УкрРус

Кадыров установил в Чечне предельную форму путинской стабильности - журналист

  • Кадыров установил в Чечне предельную форму путинской стабильности - журналист

Новогодние новости из Грозного добавляют красок в и без того мрачный портрет Рамзана Кадырова - от публичных унижений своих оппонентов он перешел к угрозам их родственникам, пишет Олег Кашин в комментарии для DW.

"Куда катится мир? Я пытаюсь понять, что происходит с миром и людьми. Почему они стали такими странными? Появилась профессия вечно недовольных всем, что есть на свете. Стоит что-то сделать благое, кому-то помочь, и сразу начинается, почему так, а не вот так, почему на улице день, а не ночь?" - рассуждает в своем Instagram Рамзан Кадыров.

Вообще-то считается, что тоталитаризму свойственна информационная изоляция от остального мира. Именно поэтому опыт кадыровской Чечни в этом смысле можно считать уникальным. Благодаря социальным сетям, в том числе аккаунту самого чеченского лидера, мы можем наблюдать за происходящим в Чечне в режиме реального времени, как если бы речь шла не о самой жестокой постсоветской диктатуре, а о каком-нибудь модном стартапе из Кремниевой долины.

Шокирующие новости никого не шокируют

Народ, всего полтора-два десятилетия назад переживший кровавую войну на уничтожение, на наших глазах погрузился в мрачнейшее средневековье, каждая новость из которого оказывается подкреплена фотографиями, видео и комментариями самого диктатора, которому явно нравится вести себя так, как будто он простой пользователь социальных сетей.

"Куда катится мир?" - спрашивает он, а потом его оппонент в трусах бежит по беговой дорожке, оскорбляя себя, а женщина, которая выступила с публичной критикой местных властей, сидит, потупившись, слушая, как ее муж просит за нее прощения у падишаха-блогера.

Из последних новостей - обещание Рамзана Кадырова наказать живущих в Чечне родственников эмигрантов, которые митинговали в Вене против публичных унижений, ставших в кадыровской республике традицией. Фактически речь идет о взятии этих людей в заложники. И тем не менее, было бы преувеличением сказать, что такие новости кого-то в России шокируют. Вероятно, это тоже следствие "информационной открытости" чеченского инстаграм-халифата - когда зло творится каждый день на глазах миллионов наблюдателей, трудно относиться к нему как к злу, замыливается глаз, и самые шокирующие новости воспринимаются как должное.

Перед нами - граждане России

Но даже те в России, кто еще не научился спокойно относиться к управленческому стилю Рамзана Кадырова, стараются в потоке мрачных новостей из Чечни не замечать самого главного. Человек в трусах, который говорит на камеру "Меня нашли, сняли с меня штаны, я понял, что я никто", - это гражданин России. Женщина, которая, сидя перед Кадыровым, явно не знает, выйдет ли она живой с этой встречи, - тоже гражданка России. Заложники, которым придется бояться за себя, потому что их родственники митинговали в Вене, - тоже граждане России.

Это страшное королевство, в котором все происходит, по всем формальным признакам - совершенно обычный российский регион. Просто как-то так вышло, что вместо закона, вместо прав человека, вместо нормальной власти в этом регионе - вот этот человек с бородой, который кричит на мужа Айшат Инаевой: "Заставь свою жену говорить". Та Чеченская республика, которая существовала до 1994 года и казалась современникам ужасным бандитским анклавом, сегодня выглядит почти образцовым правовым демократическим государством, и трудно понять, зачем Борис Ельцин решил ввести в нее танки.

Зато нет войны

Зловещая роль Рамзана Кадырова в современной российской политике выходит далеко за пределы его отношений с его подданными. Кадыровская Чечня в массовом сознании давно отделена от России, но никаких оснований для этого нет. Чеченская республика - часть Российской Федерации, и царящие в этом регионе порядки - часть сложившейся в России политической системы. Когда-то это могло казаться шагом вперед по сравнению с войной, но война давно закончилась, а диктатура осталась и совершенствуется с каждым днем.

Наемные убийцы, застрелившие Бориса Немцова, формально не какие-то бандиты, а самые настоящие российские офицеры, и это тоже элемент государственного устройства всей России - вот такие офицеры и погоны на их плечах. Ответственность за нынешнюю Чечню несет не Кадыров, а именно Владимир Путин, давший Кадырову такую власть и поддерживающий своего чеченского подчиненного, что бы тот ни творил.

Лояльность Владимиру Путину сегодня – это, в том числе, и лояльность Рамзану Кадырову. Нельзя быть сторонником Путина, не будучи поклонником Кадырова, это просто нечестно по отношению к ним обоим, начальнику и подчиненному. Чечня - это предельная форма путинской политической стабильности, самый передовой регион с точки зрения выстраивания властной вертикали и отношений между государством и гражданином. Оценивая реальное состояние дел в современной России, нужно смотреть не на празднично иллюминированную Москву, а на кадыровский Грозный - путинская Россия начинается именно там.

Наши блоги