УкрРус

Об ужасах "Градов" и "Ураганов", или Как в АТО "сохранить крышу"

  • Об ужасах "Градов" и "Ураганов", или Как в АТО "сохранить крышу"
    ЕРА

Одним из важнейших аспектов подготовки солдата является, помимо всего прочего, психология. Но, по словам бойцов, перед отправкой в зону боевых действий они не проходили никакой психологической подготовки. Даже многие профессиональные кадровые военные оказались не готовы к испытаниям, до этого в большинстве своем не воевавшие. Что уж говорить о добровольцах.

- Да, у нас много ребят "срываются", – с горечью констатирует солдат 12-го батальона Алексей, который проходит лечение в киевском военном госпитале, – люди не выдерживают. Был у нас человек, который вроде был готов ко всему, но после первого же обстрела у него "поехала крыша". Некоторые там уходят в запой, а такой человек может потянуть на дно всех остальных. Он не будет выходить на посты, или уснет там, потому что уже не контролирует организм. Если мы видим, что человек не справляет с психологической нагрузкой, то стараемся ему помочь, но мы же не спецы в этом. При этом мы не видели каких-то штатных психологов, которые приезжали бы и работали с нами, проверяли наше состояние.

После Майдана появились частные инициативы психологов, которые на волонтерских началах работают в военных госпиталях или ездят в Донбасс для оказания первичной помощи. Психолог Оксана Бельская, общественный активист, член партии силовиков, патриотической молодежи и интеллигенции "Сила и Честь", занимается поддержкой и реабилитацией бойцов еще с января: сначала она была волонтером на Майдане, а в начале лета стала ездить в Донбасс как психолог штаба Минобороны. Эта отважная высокая блондинка не один месяц фактически прожила в блиндажах. За это время она привела в чувства – что иногда в буквальном смысле тождественно глаголу спасла – не один десяток людей.

- Десантник, героический мальчишка, вывел 200 человек из окружения, – рассказывает она. – Когда попал к своим, его с черепно-мозговой травмой направили в Николаев, а там оказалось, что этой травме уже больше недели. Вдруг отказало зрение, речь, парень оказался в жутком состоянии. Оказалось, когда парень выполнял боевую задачу, его организм был отмобилизован, а как только расслабился – все.

В начале августа, работая с 79-й бригадой, Оксана попала в окружение в районе Саур-Могилы, после чего и сама нуждалась в помощи коллег.

- Когда обрушиваются эти "Грады" или "Ураганы", поверьте, мы в жизни не переживаем подобного страха. Это клинический ужас, когда отказывают части тела. Я, например, лишилась речи на какое-то время, когда была сильно напугана обстрелом. Хорошо, что отняло речь, а не ноги – нам бежать надо было до укрытия. Потом пришлось обследоваться. Но, к счастью, я восстановилась.

Оксана подчеркивает, что одна из главных проблем состоит в том, что бойцы лишены передышки:

- Там на одну задачу накладывается следующая, затем – ещё одна. И полученная травма растягивается на длительный период. Травматическое состояние становится привычным, человек не замечает, как психика, физиология начинают отказывать. Кроме того, для мужчин признаться в том, что "мне плохо" или "я нуждаюсь в помощи", – унизительно. К тому же, почти все разговоры ребята переводят на самое наболевшее: на то, как их подводит государство в обеспечении, как их предает вышестоящее командование, сколько несправедливости видят они там, уйдя на войну патриотами. Казалось бы, это не имеет прямого отношения к теме, но, с другой стороны, не может не влиять на моральное состояние каждого.

Украинским психологам придется пройти свой путь проб и ошибок, чтобы выработать методики работы с АТОшниками. В свою очередь, государство не может и дальше оставаться в стороне от этой проблемы.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги