УкрРус

Переселенцы из Донецка: мы значимся в черных списках у "Дыры"

  • Переселенцы из Донецка: мы значимся в черных списках у "Дыры"

В Донецке разыскивают "особо опасных "бендеровцев"

Беженцы с востока категорически против, чтобы их так называли. "Мы не беженцы – мы временные переселенцы", - говорят они. В пресс-центре "Обозревателя" донетчане Вадим Хомаха и Максим Потапчук рассказывали свои истории, критиковали власть за отсутствие реальной помощи, поясняли, что на самом деле нужно Донбассу и предупреждали о новых ужасах, с которыми может столкнуться страна в ближайшее время.

Читайте избранные фрагменты рассказа переселенцев.

ПОЧЕМУ ИМ ПРИШЛОСЬ УЕХАТЬ

Вадим: "Я принимал участие в событиях в Донецке, потом я плавно переместился в Киев, где участвовал в Майдане. Я был вынужден приехать – мне передали, что я нахожусь в черных списках так называемой "Донецкой республики". Для таких людей, как я, Донецк не очень безопасное место, поэтому я предпочел остаться здесь. Моя семья живет в Донецке. Они не могут выехать по разным причинам".

Максим: "Я сам з міста Красноармійськ. Я керівник центру української духовності та культури "Джерело". 13 березня я був поранений на донецькому Євромайдані, на мирному мітингу, і був направлений на лікування в місто Київ. Ще й досі лікуюся.

Я також знаходжуся у чорних списках так званої "ДНР" - "Дири", як ми її називаємо. І зараз є небезпека перебування у моєму рідному місті. На багатьох парканах міста мої друзі зривали листівки з моїм фото і написом: "Розшукується особливо небезпечний бендеровец".

КАК НАСТРОЕНЫ ЖИТЕЛИ ДОНБАССА

Максим: "Настрої досить депресивні. Люди знаходяться в інформаційному вакуумі. Люди не розуміють, що відбувається. Той же "Інтер" уже не транслюється – транслюються російські канали. Газети винищуються. І повні поштові скриньки газет з проросійською агітацією. "Прийдуть вбивці, вас повбивають…" Люди дуже залякані. Інтернет є, але люди довго знаходилися в інформаційному вакуумі. Інтернетом користуються, але переважно такою поганю, як Однокласники і таке інше".

Вадим: "Дело в том, что целенаправленно, в течение 15 лет, СМИ Донбасса вели политику разделения Украины. Я убежден, что механизм разделения Украины по сценарию 2004 года был запущен в марте 2014-го. Причем, запущен он был целенаправленно и был очень хорошо подготовлен.

Что касается интернета – я могу сказать достаточно уверенно, чем пользуются люди в городе Донецке. Большинство людей пользуется русскоязычным интернетом. Это Одноклассники – проект ФСБ. Плюс ВКонтакте, плюс "Russia Today", "LiveNews", поскольку это вроде бы как самые свежие регулярные новости - украинские СМИ за ними не успевают. "Обозреватель" в Донецке не читают. Есть куча групп в Одноклассниках и ВКонтакте, в которых призывают "убить укра", "укропы придут – вас всех перережут". А "правосеки" - это просто пугало".

"Если человека испугать, с ним можно делать все, что угодно. Люди в состоянии испуга готовы сдавать соседей, они готовы выходить стадом на какие-то демонстрации. Они боятся потерять работу, они боятся смотреть телевизор, потому что каждый день им показывают убийства. Их приучают так же, как жителей России".

НУЖЕН ЛИ ДОНБАССУ РУССКИЙ ЯЗЫК

Вадим: "Донбассу нужен мир. Прежде всего. Все остальное – третично, четвертично и т.д. Нужен только мир. Сейчас обсуждать вопрос русского языка абсолютно бесполезно. Мы и так говорим по-русски или по-украински. Большинство жителей Донбасса хорошо понимают украинский. Им никто не запрещает разговаривать по-русски – в органах власти, в том же суде. Например, я сам участвовал во множестве судов. Если ты говоришь по-русски, а тебе отвечают по-украински – это нормально. Если ты не понимаешь по-украински, тебе дадут переводчика, если ты такой тупорылый.

Проблемы русского языка не существует – забудьте о ней".

"На мой взгляд, сегодня Донбасс требует скорейшего проведения операции по уничтожению боевиков. Это вопрос номер ноль. Второе – никто не должен разговаривать с людьми, которые держали в руках оружие. Это преступники. И нужно еще доказать, что они никого не убили, потому что любое оружие стреляло. Но тех людей, которые просто боятся войны, нужно просто переубеждать. А переубеждать можно только одним – нормальным экономическим развитием государства".

