УкрРус

"Движемся вперед": в ОБСЕ рассказали, чего удалось добиться за год действия Минска-2

  • Мартин Сайдик
    Мартин Сайдик

Итоги работы трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на востоке Украины в интервью DW в годовщину подписания соглашений, получивших название Минск-2, подвел спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ, австрийский дипломат Мартин Сайдик.

Он представляет Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе в контактной группе в составе ОБСЕ, Украины и России на переговорах по разрешению конфликта на Донбассе. Спустя год после достигнутых 12 февраля 2015 года в Минске договоренностей о прекращении огня Сайдик назвал задачи, которые необходимо решить сейчас в первую очередь, и трудности, возникающие в процессе урегулирования конфликта.

- Как ровно год спустя после подписания Минска-2, соглашения, призванного урегулировать конфликт на Донбассе, вы оцениваете результаты работы контактной группы?

- По сравнению с периодом до лета 2015 года количество жертв конфликта значительно сократилось. Улучшилась инфраструктура на контрольно-пропускных пунктах на линии соприкосновения: ранее людям приходилось стоять в очередях, сейчас для них больше возможностей ездить по делам и к родственникам. В Луганской области вообще не было ни одного такого перехода на территорию, контролируемую Киевом.

Сейчас есть пешеходный пункт пропуска в станице Луганской, и, надеюсь, там скоро откроется первый КПП для автотранспорта. Я недавно был на линии соприкосновения в станице Луганская и видел, как люди на себе вынуждены нести тяжести.

Также были открыты новые переходы из Донецкой области на контролируемую Киевом территорию. В некоторых регионах Донбасса налажено электроснабжение, началась поставка угля из шахт в Донецкой области на территорию, подконтрольную Киеву.

Я считаю, что это все - результат работы контактной группы и подтверждение того, что такой переговорный механизм работает. Мы движемся вперед пусть медленно, но верно. И одна из основных наших забот - судьба мирных людей, живущих в зоне конфликта.

- Их положение может облегчить гуманитарная помощь. Но если возможности для поставок таких грузов из разных стран? В российских СМИ часто повторяют, что помогает только Россия…

- Я не комментирую работу российских СМИ. Отмечу только, что на Западе другое представление об объективности. Страны ЕС оказывают помощь, финансируя международные гуманитарные организации. Но есть проблема их доступа в отдельные районы Луганской и Донецкой областей. В результате помощь часто лежит на складе, не доходит до нуждающихся в ней из-за введенной администрацией, в частности, так называемой "Донецкой народной республики", системы аккредитации для международных гуманитарных организаций.

Нужно упростить доступ гуманитарных организаций на эти территории. Само требование аккредитации - большая проблема. Есть случаи, когда в ней отказывают. Эта ситуация не меняется, она сохраняется в ущерб людям, нуждающимся в помощи.

- На переговорах контактной группы 13 января в Минске была достигнута договоренность об обмене до 20 января пленными с обеих сторон. Речь шла в общей сложности о 50 человек. Но обмена не произошло. Почему?

- Когда дело доходит до конкретики, все, что связано с освобождением пленных, очень сложно. Я не могу отвечать детально на все вопросы, так как участники переговоров обязались соблюдать режим конфиденциальности, чтобы не обострять противоречия, а находить реальные варианты их устранения. Есть желание сторон достичь результата, но до сих пор не задействованы, например, возможности Комитета Красного креста. Это помогло бы иметь общее представление о количестве незаконно задержанных лиц, о том, где и как их содержат.

- Какие проблемы, связанные с восстановлением инфраструктуры в зоне конфликта, обсуждает контактная группа и какие решения предлагает?

- Без полного прекращения огня, конечно, трудно представить себе процесс восстановления полностью разрушенной инфраструктуры на территории, сопоставимой с размерами некоторых европейских стран. Это 17 тысяч квадратных километров. Мы в деталях, пошагово прорабатываем решения для каждого определенного участка: как восстанавливать электроснабжение, водоснабжение, железнодорожную инфраструктуру, связь. Есть проблемы с мобильными банковскими услугами, получением пенсий.

Решению всех этих проблем мешает несоблюдение режима прекращения огня. Сложно вести работы по восстановлению инфраструктуры из-за того, что многие территории заминированы, есть жертвы не только среди непосредственных участников конфликта, но и среди мирного населения, и тех, кто пытается восстанавливать инфраструктуру, гражданские объекты. Сложно найти специалистов для такой работы в условиях отсутствия гарантий безопасности для них.

Поэтому одна из первоочередных задач сейчас - разминирование. На данный момент согласованы сроки разминирования некоторых участков в зоне конфликта до 21 марта.

- Возможно ли решение политических вопросов, в частности проведение выборов в соответствии с украинскими законами, до тех пор, пока Киев не будет полностью контролировать российско-украинскую границу? Разрешим ли вообще конфликт в обозримом будущем?

- Переговоры шли бы быстрее, будь на то политическая воля. Верю, что конфликт разрешим в обозримом будущем, иначе я бы не занял пост представителя ОБСЕ. Контроль над границей, выборы - это все пункты минских соглашений, предусматривающих территориальную целостность Украины. Альтернативы им нет. Это пакет мер, их нельзя рассматривать отдельно. Работа контактной группы нацелена на то, чтобы не допустить заморозки конфликта, и на то, чтобы помочь населению решить проблемы, связанные с жизнеобеспечением и безопасностью.

Наши блоги