УкрРус

Комментарий: Этика выеденного яйца, или Что дозволено журналисту в соцсетях

Пост ведущего "Эха Москвы" Александра Плющева в Twitter о гибели Александра Иванова чуть не закончился увольнением. По просьбе DW Плющев размышляет об этических нормах для журналистов в социальных медиа. На фоне возрождения лучших пропагандистских традиций СССР и содержательно-стилистического возврата многих российских СМИ к временам застоя разговор об этических кодексах журналистов в соцсетях выглядит примерно как дискуссия о необходимости поддерживать чистоту и образность речи во время уличных боев с наступающим противником. Не то чтобы я сравнивал ситуацию в стране с войной, но смотрите сами: на страницах общенациональной газеты выражается сожаление, что из предков либералов нацисты не наделали абажуров; по телевизору показывают сфабрикованные сюжеты и фильмы, которые ложатся в основу политического преследования оппозиционеров; в СМИ идет полномасштабное шельмование и травля неугодных. Журналисты одного прогосударственного телеканала и интернет-издания чудесным образом достают прослушки критиков режима и всегда вовремя оказываются рядом с полицейскими, когда те задерживают оппозиционеров. Этика -понятие растяжимое Да-да, конечно, самое время обсудить этические принципы поведения журналистов в соцсетях! Эта дискуссия не возникла, когда журналист общенациональной газеты следующим образом прокомментировал кончину Валерии Новодворской: Этот твит до сих пор висит на своем месте. Никто и не подумал заводить разговор о какой-то этике в Сети, когда депутат Госдумы Ирина Роднина запостила в Twitter расистскую картинку. Гром грянул только тогда, когда речь зашла о высоком государственном чиновнике. И тема сразу же стала актуальной. Один из главных аргументов - стандарты, принятые на этот счет в зарубежных СМИ. Лилиан Ландор, глава языковых служб BBC, так комментирует стандарты поведения журналистов медиакорпорации в соцсетях: "Журналисты BBC могут участвовать в онлайн-форумах, где обсуждаются вопросы кулинарии, лечения рака или даже секса? Конечно, да. Могут ли они участвовать в онлайн-форумах, где можно высказать свое предпочтение той или иной партии, обозначить свой политический выбор? Конечно, нет". Любой вопрос может стать политическим В российских условиях - при отсутствии реальной политики и политических сил - практически любой вопрос может стать политическим, даже, как я теперь знаю по собственному опыту, вопрос о свидетельствах существования Бога. Спросите у неправительственных организаций, которым приклеили или пытались приклеить ярлык "иностранного агента", что именно в их случае сочли политической деятельностью. Наблюдение за выборами, благотворительность, разведение аистов? Считается ли в Великобритании, например, выступление в поддержку соблюдения закона политическим? В России - считается, причем не просто политическим, а оппозиционным. Радиостанцию, на которой я работаю, чаще всего называют именно оппозиционной - только потому, что здесь можно услышать разные точки зрения, в том числе и прямо противоположные той, которая днем и ночью без всякой альтернативы выливается на головы россиян с экранов телевизоров. Журналистика как профессия в России переживает не самые лучшие времена, часть коллег не может найти постоянную работу, на которой не пришлось бы торговать принципами. Многие нашли если не монетизацию, то хотя бы применение своим талантам в блогах, соцсетях и собственных проектах. На фоне фактического запрета на профессию действительно самое время поговорить об этике журналистов в соцсетях. СМИ - это тоже бизнес Вообще в России практически никогда не называют истинных причин тех или иных решений. Так, например, в случае с "законом Димы Яковлева", запрещающим усыновление российских детей американцами, предпочитали не говорить, что российских сирот запирают в отечественных детских домах только потому, что надо как-то ответить на "акт Магнитского". Примеров таких можно найти множество, и сетевая этика - один из них. Правила поведения сотрудников многих западных изданий в соцсетях вызваны объективными и открыто обсуждаемыми причинами: подозрения в необъективности, нанесение ущерба компании, возмущение ощутимой части аудитории и так далее. Но в России все это, мягко говоря, мало кого волнует. Вот, например, совсем свежий (26 ноября) твит коллеги из общенациональной газеты: Этот твит никто и не думал удалять или извиняться за него. Признаем честно, СМИ - как и любой другой бизнес, кстати, - самым главным, если вообще не единственным серьезным риском считает недовольство со стороны властей или отдельных чиновников. Причем негласное недовольство для бизнеса подчас страшнее гласного. Именно поэтому разговор о правилах зашел только тогда, когда возникли претензии "сверху". Отсюда и вывод: что ни напиши в этих гайдлайнах для журналистов, все окажется не о том. И либо нужны расплывчатые формулировки, позволяющие работодателю считать нарушением морально-этических норм все, что ему взбредет в голову, либо придется признать задачу невыполнимой. Ну ведь реально не установишь же: "Пишите, что хотите, но начальство не трогайте". Интернет - последний островок плюрализма Джинн дискуссий в единственном по-настоящему свободном пространстве не вылетал из бутылки - он просто там и не был никогда. И тем не менее сейчас его пытаются туда загнать. И это вдвойне трудно. Журналисты, в том числе и с помощью своих личных аккаунтов, играют не последнюю роль в сохранении плюрализма и многополярности, присущих любому здоровому обществу. Выбить их оттуда - забить еще один гвоздь в крышку гроба свободы слова в России, гарантированной 29-й статьей Конституции России. Поэтому, вместо того чтобы изобретать этические кодексы, на мой взгляд, редакциям нужно набраться смелости заявить, что личные аккаунты журналистов в соцсетях находятся вне их служебных обязанностей, а, соответственно и вне сферы ответственности СМИ. При этом достаточно обязать журналиста прописать в профиле, что его личный аккаунт отражает персональную точку зрения и к работе не имеет никакого отношения. А вернуться к правилам поведения журналистов в соцсетях можно всегда. Например, после того, как интернет перестанет быть по сути единственной резервацией для, возможно, не всегда этичного, но обмена мнениями. Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер. Постоянный ведущий радиостанции "Эхо Москвы".

Наши блоги