Максим: "Донбас потребує жорсткої агітації. Агітації, по-перше, за мир, за те, щоб люди зрозуміли, що за "кордоном" "ДНР" і "ЛНР", якого не існує, живуть люди, які хочуть добра і миру. Ми не збираємося іти й вбивати когось. Нехай приїздять до Києва. До речі, практично вся Донеччина взимку відпочивала на Закарпатті. Всім подобалося, ніхто не бачив тих "кровавих бандерівців". Ніколи не виникало таких питань. Це все надумано, це все робиться для того, щоб знищити українську націю на теренах Донеччини".

КАКОЙ МИР НУЖЕН ДОНБАССУ

В последнее время слово "мир" стало предметом множества спекуляций. Одни подразумевают под ним "мир любой ценой", даже ценой потери территориальной целостности страны. Другие – мир, отвоеванный у террористов. Какой вариант мира нужен Донбассу?

Вадим: "Я выскажу свое мнение. Человек, не относящийся к украинской армии, держащий в руках оружие, должен быть уничтожен. Потому что любое оружие рано или поздно выстрелит. Наши ребята, которые едут туда, едут не воевать с жителями Донбасса – они едут освобождать свою родину, Украину. Люди, которые держат оружие – это в подавляющем большинстве либо криминальные элементы, либо наемники, либо агенты, завербованные Россией. Обычные люди оружие в руки не берут.

Еще один вопрос, который я хотел бы затронуть – люди с оружием, которые обладают им в качестве носителей властных полномочий. Это работники прокуратуры, СБУ и милиции. То, что творится в милиции Донецкой и Луганской областей никак, кроме как государственной изменой, назвать нельзя. Это люди, которые целенаправленно работают на "ДНР". В большинстве своем они охраняют колонны "ДНР". Позавчера в Донецке, когда захватывали воинскую часть, работники ГАИ фактически регулировали движение. У них есть оружие в руках, которым они должны защищать территориальную целостность Украины, а они охраняют боевиков. И получают деньги из нашего кармана".

КАК ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ПРИНЯЛА СТОЛИЦА

Максим: "Коли я приїхав з пораненням, знаходився близько півтора місяців в лікарнях. Дуже привітні люди, дуже багато знайомих з’явилося. Зараз я переважно живу у своїх знайомих, в деяких церквах…

Я звернувся на урядову "гарячу лінію" ще місяць тому. Кажу: я переселенець з Донеччини, допоможіть мені, будь ласка. Мені кажуть: можете переночувати в хостелі за 65 гривень. Шановні! Я знаю багато хостелів по 30 гривень. А вони мені пропонують від держави хостел за 65 гривень. Вибачте, але це ганьба.

Я кажу: у мене немає грошей. –Так у вас же є знайомі? – Кажу: немає знайомих. – Так у вас же є родичі, займіть у них, візьміть кредит у банку. Кажу: не хочу брати кредит, де можна переночувати в Києві? – Переночуйте на залізничному вокзалі.

Допомоги ніякої. Потім я спілкувався із робітниками Департаменту соціальної політики. Питаю: так а чим ви займаєтеся? – Ми аналізуємо Facebook, ВКонтакте, збираємо таких, як ви, активістів, і вас координуємо. - Навіщо ви мені потрібні з вашою координацією?"

Вадим: "Мне 52 года. Реально устроиться на работу в Киеве в таком возрасте крайне сложно. Если ты не в состоянии открыть свое дело, то ты фактически брошен. Мне не нужны деньги от государства – я хочу зарабатывать деньги сам. Большинство людей, которые едут сюда, не просят денег – дайте возможность работать и зарабатывать деньги. Мы сами снимем себе квартиры, мы купим себе еду. Дайте нам возможность заработка. Нужен нормальный центр занятости".

Максим: "Мені що чотири дні телефонують з "гарячої лінії" і питають: ви вже отримали допомогу? Кажу: ні. – Тримайтеся".

Вадим: "Раз в неделю звонят и спрашивают: у вас все нормально? – Мне такие звонки не нужны. Они раздражают".

ЧТО НЕСЕТ УКРАИНЕ ДИВЕРСИОННАЯ СЕТЬ РФ

Вадим: "Диверсионная сеть, которая строилась Россией годами, есть и останется. Украину в ближайшее время ожидает непростая ситуация. Мы вправе ожидать террористических актов в любой точке Украины, потому что те террористы, которые были заброшены, будут продолжать действовать. Мы имеем пример Турции и курдов, мы имеем пример Израиля с Палестиной. Если мы не построим забор с Россией, диверсанты будут продолжать проникать на территорию Украины.

Поэтому продолжение АТО – забор с Россией. Я понимаю, 1700 километров государственной границы. Но можно просто сделать ров и просто накатать спираль Бруно в три ряда. Это достаточно дешево. Это хоть какой-то заслон. Есть еще минирование, есть мобильные группы, есть беспилотники. Петру Алексеевичу Порошенко придется задуматься о закрытии границы, иначе мы будем иметь каждый день взрывы. Террористические акты будут постоянно".

Читайте предыдущие материалы о переселенцах с востока и Крыма.

Наши блоги