УкрРус

Позиция России на переговорах с Ираном глазами немецких аналитиков

  • Позиция России на переговорах с Ираном глазами немецких аналитиков

В Вене - при деятельном участии российской делегации - подписано соглашение по иранской ядерной программе. DW узнала, что думают в Германии о роли Москвы в переговорном процессе.

Во вторник, 14 июля, в Вене после без малого трех недель беспрерывных переговоров "шестерки" международных посредников (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия) и Ирана подписано соглашение, регулирующее условия реализации иранской ядерной программы. В общей же сложности переговорный процесс, ставший возможным после избрания в июне 2013 года президентом Ирана умеренного Хасана Роухани, продолжался 21 месяц.

Подписанное в Вене соглашение позволяет Ирану развивать атомную энергетику, ставит заслон на пути создания иранского ядерного оружия и предусматривает поэтапную отмену западных экономических санкций, введенных против Тегерана в ответ на его попытки обзавестись атомной бомбой.

Перспективы Ирана после отмены санкций

В результате отмены санкций Иран вновь получит доступ к международной финансовой системе и своим замороженным счетам в иностранных банках, на которых, по оценкам экспертов, находятся как минимум 100 миллиардов долларов. Тегеран сможет также нормализовать торговые отношения с другими странами, а со снятием нефтяного эмбарго - нарастить экспорт нефти, что, считают экономисты, удвоит темпы хозяйственного роста страны.

Как и следовало ожидать, мировые биржи отреагировали на новость из Вены снижением цен на нефть. Уже утром во вторник, когда информагентства передали из австрийской столицы еще не подтвержденные сведения, европейская марка Brent подешевела на 2,1 процента до 56,61 доллара за баррель, а американская WTI - даже на 3,4 процента до 50,41 доллара за бочку в 159 литров. И это при том, что, по единодушному мнению аналитиков, Иран сможет восстановить свою нефтедобывающую сферу и увеличить поставки нефти на мировой рынок не раньше следующего года - скорее всего, во второй его половине.

Москва и режим нераспространения

Тот факт, что достижение соглашения по иранской ядерной программе и, как следствие, отмена западных санкций приведет к снижению цен на нефть, понимали, разумеется, и в России, которая, как один из постоянных членов Совета Безопасности ООН, также принимала участие в переговорах.

Тем не менее, как заверяют источники в западных делегациях, Москва с самого начала и до конца "играла крайне конструктивную роль" в поиске компромисса и достижении договоренности с Тегераном. А ведь некоторые дипломаты не исключали, что с началом конфликта на Украине, сильно испортившего отношения России со странами Запада, позиция Москвы на переговорах изменится.

"В начале 2014 года были опасения, - сказал в интервью DW внешнеполитический эксперт "зеленой" фракции в бундестаге Омид Нурипур (Omid Nouripour), - что Россия "возьмет в заложники" переговоры с Ираном". Этого, однако, не произошло.

Внешнеполитический эксперт социал-демократической фракции в бундестаге Рольф Мютцених (Rolf Mutzenich) высказал предположение, что в Кремле возобладал политический подход к этой проблеме. "В Москве понимают, чем чревато нарушение режима нераспространения ядерного оружия, - заявил он DW, - и там не хотят, чтобы в стране по соседству с Россией оно появилось".

Омид Нурипур, в свою очередь, указывает на важность для России иметь прочные политические позиции на Ближнем Востоке, которые оказались бы подорванными, если бы Москва попыталась заблокировать переговорный процесс.

Расчеты российских экспортеров

Не отрицает политической мотивировки Москвы и аналитик берлинского Фонда науки и политики (SWP) Оливер Майер (Oliver Meier). Но он указывает и на некоторые дополнительные обстоятельства.

Так, с его точки зрения, слухи об интересах Москвы не допустить появления на мировом нефтяном рынке иранского топлива сильно преувеличены. Во-первых, указывает Майер, поскольку у Ирана нет трубопроводов в Европу, то на этом рынке он не конкурент России. Во-вторых, в Иране и в России добываются различные сорта нефти, пользующиеся спросом у различных покупателей.

Кроме того, следует учитывать, что предложение нефти на мировом рынке уже сейчас превышает спрос на более чем 2,5 миллиона баррелей в день. Так что появление еще одного продавца не сможет кардинальным образом изменить процессы ценообразования и привести к обвалу цен на нефть. Происходящие корректировки носят чисто психологический характер, хотя и имеют определенные негативные последствия для российской экономики.

Преимущества для России

При этом возможные преимущества в результате снятия санкций с Ирана могут оказаться для России куда существенней. Дело в том, поясняет Оливер Майер, что в России надеются - и не безосновательно - на повышение платежеспособности Ирана, что даст дополнительный импульс торгово-экономическим отношениям с Россией.

Российско-иранское сотрудничество в сфере ядерной энергетики ведется уже сейчас, под режим санкций такие проекты, как, например, в Бушере, не подпадают. Но есть некоторая правовая неопределенность, говорит Оливер Майер, которая тормозит сделки и в этой, и в других сферах.

Реализовывать совместные с Ираном проекты хотят российский автопром, авиаиндустрия, судостроители, металлурги, машиностроители, РЖД. Рассчитывают в России и на заказы, связанные с модернизацией и развитием иранской нефтедобычи.

О перспективах, которые открываются для российских экспортеров в результате решения иранской проблемы, можно судить по цифрам товарооборота между двумя странами. По данным руководителя иранского сектора Института востоковедения РАН Нины Мамедовой, после введения западных санкций его объем снизился с трех миллиардов до менее одного миллиарда долларов в год. Значит, уже в ближайшее время он может вырасти как минимум втрое.

Наши блоги