УкрРус

Отразился ли украинский кризис на психике российских детей

Весь 2014 год Россия прожила под знаком украинских событий, официальную версию которые активно продвигали государственные СМИ. DW выясняла, повлиял ли этот кризис на психику детей.

Кадры застывших в смертельной агонии тел после пожара в Одессе, ежедневная военная хроника из Донбасса, слухи о детях якобы распятых на площадях - все это не могло оставить россиян равнодушными. Как этот тревожный фон событий на Украине повлиял на психику российских детей? Корреспондент DW обратилась с этим вопросом к специалистам.

Скрытая угроза

"В таких ситуациях дети младшего возраста защищены, как ни странно, намного больше, чем подростки", - говорит психолог Юрий Лапшин. "Малыши относятся к политическим событиям как к чему-то непонятному или, во всяком случае, очень далекому. А вот подростков ситуация задевает намного сильнее. Они пытаются занять свою собственную позицию, понять, как надо реагировать, на чью сторону встать. Это само по себе создает проблемы для психики", - считает Лапшин. Однако, по словам эксперта, в его собственной практике (Лапшин работает штатным психологом в одной их средних школ Москвы) пока не наблюдалось случаев насилия, напрямую связанных с украинскими событиями. "Я не слышал, чтобы, например, кто-то избили за высказывания об Украине", - отмечает он.

Но это не значит, что украинский конфликт не влияет на детей, предупреждает эксперт. "Возможно, мы имеем дело с задержкой реакции, потому что события развивались очень быстро", - поясняет Лапшин. Он опасается, что последствия украинского конфликта станут очевидны чуть позднее: "Есть опасность, что в ближайшем будущем мы можем получить вал подростковых конфликтов, которые будут происходить, казалось бы, на пустом месте".

Среди взрослых сейчас очень много нервозности и агрессии. Это не может не сказаться на детях, указывает Лапшин. Наибольшую тревогу психолога вызывает, как он выразился, антиукраинская пропаганда, развернутая в российских масс-медиа: "Как и любая военная пропаганда, она нацелена на дегуманизацию противника. Это очень пагубно отражается на отношениях между людьми. Человек перестает адекватно воспринимать тех, кто чем-то отличается от него, нетерпимость в итоге зашкаливает". Если пропагандистский накал не уменьшится, то очень скоро, прогнозирует Лапшин, можем произойти всплеск агрессии в подростковой среде.

"Надо объяснять, что такое война"

С Лапшиным во многом согласна и семейный психолог Светлана Скарлош: "Можно, конечно, думать, что для наших подростков война на Украине - это почти как кино. Но на самом деле они вовлечены в нее намного больше и, прежде всего, через своих родителей. Через взрослых, многие из которых восприняли эти события крайне болезненно, тревога и агрессия доходит до подростков". Скарлош считает, что, в каком-то смысле, украинские дети находятся даже в более выигрышном положении, нежели российские: "Сама ситуация заставляет их задуматься о происходящем, связать свою тревогу с общественными катаклизмами".

Маленькие россияне, по оценке психолога, напротив, лишены этой возможности: "Я не могу представить себе российского подростка, который, например, скажет, что у него стресс из-за украинских событий. Даже взрослый без посторонней помощи, как правило, не способен на такой уровень самоанализа". В результате, как выразилась эксперт, растущая тревога не осмысливается, а воспринимается как что-то беспричинное, вытесняется в подсознание.

Скарлош подчеркивает, что сейчас необходимо проводить среди детей разъяснительную работу: "Споры взрослых о том, кто прав или виноват, заслоняют главное: то, что война - это кошмар. Очень важно, чтобы взрослые, работающие с детьми, правильно обсуждали с ними эту тему. Объясняли, что представляет собой война, какие страдания она приносит людям". По словам психолога, это позволило бы "легализовать" детскую тревогу, проработать ее на каком-то рациональном уровне.

Геям и нацменьшинствам стало легче?

В отличии от Лапшина и Скарлош, семейный психотерапевт Вячеслав Москвичев не видит особого влияния украинских событий на психику подростков. "На своих консультациях я скорее сталкиваюсь с последствиями начавшегося в России экономического кризиса. Люди теряют работу, испытывают другие финансовые трудности. В обществе определенно растет тревога по этому поводу. А вот Украину никто не обсуждает", - объясняет Москвичев.

По его мнению, люди предпочитают дистанцироваться от тех процессов, на которые они не могут повлиять, сосредотачиваясь на собственных экономических проблемах. В антиукраинской пропаганде Москвичев даже обнаружил положительный эффект. В прошедшем году, по его оценкам, значительно уменьшилась агрессия в отношении иммигрантов и представителей сексуальных меньшинств.

"Такое ощущение, что общество нашло более удобного врага в лице "фашистов", "бандеровцев" и других подобных персонажей. Найден очень ясный и простой канал для выпускания пара", - указывает Москвичев. И добавляет, что новый "враг" для большинства остается во многом виртуальным: "Люди могут воспроизводить словесные формулы из масс-медиа, но на уровне личных отношений сохраняют полную адекватность".

Своя рубашка ближе к телу

Известный подростковый психолог Кирилл Хломов, возглавляющий московский центр по работе с подростками "Перекресток", также не видит существенного влияния украинского кризиса на российских детей. Он обращает внимание на то, что телевидение, которое сегодня выступает основным источником информации об Украине, подросткам и младшим школьникам практически не интересно: "В основном они, конечно же, черпают информацию из интернета. А телевидение - это скорее информационный канал для старшего поколения".

По оценке Хломова, украинский кризис может оказать серьезное влияние на ребенка только при одном условии - когда его семья имеет родственные или другие реальные связи с Украиной. Во всех остальных случаях - а таких большинство - украинская проблематика рассматривается подростками как очередной информационный повод, наподобие Олимпийских игр.

При этом, уточняет эксперт, дети могу пользоваться определенными словами и символами, но проблемы, стоящие за этим, их никак не задевают. "У большинства российских подростков нет каких-либо связей с людьми на Украине. Поэтому неудивительно, что никаких реальных детских конфликтов на почве украинского кризиса мы по факту не наблюдаем", - констатирует Хломов.

По его мнению, в существенно большей степени ребенка может травмировать такое событие, как, например, слияние школ. "Неопределенность в жизни общества очень высокая. Проводятся болезненные реформы в сфере образовании и здравоохранении, растут экономические трудности. Все это напрямую затрагивает большое количество семей, а следовательно, и детей", - заявил эксперт. Усугубление таких проблем, на его взгляд, действительно может привести к росту тревожности и агрессии среди детей. Украинский же конфликт, напротив, так и останется для подростков в сфере виртуального, заключил Кирилл Хломов.

Наши блоги