УкрРус

Как Москва и Токио поделят Курилы: в Европе дали прогноз

  • Синдзо Абэ, Владимир Путин
    Синдзо Абэ и Владимир Путин

"В апреле 2017 года Япония и Россия объявляют, что положили конец спору вокруг Курильских островов и заключили мирный договор". Так начинается гипотетический сценарий берлинского Фонда науки и политики (SWP).

Наряду с десятью другими сценариями разных авторов он вошел в опубликованный в середине июля сборник "Возможные сюрпризы". Цель этого сборника - смоделировать те внешнеполитические шаги, на которые в обозримом будущем могла бы пойти Россия, и подготовить к ним политиков в Германии и Евросоюзе, сообщает DW.

Геополитические соображения Японии

Итак, перед нами не прогноз, а всего лишь описание теоретически возможной ситуации, сделанное на основе реальных фактов и новейших тенденций в российско-японских отношениях экспертом SWP по Японии Александрой Сакаки. Проанализировав историю вопроса и заявления, звучавшие в последнее время в Москве и Токио, а также итоги встречи президента РФ Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ 6 мая 2016 года в Сочи, она пришла к выводу: обе страны находятся на пороге исторического прорыва в вопросе о Курилах. Чисто условно автор сценария предположила, что договоренность будет достигнута в апреле следующего года.

Александра Сакаки напоминает, что Синдзо Абэ, став премьер-министром в декабре 2012 года, объявил разрешение многолетнего территориального спора и заключение мирного договора с Россией одной из приоритетных задач своего правительства. В апреле 2013 года он стал первым за десять лет японским премьером, посетившим Москву, в феврале 2014 года он был единственным лидером стран "большой семерки" (G7), приехавшем на открытие Олимпиады в Сочи. При нем Япония хоть и осудила действия России в Украине, но ввела "лишь безобидные санкции", подчеркивает эксперт SWP.

По ее мнению, нынешняя политика Японии в отношении России как никогда раньше определяется геополитическими соображениями: "Токио хочет предотвратить дальнейшее сближение Москвы с Пекином в результате экономической и политической изоляции со стороны Запада". Однако Абэ руководствует не только стремлением ограничить растущее влияние Китая в регионе, но и экономическими интересами, прежде всего - намерением снизить зависимость своей страны от энергопоставок из неспокойного региона Среднего Востока. Возможно, есть и чисто личный мотив: желание выполнить политическое завещание своего отца, многолетнего министра иностранных дел Японии Синтаро Абэ, стремившегося улучшить отношения с Москвой.

Как могло бы выглядеть решение территориального спора

В прорыве весьма заинтересована и Россия. В ситуации ухудшения отношений с Евросоюзом, США и НАТО сближение с Японией было бы важной символической победой. К тому же Токио мог бы взять на себя роль посредника между Москвой и Западом и тем самым содействовать преодолению международной изоляции РФ.

Александра Сакаки указывает и на такой крайне важный аспект: в условиях переориентации на Китай Кремль боится оказаться "младшим партнером Пекина", а потому стремится диверсифицировать свои отношения в Азии и тем самым укрепить свою роль в регионе. Наконец, с помощью Японии Владимир Путин рассчитывает форсировать один из своих приоритетных проектов - развитие Дальнего Востока и Сибири.

Все эти факторы, как выразилась автор сценария, будут способствовать скорейшему достижению компромисса в давнем территориальном споре. Александра Сакаки полагает, что решение по Курилам могло бы выглядеть следующим образом. Япония признает суверенитет России над самым большим из южных Курильских островов, Итурупом, занимающим более половины всех спорных территорий, и взамен получает суверенитет над тремя другими островами: Кунашир, Шикотан и группой Хабомаи.

Главный риск - попытка раскола G7

Правда, Кунашир, второй по величине остров, на ближайшие 99 лет остается под российским управлением, однако Москва обязуется поэтапно снизить там свое военное присутствие. Одновременно принимается десятилетний план, предусматривающий широкомасштабные инвестиции и технологическую помощь Япония при развитии российского Дальнего Востоке и Сибири, в частности, при освоении новых газовых месторождений. Сближение происходит и в области политики безопасности. Первым делом возрождается формат 2+2: диалог министров иностранных дел и обороны двух стран.

Подобное развитие событий таит в себе для Германии и Евросоюза как шансы, так и риски, пишет в заключение Александра Сакаки. В принципе завершение многолетнего территориального спора следовало бы всячески приветствовать: это позитивно отразится на стабильности во всей Восточной Азии и одновременно несколько ограничит усиление Китая. Поэтому эксперт SWP рекомендует европейским политикам всячески избегать заявлений, из которых можно было бы сделать вывод, будто одна из сторон "уступила" или "действовала с позиции слабости".

Более того, прагматичную договоренность между Россией и Японией можно было бы привести в пример другим странам региона, ведь многочисленные территориальные конфликты в Восточной Азии в последние годы только обострились. К тому же подобный прорыв создал бы ту положительную внешнеполитическую атмосферу, в которой европейцам легче было бы возобновить сотрудничество с Россией, не отходя при этом от принципиального требования выполнения соглашения Минск-2.

Главный риск такого сценария состоит, по мнению его автора, в том, что Москва может попытаться воспользоваться амбициями Токио для внесения раскола в ряды G7. Но если Синдзо Абэ сохранит активный обмен мнениями со своими западными партнерами и будет координировать с ними свою политику в отношении России, то у него, наоборот, появится возможность подвигнуть Кремль к более тесному сотрудничеству и к более интенсивному диалогу с Западом, полагает Александра Сакаки.

Место:
Наши блоги