УкрРус

Пленник луганских террористов: мне угрожали расстрелом. Обошлось

  • Пленник луганских террористов: мне угрожали расстрелом. Обошлось
    Скриншот

Луганский батальон МВД "Темур" просуществовал всего неделю. Он был создан 21 апреля и мог бы стать таким же защитником города и области, как, например батальон "Днепр" в Днепропетровске. Луганский батальон назвали именем Темура Юлдашева, которого тогдашний начальник Луганского областного управления МВД Владимир Гуславский назначил командиром батальона. Темур, в свою очередь, набрал добровольцев, но предпринять что-либо по защите города ему и его бойцам не удалось.

28 апреля, когда Темура взяли в плен, батальон выехал в город-спутник Луганска Счастье на учения. На въезде в городок путь им преградили местные жители, помогавшие вооруженным террористам. Несостоявшихся бойцов батальона было около трех десятков, нападавших с монтировками и дубинками - в два раза больше. Подъехали вооруженные люди, завязалась потасовка.

По словам очевидцев, боевики затащили Темура в один из автомобилей и увезли в захваченное здание СБУ. После этого его бойцов никто не тронул, они все вернулись в Луганск. Позже Юлдашев обвинил в захвате батальона луганскую милицию, заявив, что это она "слила" его террористам. Темур говорил, что находится у них "в гостях", но такая риторика пленных не удивительна. В Славянске представители ОБСЕ, попавшие в плен, говорили то же самое.

Во время допроса в день похищения боевики называли Юлдашева "правосеком", подозревая его в связи с "Правым сектором".

Вот уже на протяжении месяца Темур Юлдашев находится в плену у террористов. Держат его в здании СБУ.

О том, что произошло с ним за этот месяц, Юлдашев рассказал в интервью "Обозревателю":

- Изначально где вас держали?

- Сначала я ночевал в подвале. Был в наручниках, потом их сняли часа через три. Из подвала меня через пару дней перевели в комнату на втором этаже. Кинули матрас. Здесь у них был развлекательный центр. Было четыре компьютера, и они всю ночь играли в танчики. Все время курили. Я начал кашлять. Думал, что выплюну легкие. Но потом они ушли, смилостивились надо мной. Этому поспособствовала и миссия ОБСЕ.

- Вы встречались с представителями миссии?

- Да. С ними была женщина-переводчик, моя знакомая. Они спрашивали, как и что. Я все рассказал. После того, как миссия ушла, ко мне несколько изменилось отношение со стороны захватчиков. Они даже вынесли столы с компьютерами и оставили меня в комнате одного. Стало намного легче дышать.

- Второй этаж. Вроде бы невысоко. Вы не пытались бежать?

- Вы смешные. Я – профессионал. Я видел, что это очень сложно и сопряжено с непреодолимыми препятствиями. Поэтому не пытался.

- Вас охраняют?

- В коридоре посменно сидит один человек, вооруженный автоматом. Я могу выйти, пересечь коридор и зайти в туалет. Больше ничего.

- Распорядок дня есть какой-то?

- Нет. Что хочу, то и делаю. Если никто не хочет со мной беседовать, то меня как будто тут и нет.

- О чем вы говорите с террористами?

- С террористами я говорю "за жизнь", потому что они такие же люди, как и все. Ничто человеческое им не чуждо. Но их на самом деле не так много вокруг меня. Несколько десятков. Хотя если понадобится, они сразу подгонят подкрепление.

- К вам не применяли пытки, насилие?

- Нет. Было психологическое давление. Меня пугали разными роликами, показывали, как насилуют, убивают. Кричали, чтобы я смотрел, мол, "видишь, как ваши убивают". Требовали, чтобы я перешел на их сторону. Угрожали расстрелом. Я поверил, побрился, помылся, надел чистое белье, надушился. Хотел нормально пахнуть в случае чего. Обошлось. Но после визита миссии ОБСЕ как-то смягчилось отношение. Даже через пару дней отдали мобильный телефон.

- Вы в комнате один?

- Нет. Ко мне недавно подселили троих человек -Олега, военнослужащего из Винницкой области, и двух солдатов-срочников из внутренних войск. Один – из Черкасской области, второй – из Житомирской. Мы с Олегом спим на матрасах, а ребята спали на карематах. 29 мая этих двоих от меня забрали. Думаю, что выпустили.

- Кто вас кормит?

