УкрРус

"Моя собака кричала от боли, как человек": как догхантеры убивают наших любимцев

Читати українською
  • "Моя собака кричала от боли, как человек": как догхантеры убивают наших любимцев | фото 1
    1/6

В последнее время в Украине в очередной раз активизировались догхантеры. Циничное убийство животных в приватном приюте в Киеве на Воскресенке, как месть зоозащитикам за акцию протеста; жестокий расстрел и отравление собак, обитавших на территории промышленного предприятия на Осокорках; шокирующее истребление свыше 150 стерилизованных, чипованных собак в маленьком Ирпене (об этом сообщает на своей странице в Facebook зоозащитница Ирина Мурга).

Обострилась ли проблема? Нет. Она просто вскрылась. Отсутствие ясной позиции государства в вопросах защиты прав животных их хозяев и опекунов давно развязало руки живодерам, называющим себя догхантерами. Законодательство не работает, уголовные дела против догхантеров не возбуждают, даже если их ловят за руку.

Догхантеры в Украине действуют открыто, вербуют сторонников, занимаются пропагандой насилия, заявляют о своих взглядах в СМИ, объявляют акции "по зачистке территорий" через сайт. "Обозреватель" попытался разобраться, почему они остаются безнаказанными?

Прости, я виновата

"Если бы я верила в судьбу, то сказала бы, что появление лабрадора Баси в нашем доме – провидение в чистом виде, - рассказывает Ольга М., топ-менеджер одной из киевских компаний. - Случайное приглашение в гости, облепившие нас открыточные щенки, и муж внезапно растаял со словами: "Мы давно обещали собаку дочке!"

После оформления всех документов – прививки, ветпаспорт, регистрация КСУ, я ахнула: дочь и собака родились в один день, только в разные годы.

Лабрадор в семье – это счастье и море любви. Она спасала нас "тонущих" в реке и ныряла за игрушками, соглашалась на любое "искать", "принеси", "футбол". С ней обожали общаться дети, и не только наши, это же было весело. Знаю тех, кто, играя с ней, научился не бояться собак. Такая вот психотерапия.

В семье шутили, что единственный риск от нашего лабрадора - "быть зализанным до смерти". И порода из серии "друг человека", и школа послушания (программа "Животные в городе") за плечами.

собака

Отравили нашу девочку этим летом на привычной утренней прогулке в тихом парке в центре города, где по определению нет бездомных собак. В тот день она только раз осталась без присмотра: набирали воду из бювета и привязали, чтобы никому не мешала. Тогда, скорее всего, она и проглотила отраву. Ей уже стукнуло 10, и я хотела подарить ей счастливую старость...

Когда у Баси подкосились ноги, и она с виноватым видом упала на пол в первый раз, я почему-то сразу отчетливо поняла: "Это все. Отравили". Первый звонок ветеринару – первые рекомендации, первые уколы. Промыть желудок не удалось, начались судороги. Это потом я узнала, что судороги бывают такой силы, что у собак крошатся зубы. У моей только шла кровавая пена.

собака

Около часа нескончаемого леденящего ада. Она не выла, она орала от боли, по-человечески. И билась, билась. У меня на глазах погибал любимый член семьи, а я уже не могла ей помочь. Я оказалась не готова к атаке догхантеров на безопасность и счастье моего маленького мирка. Корю себя за это ежедневно.

Единственный шанс на спасение я потеряла, когда не потащила ее сразу же в ветклинику. Я все время вспоминаю глаза своей собаки: "Прости, виновата, но ты же поможешь?" И больше не могу видеть лабрадоров – плачу, я не спасла своего друга".

Сделано в СССР

Догхантерство – феномен постсоветского пространства (и Болгарии). В других странах не зафиксировано.

Технология массового убийства животных с помощью антибиотика изониазид (которым лечат людей от туберкулеза) придумана и опробована в России. К изониазиду добавляют другие лекарства, предупреждающие рвтору - чтобы собаку не стошнило сразу после попадания яда в желудок.

