеет право о них знать. "Где кого похоронили, куда кого ранили - любая такая информация теперь будет скрыта, будет находиться под грифом секретности. Обычные граждане, журналисты и даже родственники военных не смогут узнать правду", - говорит Каныгин.

С ним полностью согласен и депутат законодательного собрания Псковской области Лев Шлосберг, который первым поднял тему секретных захоронений российских солдат, погибших на востоке Украины. Выступая в Верховном суде, он обратил внимание на общественную опасность указа президента, вспомнив трагедию, случившуюся 15 лет назад с подлодкой "Курск". "Сейчас все СМИ вынуждены были бы молчать об этом", - цитирует его слова РБК. Шлосберг также напомнил суду о гибели псковских десантников, по официальной версии якобы погибших на учениях рядом с российско-украинской границей: "На их похороны приходили сотни людей, в том числе дети, родственники, одноклассники. Получается, они стали носителями гостайны. Как этот указ будет применяться по отношению к ним?"

"Засекречивать потери - это нонсенс"

Член президентского Совета по правам человека Сергей Кривенко называет указ президента Путина правовым нонсенсом. Вооруженные силы - это не диверсионные подразделения и создаются открыто для обороны государства. "Они формируются из общества и должны быть ему подконтрольны", - заявил правозащитник корреспонденту DW. "Засекречивать любые потери - даже в военное время - это возврат к СССР, противостоянию со всем миром. И отрадно, что граждане обратились в Верховный суд", - пояснил он.

Кривенко считает, что даже в случае применения указа президента журналисты и правозащитники не должны нести ответственности за разглашение сведений о потерях среди военнослужащих. "Секретность должны соблюдать должностные лица, которым доверена государственная тайна, а не журналисты и общественные деятели", - пояснил он. Но так должно было бы быть в нормальном государстве. В России, говорит Кривенко, все сложнее. "Секретность - один из инструментов запугивания общества. Я знаю многих журналистов, которые сняли свои публикации из-за риска быть обвиненными в разглашении гостайны", - отметил он.

Опасения общественности не лишены оснований. Действующая редакция российского уголовного кодекса предусматривает наказание за разглашение секретных сведений не только теми людьми, которым они были доверены, но и теми, кому они стали известны "по службе, работе, учебе или в иных случаях".

Наши блоги