УкрРус

НКО или НПО: чего хотят авторы законопроекта о нежелательных организациях?

  • НКО или НПО: чего хотят авторы законопроекта о нежелательных организациях?

Эксперты ломают голову над принятым Думой в третьем чтении законопроектом о нежелательных иностранных организациях. По их мнению, цель законопроекта - преследование НКО.

Во вторник, 19 мая, Госдума приняла в третьем чтении законопроект о нежелательных в России иностранных и международных организациях. И хотя работа над ним продолжалась полгода, некоторые формулировки по-прежнему ставят в тупик как юристов, так и тех, кого новые нормы могут коснуться.

Изменения в действующее законодательство

Официально принятый в третьем чтении законопроект за номером 662902-6 имеет вполне непримечательное название - "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Поправки, среди прочего, вносятся в вызвавший бурные дискуссии закон № 272, одобренный в декабре 2012 года в ответ на принятие в США "акта Магнитского".

Напомним, что закон № 272 предоставил российским властям возможность приостанавливать деятельность некоммерческих организаций (НКО), которые участвуют в политической деятельности на территории РФ и безвозмездно получают денежные средства или имущество граждан или организаций США либо осуществляют на территории РФ деятельность, представляющую угрозу интересам РФ.

Кроме того, одна из статей закона № 272 запретила усыновление детей, являющихся гражданами РФ, американскими гражданами, за что в СМИ закон стали называть "законом Димы Яковлева" (двухлетний мальчик, российский гражданин, погибший в результате несчастного случая через несколько месяцев после усыновления гражданами США. - Ред.).

Административная и угловная ответственность

Инициаторами внесения поправок в "закон Димы Яковлева" выступили депутаты Госдумы Александр Тарнавский ("Справедливая Россия") и Антон Ищенко (ЛДПР). Одна из поправок, в частности, позволяет признавать "нежелательной" деятельность иностранной или международной неправительственной организации, если такая деятельность представляет "угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства".

Организация, деятельность которой признана нежелательной, не сможет проводить митинги и публичные мероприятия, распространять свою информацию (в том числе в интернете), получить кредиты в российских банках, ее сотрудникам может быть запрещен въезд на территорию РФ. Решение о том, какие организации следует считать нежелательными, будет принимать Генпрокурор РФ по согласованию с МИДом.

Кроме того, за участие в деятельности организации, признанной нежелательной, предусмотрена административная ответственность: для физических лиц - штраф до 15 тысяч рублей, для юридических - до 100 тысяч. За неоднократное нарушение административной статьи грозит уголовная ответственность вплоть до лишения свободы сроком на 6 лет.

Чем отличается НКО от НПО

На первый взгляд, вносимые в закон № 272 поправки даже смягчают его: ранее он предусматривал лишь один инструмент воздействия на НКО - приостановление их деятельности. Но тут возникает логический парадокс, который и ставит в тупик экспертов: в законе № 272 говорится именно о некоммерческих организациях, а в поправках к нему - о неправительственных.

Термина "неправительственная организация" в российском праве не существует, указывает политолог, доцент РАНХиГС Екатерина Шульман: "У нас есть только термин "некоммерческая организация", и именно на правовое регулирование в сфере НКО есть несколько ссылок в новом законопроекте". Но из его текста неясно, идет ли речь только об НКО или о бизнес-структурах тоже.

"Запрет на операции коммерческих структур требует другой процедуры, за нее отвечают другие ведомства", - напомнила Шульман. При этом о каких-либо законах или органах власти, регулирующих деятельность коммерческих структур, в тексте нового законопроекта не упоминается, отметила политолог.

Опыт западных демократий

Тем не менее депутат Александр Тарнавский подтвердил DW, что авторы законопроекта имели в виду в том числе и иностранный бизнес. Депутат указал на то, что США и ЕС приняли санкции против российских нефтяных и финансовых компаний. "Россия так же может применять санкции, - заявил депутат. - Это превентивная мера, но такой инструмент у российской власти должен быть".

Тарнавский отказался назвать конкретные компании, которые может затронуть новый законопроект, добавив, что может себе представить его применение в случае, например, как он выразился, нефтяного заговора против России. Принимая новый законопроект, Россия, по словам депутата, "использует опыт западных демократий".

Депутат Дмитрий Гудков, голосовавший против принятия поправок, уверен, что они вредны для экономики РФ. "В условиях рецессии законопроект бьет по инвестиционному климату. Инвесторы вряд ли рискнут вложить деньги в страну, где их деятельность может быть приостановлена без суда, одним решением прокурора", - объяснил депутат в интервью DW.

Мутная формулировка - свобода правоприменителя

Все опрошенные DW эксперты согласны с тем, что напрямую в тексте сфера действия нового законопроекта не описана. "Употребляемая там терминология обозначает неизвестно что, - посетовала Екатерина Шульман. - Цель этой неопределенности понятна: мутная формулировка - залог свободы правоприменителя". В то же время политолог полагает, что, поскольку очевидная цель поправок - преследование НКО, к коммерческим структурам они, скорее всего, применяться не будет.

Юрист консалтинговой компании Tenzor Consulting Group Людмила Рулева указывает и на другую неясность в законопроекте: по ее мнению, в тексте названы "лишь обобщенные критерии отнесения деятельности к нежелательной, отсутствует конкретизация и четкий механизм признания ее таковой". Фактически вопрос будет решаться по усмотрению Генпрокуратуры РФ и МИДа, полагает Рулева.

Акт запугивания

Программный директор московского бюро международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина уверена, что новый законопроект написан в первую очередь не для иностранных, а для российских граждан. "Международные некоммерческие организации в России и так достаточно уязвимы, - признала Локшина в интервью DW. - Для того, чтобы закрыть их представительства, отдельный закон не нужен - это делается одним росчерком пера в Минюсте".

Таким способом было закрыто российское отделение Международной кризисной группы, напоминает правозащитница: "Им просто пришло по почте письмо, в котором говорилось, что организация лишилась регистрации. Они узнали об этом постфактум".

То же самое касается запрета на въезд в РФ: "Для того, чтобы по требованию ФСБ внести иностранного гражданина в "черный список" невъездных, не нужен отдельный закон", - объясняет Локшина. По ее мнению, новый законопроект нацелен прежде всего на российские организации и российских активистов.

"Участием" в деятельности нежелательной организации теоретически может быть признана любая форма сотрудничества - будь то распространение материалов в соцсетях или участие в международных мероприятиях", - подчеркивает Локшина. И добавляет, что главная цель закона - это запугивание: "Некие организации будут запрещаться как нежелательные, а под санкции будут попадать российские граждане".

Наши блоги