В Украину эту садистскую технологию "экспортировали" в 2011 году. Сюда приезжали российские догхантеры, которые обучали местных, как приготовить и где разбросать отраву. Это хорошо организованное разветвленное сообщество, у которого есть собственный сайт Вредителям.Нет (http://vredy.site/). В закрытой части сайта публикуются объявления об "акциях", то есть убийствах.

Мифы и правда

Догхантеры утверждают: "Мы убиваем только агрессивных и бездомных". Но зафиксированы многочисленные случаи гибели домашних животных, уничтожение тех, кого уже забрали с улицы. В апреле 2015 года в селе Лисовичи Вышгородского района Киевской области живодеры сожгли приют, в котором заживо сгорели более 70 собак.

"Изверги сожгли приют для животных и убили более 70 невинных существ, - написала волонтер Яна Ренк на своей странице в Facebook. - Приют "Rifugio", который построили силами итальянцев, и где каждое животное получало все необходимое, работала система пристройства животных в семьи в Италии и помощи нуждающимся. Все уничтожено. Вольеры облили горючей смесью и подожгли".

белки

Фото: страница Анны Працюковой в Facebook

В 2016 году в Ирпене и в Киеве яд забрасывали во дворы частных домов, а в Голосеевском парке были расстреляны белки.

Один из месседжей, манипулятивно используемых догхантерами: "А что если собака укусит ребенка?". Да, такое теоретически может случиться. Но разбросанные по улице или, скажем, в песочнице антибиотики, которые может случайно съесть маленький ребенок, безусловно опасны, их передозировка может привести к очень серьезному отравлению: проблемам с печенью, нервной системой, блокировке зрительного нерва.

Догхантеры тщательно культивируют миф о гуманности используемого метода убийства: "Умирая, собаки не чувствуют боли". Это опровергают ветеринары.

"Изониазид очень быстро, за 15 минут, всасывается в кишечнике, попадает в кровь, проникает в мозг через гематоэнцефалический барьер и вызывает серьезные нарушения в работе центральной нервной системы, - говорит ветеринар Галина Черничко. - Изониазид блокирует центр дыхания, поэтому собака начинает задыхаться; поражает зрительный нерв, поэтому животное слепнет, из-за этого сильно пугается, и у него начинается тахикардия (ускоренное сердцебиение); происходят судороги; лопаются кровеносные сосуды в желудке и легких, из-за чего животное чувствует сильную боль".

догхантер

Отравленная колбаса. Фото: страница группы "Борщагівська Рада" в Facebook

Что делать, если вашу собаку отравили?

Первые симптомы отравления: беспокойство, сильное слюнотечение; рвота. Потом собака теряет зрение и начинает метаться, не понимая, что случилось с окружающим миром.

При появлении первых же симптомов дайте животному антидот: растолките 1-2 таблетки гидазепама или феназепама (это успокоительное и миорелаксант) и высыпьте порошок ей в рот. Он всосется через слизистую.

Сделайте укол витамина В6 (он позитивно влияет на нервную систему). Но лучше внутривенно, и дозы должны быть большими (до 20-50 мл витамина B6, тут передозировки быть не может).

Если удастся, промойте собаке желудок и/или сделайте клизму, лучше всего - с энтеросгелем (энтеросгель развести в теплой воде).

"К сожалению, изониазид фактически продается без рецепта (точнее, он не относится к группе строгих рецептурных препаратов), а гидазепам и феназепам - только по рецепту, - говорит Галина Черничко. - Так что каждому собачнику желательно как-то заранее запастись этим препаратом. Но лучше, конечно, чтобы изониазид, имеющий массу побочных эффектов на человека, полностью запретили продавать без рецепта".

Конвенция не работает

В 2013 году Украина ратифицировала Европейскую конвенцию по защите прав домашних животных. В ней регламентированы принципы содержания, разведения животных, использования их в коммерческих целях, правовой режим функционирования приютов и т.д.

