УкрРус

Пожалейте, люди, палачей!

Читати українською
  • Пожалейте, люди, палачей!

Совесть – штуковина деликатная и своенравная

У-у-у-у-у-у-гу-гугу-у-у! Только не глядите на меня, но кажется, я погибаю! Ветер в подворотне в Музейном переулке поет мне отходную, и я вою с нею. Пропал я, пропал!.. Боже, как холодно! А эти скоты все дубасят палками по щитам и бочкам, перепонки лопаются. Сил никаких нет терпеть...

Какого хрена я стою в этой шеренге?.. Ну, обещали по тысяче "зеленых" в день, так кто ж их знает, обицянки – цяцянки... Скажем, заработаю я за неделю 7 тысяч – что я на них куплю? Если бы месяц, то на какую-нибудь худую квартирку на Борщаговке собрал бы... Но целый месяц – это же ужас, скорее коньки отбросишь...

А нашему командиру по пять тысяч в день швыряют. Вот это бабки! И он тут со щитом с ноги на ногу не переминается. Вы гляньте когда-нибудь на его рожу: ведь он поперек себя шире. Жадная тварь с медной мордой...

Хорошо хоть, бутылки с коктейлем Молотова перестали швырять. А то Петьку и Степана уже оттарабанили в "скорую". Может, и мне было лучше получить ожог и тут не стоять. А бабки? Может, выплатили бы премию, как пострадавшему... Да вряд ли. Дали бы какую-нибудь паршивую медаль за отвагу – с них станется...

Опять покрышки стали жечь! Это же ни в какие ворота не лезет. Эта вонь будет торчать у меня в носу и глотке до могилы!.. Почему этот хренов ветер дует и дует только в нашу сторону?

У-у-х! Какого черта я тут стою? Кого защищаю. Куда рвутся эти б...ские революционеры? В Раду? Так там же никого нет! На кой ляд ее захватывать? Все эти депутаты сейчас греются в Европе. На Лазурном берегу или как там у них называется? Этим сволочам на нас наср...ть. Приняли какой-то закон, а нам теперь стоять их защищать. Да если бы их! Они себе сидят под пальмами и жрут грибы с соусом пикан по три рубля семьдесят пять копеек порция...

Стоп, это уже меня понесло. Паршиво получается перевоплощаться в двадцатилетнего парня, связавшего свою судьбу с "Беркутом", и потому я призвал на помощь булгаковского Шарика, еще не превратившегося в Шарикова, выше – куски его текста.

Кто-то говорит, что у людей, связавших себя со спецназом, изначально на вышке неблагополучно. Но я человек наивный, и не теряю надежды на присутствие человеческого в нутре любого homo sapiens. Ну, почти любого.

И потому мне кажется, что у стоящих на Грушевского "беркутовцев" нет-нет да и проносятся в черепной коробке мысли о том, что будет дальше. Этак лет через 15-20 придется рассказывать о событиях января 2014 года своему сыну, который удивленно воскликнет: ах, папка, и ты там стоял?! А в людей стрелял? Нет, это делали снайперы...

Хвастаться участием в этих событиях смогут позволить себе единицы – как раз те нелюди, которые издевались над голым парнем с казацким чубом. Остальные, по-видимому, предпочтут замалчивать эту доблесть. Все-таки совесть – это такая деликатная и своенравная штуковина: ни с того, ни с сего возьмет да и взыграет, и тут уж хоть святых выноси...

В эти напряженные дни постоянно лезут на язык стихи Александра Галича. Мне кажется, именно его пространство наилучшим образом передает момент, цепляет то одним боком, то другим. Да так цепляет, что оторопь берет. Вот хотя бы это...

Очень плохо палачам по ночам,

Если снятся палачи палачам,

И как в жизни, но еще половчей,

Бьют по рылу палачи палачей.

И ведь будут же сниться!.. А депутатам Рады не будут. Тем самым, которые проголосовали за закон, поднявший страну на дыбы. Лежал себе законопроектик Олейника-Колесниченко, лежал, все им возмутились и вроде бы забыли. А тут он пригодился и внезапно всплыл. И проголосовали ребята в отрицательное время, будто блин испекли на сковородке. Как потом выяснилось, часть и вовсе не голосовала, а часть, по-видимому, даже не задумывалась, а тем более не представляла последствий. Но простите, они все поголовно вошли в историю: их поднятые руки привели к гибели людей.

Снова Галич прокрадывается и хватает за глотку: "Мы поименно вспомним всех, кто поднял руку!" И в отношении судилища над Пастернаком вспомнили, и в отношении принятия закона Олейника-Колесниченко вспомним.

А что же сами герои, чье имя носил законопроект? Они, похоже, в масле катаются, ощущая себя вошедшими в историю. Да только не вошли они в нее, а вляпались, и по уши.

Случайно наткнулся на Олейника в эфире "Громадського ТВ" - как он ладно лопотал и как себе нравился! Это во время того эфира, когда Данило Яневский поинтересовался, не идиот ли он. Надо отдать Владимиру Николаевичу должное: ни Яневскому, ни Роману Скрыпину не удалось уложить его на лопатки – возмущение помешало. Законотворец вышел сухим из воды и с обворожительной улыбкой во весь экран признался: ему не стыдно.

Пусть из-за подготовленного им и бесцеремонно проголосованного закона пролилась кровь, он искренно полагает, что его руки ею не запачканы, брызги не долетели. И будет спать спокойно, и сыновьям в глаза будет глядеть без опаски...

А вот насчет внуков я не уверен. К старости нервы истрепываются, ночной сон укорачивается, и совесть иногда просыпается. И тогда появляются палачи Галича. Они повидались с Колесниченко и теперь заглядывают в окно к Олейнику...

Дышит, дышит кислородом стража,

Крикнуть бы, но голос как ничей,

Палачам бывает тоже страшно,

Пожалейте, люди, палачей!

Простите, но на язык беспардонно просится старый анекдот про одного из этих самых заплечных дел мастеров... Громадная площадь в средневековом городе. Льет беспощадный дождь. Палач ведет осужденного на казнь. Оба уже промокли до нитки, трясутся от холода. И тут палач процеживает сквозь зубы: тебе-то что, а мне еще обратно идти...

Наши блоги