УкрРус

Таджикистан: два удара по оппозиции

  • Таджикистан: два удара по оппозиции

Убийство оппозиционера Умарали Кувватова, а также результаты прошедших в стране парламентских выборов, заставили многих экспертов заговорить о нокдауне таджикистанской оппозиции.

Парламентские выборы в Таджикистане, состоявшиеся 1 марта, и убийство 5 марта в Стамбуле проживавшего там таджикистанского оппозиционера Умарали Кувватова поставили политических оппонентов президента страны Эмомали Рахмона в сложное положение. По оценке немецкого эксперта по Центральной Азии Беате Эшмент (Beate Eschment), у оппозиции вариантов для политических действий теперь не много.

За грань легитимности

"Хотя в Таджикистане еще не было выборов, которые проходили бы без фальсификаций, но таких, где оппозицию полностью исключили бы из парламентской деятельности, я не припомню", - говорит немецкий эксперт. По ее словам, Эмомали Рахмон сейчас "решился заявить претензии на безраздельное владение страной". "Он постарается не просто загнать оппозицию в угол, но поставить ее на грань легальности или даже вывести за такую грань. Это не оставляет оппозиционерам иной возможности, кроме как действовать из-за рубежа, как это и делал Кувватов, или громко заявить о себе какими-либо акциями", - считает Беате Эшмент.

По словам сотрудника Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, сюрпризом выборов стало не то, что партия власти, то есть, Народно-демократическая партия Таджикистана (НДПТ), получила 81 процент мест в парламенте страны, а то, что оппозиционные партии, и в первую очередь Партия исламского возрождения (ПИВТ), не прошли в парламент, где теперь нет даже умеренных оппонентов президенту.

Две оппозиции

"До начала марта системная оппозиция была представлена такой заметной силой, как ПИВТ, и социал-демократической партией (СДПТ), руководимой Рахматилло Зойировым. А так называемая "несистемная" - "Группой 24", которую возглавлял Кувватов, а также джихадистской таджикской фракцией, которая в течение последнего года выделялась в рядах боевиков ИГ и в повстанческих отрядах в Афганистане", - говорит Серенко. Сейчас, по его словам, "с одной стороны, Эмомали Рахмон закручивает гайки, с другой стороны, это толкает группы внутри самой оппозиции перетечь в несистемный сектор".

Как отметил в интервью DW эксперт ЦИСА, Кувватов считал ПИВТ и СДПТ "номенклатурными проектами" и не скрывал того, что видит только революционный путь свержения Эмомали Рахмона: "либо путем джихадистской, либо путем демократической революции". Он сам был сторонником второго варианта, и "Группа 24" действовала в этом направлении.

Темные пятна

Анализируя убийство Кувватова, Беате Эшмент подчеркивает: для всего постсоветского пространства характерно, что часто деятельность оппозиционеров, а не одной только власти, имеет темные стороны. "В случае с Кувватовым официальное объяснение со стороны Душанбе состоит в том, что это убийство было совершено на экономической почве и связано с нарушением им интересов бывших партнеров по бизнесу. Это объяснение появилось слишком быстро, но полностью исключать из рассмотрения эту логику нельзя", - считает немецкий эксперт.

Если же думать о ликвидации политика таджикскими спецслужбами, то выбрано не типичное время - через неделю после выборов, отмечает она. "Тем не менее, бесспорно, что Кувватов воспринимался таджикскими властями как угроза, и то, что турецкие власти незадолго до этого не выдали его Душанбе по их запросу об экстрадиции, в этом отношении симптоматично", - говорит Беате Эшмент в интервью DW.

Характерно достаточно сдержанное заявление лидера ПИВТ Мухиддина Кабири по поводу убийства руководителя "Группы 24". СМИ приводят его слова, что в последнее время на постсоветском пространстве, кроме Кувватова, "ушел из жизни оппозиционно настроенный российский политик Борис Немцов, казахстанский политик Рахат Алиев", и "эти события затемняют политическую атмосферу в их государствах".

Кому выгодно убийство Кувватова?

В свою очередь Андрей Серенко прямо говорит о том, что версию ликвидации таджикскими спецслужбами надо рассматривать с полной серьезностью. "Душанбе представляет дело так, что "Группа 24" - эмигрантское образование, ничем ему не угрожавшее, но посмотрите события последних трех месяцев: на кого совершались покушения за пределами Таджикистана? Кому выносились максимальные сроки заключения в ходе показательных процессов? Это люди, связанные с "Группой 24", а не с ПИВТ, не с СДПТ, не с коммунистами", - аргументирует эксперт ЦИСА.

Он также указывает на следующий аспект: на отношения Кувватова с Москвой. "Эти отношения претерпели заметную динамику. Москва на первых порах оказывала поддержку Эмомали Рахмону в его стремлении нейтрализовать оппозиционную деятельность Кувватова. Но, по моей информации, за несколько недель до убийства на Кувватова вышли представители Кремля. Я не исключаю, что убийство могло быть связано с тем, что его оппонентам в Душанбе стало известно: Кремль затевает какую-то игру с Кувватовым, люди которого очень активно работали в среде трудовых мигрантов в России", - говорит Андрей Серенко.

В то же время, эксперт считает, что надо рассматривать и другие версии, поскольку Душанбе - отнюдь не единственная сторона, заинтересованная в том, чтобы Кувватов прекратил свою оппозиционную деятельность. Например, - другая часть несистемной оппозиции. "Для них Кувватов был более опасным конкурентом, чем системная оппозиция, будь то ПИВТ или социал-демократы, и они этого не скрывали", - рассуждает Андрей Серенко. При этом, по его оценке, деятельность "Группы 24" со смертью ее лидера не прекратится, а ситуация, в которой оказались оппозиционные партии, и, в первую очередь, ПИВТ, способствует переходу их сторонников в ряды этого объединения.

Наши блоги