УкрРус

"Что же ты, мерзавец, с танком не сгорел?"

Читати українською
  • "Что же ты, мерзавец, с танком не сгорел?"

"Что же ты, мерзавец, с танком не сгорел?" Примерно так выглядит реакция массы интернет-патриотов на сообщения о сорока украинских танкистах, оставивших позиции, перешедших российско-украинскую границу и сдавшихся российским властям.

Они и предатели, и изменники, и дезертиры, и позор украинской армии. Осталось написать, что они "зрадылы Майдан" - и будет полный комплект.

На самом деле, у случившегося есть два аспекта - во-первых, юридический; а во-вторых - человеческий, нравственный, гуманитарный. Называйте как хотите.

Разберемся с юридической стороной вопроса.

Итак, что мы имеем?

Резервисты из 51-й механизированной гвардейской бригады Вооруженных сил Украины числом от 40 до 42 человек (данные разнятся), находясь под многодневным огнем сепаратистов, истратили боеприпасы, потеряли всю бронетехнику, израсходовали запасы пищи и воды. Помощь не пришла.

Какие у них были варианты?

Остаться верными присяге и молча гибнуть под огнем противника, без еды и воды, без надежды на подмогу и спасение. Польза от этого несомненна: противник израсходует больше боеприпасов и станет слабее - возможно, именно для этого командование их там и оставило умирать.

Очевидно, гибнуть наши танкисты не захотели.

Сдаться в плен - то есть совершить преступление, предусмотренное статьей 430 УК - Добровольная сдача в плен из-за трусости или малодушия. От семи до десяти лет лишения свободы.

Совершили ли наши танкисты это преступление?

Ответ: нет.

Чтобы сдаться в плен, нужен юридический факт войны и юридически определенный противник. Куда перешли танкисты, оставив боевые позиции? Они пересекли границу и сдались властям России. Находятся ли Украина и Российская Федерация в состоянии войны? Ответ: нет.

Плен - это попадание военнослужащего под власть военного противника в ходе войны или вооруженного конфликта.

Юридически Украина и РФ не воюют, в соответствии с международным законодательством между этими государствами - мир. Яценюк, Аваков и Порошенко могут сколько угодно заявлять, что "Россия осуществляет вооруженное вторжение" и что "СБУ в стопиццотый раз нашла подтверждения обстрелов территории Украины российскими войсками". А российские артиллеристы могут сколько угодно "долбить" по Украине. Пока официально не введено военное положение и пока юридически не оформлен факт войны между государством Украина и государством Российская Федерация - ни о каком плене речь не идет. Украинские военнослужащие согласно букве международного права сдались третьей стороне, не принимающей участия в вооруженном конфликте на территории Украины.

Вот если бы танкисты сдались сепаратистам, против которых Украина ведет боевые действия и против которых официально объявлена АТО - в этом случае можно было бы говорить о сдаче в плен.

Нашим же танкистам, похоже, можно будет предъявить обвинение по статьям 408, пункт 3 (Дезертирство в боевой обстановке, от 5 до 12 лет) и 429 (Самовольное оставление поля боя, от 5 до 10 лет).

Это предварительная оценка, более точную даст военная прокуратура и суд. Во всяком случае, только две категории людей имеют право осуждать танкистов. Первая - это судьи, которым выпадет судить и выносить приговор по делу о злополучных резервистах. Вторая…

Здесь мы закрываем обсуждение юридической стороны вопроса и переходим к общечеловеческой оценке. Так вот, вторая категория людей, которые имеют право осуждать бежавших в Россию танкистов - это их боевые товарищи, которые остались на поле боя и не стали искать убежища у формально нейтрального, а на деле поддерживающего террористов государства. Те, кто побывал в их шкуре - под обстрелами, покинутый командованием - но не побежал.

Все остальные - все, кто в ярости стучит по клавиатурам, призывая на головы сорока резервистов громы небесные, кары земные и позор всеукраинский - нет у вас такого права. Сядьте в танк, расстреляйте весь боекомплект, истратьте горючее, посмотрите, как в соседнем горящем танке превращаются в пепел ваши боевые товарищи, оглохните от канонады, укройтесь от огня в окопе, закройте глаза убитому другу, очнитесь после взрыва, вскройте последнюю банку консервов, отдайте последнюю каплю воды раненому бойцу, ждите и не дождитесь подмоги или эвакуации, проглотите отчаяние вместе с сухой горькой пылью, выроните севший мобильный, по которому так и не удалось услышать хоть слово надежды, и снова упадите ничком под обстрелом - день за днем, день за днем - останьтесь в живых… Вот тогда можете начинать ругать резервистов, ушедших от огня в Россию.

В послевоенной советской литературе был такой неофициальный жанр - "окопная правда". Так писательский официоз презрительно именовал произведения, в которых война подавалась с точки зрения солдата. В этих рассказах, повестях и романах, написанных преимущественно фронтовиками, нет места пафосной героике и великим боевым свершениям. Там показана бессмысленность войны в целом и бессмысленность смерти на войне. Показано отношение к солдатам как к расходному материалу. Показано бесправие солдата перед бездушной военно-бюрократической машиной. Показано в полной мере горе, которое несет война всем, не выбирая, военным и гражданским, "нашим" и "ихним".

Когда-нибудь трагедия украинских солдат, брошенных в котлы вдоль украино-российской границы, тоже получит свое отражение в литературе и кинематографе. Возможно, найдется автор и для драмы сорока резервистов под Изварино.

Очень хочется надеяться, что в этой литературе будет рассказано (основываясь на реальных событиях) и о том, как понесли заслуженное наказание генералы, которые грамотно с точки зрения стратегии, но бесчеловечно по всем прочим меркам бросили на верную смерть украинских солдат.

Но это будет потом. А пока - дай бог, чтобы не стошнило от активности тех граждан, которые в иное время проклинают сталинизм, а сейчас охотно примеряют мундиры особистов, раздавая направо и налево клейма "предателей родины". Они думают, что борются таким поганым образом за высокий боевой дух наших войск. На деле же они попросту выгораживают командование, которое разменяло жизни солдат на военный успех. Если возвращаться к юридической стороне вопроса, то на скамье подсудимых должно быть место для безалаберного генералитета, который фактически толкнул наших танкистов на нарушение присяги.

Именно таким генералам и их добровольным общественным помощникам посвятил в свое время одно из пронзительнейших своих стихотворений Владимир Владимирович не Путин, а Маяковский. Я просто оставлю его здесь:

Вам, проживающим за оргией оргию,

имеющим ванную и теплый клозет!

Как вам не стыдно о представленных к Георгию

вычитывать из столбцов газет?!

Знаете ли вы, бездарные, многие,

думающие, нажраться лучше как,-

может быть, сейчас бомбой ноги

выдрало у Петрова поручика?..

Если б он, приведенный на убой,

вдруг увидел, израненный,

как вы измазанной в котлете губой

похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,

жизнь отдавать в угоду?!

Я лучше в баре блядям буду

подавать ананасную воду!

Наши блоги