- Еду мне приносит близкий человек. Кстати, не только для меня, но и для всех троих. Деньгами помогают друзья. У меня есть в Киеве друг Андрюшка, мы с ним дружим с 1993 года. Он материально обеспечивает. Другие друзья тоже помогают. А морально мне помогает друг Олег, он каждый день высылает мне смс с выдержками из Библии. Очень меня это укрепляет.

- Чем вы занимаетесь целыми днями?

- Ем, стою на голове, отжимаюсь по 50 раз в четыре подхода. Читаю. Библию читаю, я ее здесь нашел, когда меня в душ водили, попросил, мне ее отдали. Правда, читать, до того, как не передали очки, не мог. Когда передали, начал читать. Мне принесли Булгакова "Дни Турбиных", "Мастер и Маргариту" и "Белую гвардию".

- Скажите, вы обращались в МВД и Минобороны, с просьбой, чтобы вас освободили?

- Я не обращался. Послушайте, я сотрудник МВД, де-факто они должны меня освобождать. Это прописано в функциональных обязанностей моих начальников. Как я должен был обратиться? Рапорт написать и потом письмом с уведомлением отправить? Я обращался лишь на личном уровне. У меня есть достаточное количество друзей. Но пока ничего о том, когда меня освободят, сказать не могу.

- Вы видели каких-нибудь людей, которые приходили к террористам? Может, что-то необычное?

- Началось... Зеленые человечки были тут с большими гуманоидными головами и странными выражениями лиц. Я видел таких же людей, как я один-в-один. Паспорт я у них не проверял. На самом деле тут все странные люди, самый странный тут я. Сижу, как дурак, в грязной оранжевой футболке. Не понимаю, что я вообще тут делаю.

- Лиц кавказской национальности не видели?

- Здесь – нет. Но может, они и есть в городе. Не знаю.

- Каких-то других пленных, кроме вас?

- Не видел, но наверняка знаю, что они тут есть. На разных этажах. Сколько их, у меня нет такой информации.

- Вы общались с бойцами из вашего батальона?

- Нет. Они также со мной не общались. Они знают, что звонить мне нельзя. Мой телефон прослушивается.

- Кто вас ждет дома?

- Моя семья. Мои дети. У меня их четверо. Георгий и Маргарита – от первого брака. Я развелся, а через некоторое время первая жена погибла в автокатастрофе. Я забрал их к себе. И двое детей от второго брака – Аглая и Аристарх. Кстати, у Маргариты 29 мая день рождения. Ей исполнилось 17 лет. Кроме того, у моей мамы, Ненюковой Тамары Георгиевны также сегодня день рождения. Она у меня живет в Мордовии. Я жалею, что не могу их обнять и быть с ними в этот день.

- Чем занимаются ваши дети?

- Маргарита – чемпионка Украины по тяжелой атлетике. Она недавно взяла золото. Георгий – чемпион по паурлефтингу. Аглая, если введете в поисковик "девочка и турник" в свои годы может подтянуться 18 раз. Кстати, она недавно записала ролик под названием "Свободу Темуру Юлдашеву", можете тоже найти. Аристарх ходит на борьбу. Дома они не сидят. Да и что им делать дома, я ведь телевизор выбросил лет пять назад. Нечего им смотреть этот зомбоящик.

- Как вы думаете, для чего вас держат в плену?

- Думаю, что решение принимают не местные, а ФСБ. Скорее всего, намереваются использовать меня в качестве живого щита. Либо потом попытаются на кого-то поменять. Пока никаких требований они не выдвигали.

- Когда вас выпустят?

- Да, откуда мне знать. Этот вопрос надо задавать Болотову.

Уже после того, как интервью с Темуром состоялось, стало известно, что батальон, названный его именем, проходит подготовку в Днепропетровске. Об этом на своей странице в Facebook сообщил луганский активист Алексей Бида, который также ранее побывал в плену у террористов в здании УСБУ и покинул город после освобождения. Кто командует батальоном, он не сообщил, отметив, что это военная тайна.

"Мои земляки из подразделения "Темур" проходят подготовку в Днепре. Просят помочь со снаряжением. На первом этапе им нужна вменяемая форма. Для этого понадобится 15-20 тысяч гривен. Прошу откликнуться неравнодушных. Карта Привата 4405 8858 2065 6673", - написал Алексей.

Наши блоги