догхантер

Одна из собак, убитых на Осокорках в Киеве в сентябре 2016 г. Фото: страница Комиссии по вопросам защиты животных при Департаменте благоустройства КГГА в Facebook

Конвенция предусматривает, что уменьшение количества беспризорных животных должно осуществляться гуманным способом, без боли, страдания и унижения, а отлов должен проводиться с причинением минимальных физических страданий животным. Кроме того, присоединившиеся страны обязуются рассмотреть возможность постоянной идентификации собак и кошек с помощью специальных методов (например, татуирования), и ведения реестра животных вместе с фамилиями и адресами их собственников.

Однако в реальности эти механизмы в Украине не работают. Проблема бездомных животных не решается. Чем и пользуются догхантеры. Они апеллирует к естественному человеческому страху, декларируют благородные цели: "защитить людей". На самом деле, догхантерство является одним из элементов коррупционного криминального бизнеса на смерти животных.

"Возникает впечатление, что догхантеры нужны власти, потому что они "решают" проблему, - говорит Вита, волонтер, которая предпочла не называть свою фамилию из страха перед местью догхантеров. - До 2015 года на программы снижения популяции бездомных животных в стране выделялось до 2 миллионов долларов в год. Куда пошли эти деньги? Почему до сих пор не закрыт сайт, пропагандирующий насилие?

Вместо того, чтоб устранять причину появления бездомных животных: инвестировать в регистрацию, чипирование домашних любимцев, налаживать контроль над разведением, ужесточать законодательство за негуманное обращение с животными, пояснять важность стерилизации, - наши администрации просто позволяют "дохам" убивать невинных животных. Я уже не говорю о бизнесе, который на убийствах построили дворники, получающие "премии" за очистку территории от животных".

Никто не ловит за руку

Важная причина процветания догхантерства в Украине – безнаказанность. "Максимальное наказание за жестокое убийство животного предусматривает до двух лет ограничения свободы или штраф в размере 50 необлагаемых минимумов (не более 850 грн), - комментирует Андрей Руденко, адвокат, координатор инициативы "Коло Правозахист".

догхантері

Так отреагировали на убийство 150 собак в Ирпене подписчики догхантерского сайта

Но даже такого наказания добиться очень трудно. Чтобы зафиксировать преступление, надо поймать живодера за руку на месте преступления, вскрыть труп собаки, провести экспертизу яда. Эти составляющие способствуют расследованию и доказательству вины. Но заниматься этим готовы далеко не все. Среди полицейских, к сожалению, также встречаются живодеры. И случаи отравления блокируются на стадии фиксирования фактов".

Чтобы против догхантера открыли делопроизводство, требуется не только особое везение (ведь догхантеры, разбрасывая яд, стараются не привлекать к себе внимания, они знают, что их деятельность противозаконна). Нужно еще выложить 1000 грн за экспертизу, убедить полицию оформить нарушение и долго ходить на акции протеста. А в результате преступник может отделаться всего 800 грн штрафа! Как вы думаете, как много людей обращаются в полицию?

"Два известных украинских догхантера, которые не скрывают свою преступную деятельность, - юристы, Ирина Кременовская и Алексей Святогор, - говорит зоозащитница Татьяна Шевцова. - Я не понимаю, как такое может происходить. Живодерство попадает под УК, но оба идеолога этого движения работают в Институте экономико-правовых исследований НАНУ. У одного из них в активе учебные пособия для прокуратуры и по конституционному праву. Преступник, разрабатывающий учебные пособия для правовиков? А как же европейские ценности?".

Проблема выбора

Бездомные домашние животные на улицах – это не выбор животных, а результат деятельности человека. В Украине до сих пор принято выбрасывать на улицу неугодных: новорожденных, состарившихся, надоевших. Люди сами себе постоянно создают проблему, которая требует решения.

Догхантеры ратуют за "утилизацию", а зоозащитники направляют усилия, чтобы снизить количество бездомных гуманными методами.

Чтобы не заканчивать на пессимистической ноте, нужно добавить, что государство все-таки тоже принимает участие в решении проблемы. Например, в Киеве при КП "Притулок для тварин" работает программа по отлову и бесплатной стерилизации бездомных кошек и собак. И хоть работа организации пока далека от совершенства, но зооактивисты трудятся над ее улучшением.

Наши блоги