УкрРус

Не Европа

Читати українською
  • Не Европа

Спасибо, отец, за определенность. Это первое, что хочется сказать премьер-министру Николаю Азарову после того, как на сайте Кабмина появилось сообщение о том, что "в интересах национальной безопасности Украины процесс подготовки к заключению Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС приостановлено".

Вот так буднично, походя, в рабочем порядке граждан Украины проинформировали о кардинальной смене внешнеполитического курса Украины.

Странно, конечно, что об этом нам сообщает не президент, который определяет направление внешней политики государства.

Хотя нет. Странно, что нам вообще что-то сообщили. Именно об этой унизительной роли вещмешка в руках президента мы писали в статье "Страна с судьбой чемодана". Так и вышло: чемоданы уже никуда не летят. Начальство передумало.

Все было достаточно кисло. Атмосфера… Вы можете представить себе атмосферу прозрачную, как слеза ребенка, и вязкую, как болотная тина? Такой была атмосфера в Верховной Раде 21 ноября, причем с самого утра - когда нараспашку были раскрыты двери центрального входа в здание под куполом, и в эту гостеприимную дыру входил Александр Квасьневский.

Он еще говорил: "Не знаю, посмотрим" - журналистам, которые тянули к нему микрофоны. "Работаем", - кратко резюмировал он через несколько часов, садясь в автомобиль, чтобы уехать из Верховной Рады.

За то время, которое Квасьневский просидел в сессионном зале, там успели провалить все шесть проектов еврозаконов о лечении Тимошенко, принять еврозакон о выборах и отложить еврозакон о прокуратуре. Затем прозвучало обещание поставить непринятые проекты еврозаконов утром в пятницу.

А в перерыв после утреннего заседания мой коллега в подземном парламентском буфете громко объяснял, что ассоциацию все равно подпишут - потому что она выгодна Ахметову, имеющему активы в Европе.

Потом мы поднялись наверх и увидели… Увидели то, о чем теперь трубят все. "Что ж, газ по доступной цене - штука для металлургии не менее важная, чем евроинтеграция", - сделал вывод мой колега, разводя руками.

Этот жест, похоже, стал самым популярным в парламенте - да и во всей Украине. Если верить аккаунту в Facebook Ирины Геращенко, даже регионалы, активно саботировавшие работу в группе по проекту о судьбе Тимошенко, приуныли, когда Геращенко зачитала им сообщение о решении Кабмина.

Владимир Олийнык в кулуарах как мог разъяснял причину столь резкого поворота штурвала - и при этом не жалел резких слов в адрес России, которая именно и виновата в бедственном положении Украины. По его словам, курс на евроинтеграцию остается неизменным, но в Украине сложилась очень сложная ситуация, и условия соглашения об Ассоциации должны быть разработаны с учетом этой ситуации. А Европа пока не продемонстрировала доброй воли в решении этой проблемы, говорит Олийнык.

Что-то похожее примерно в то же время говорил и Янукович на бизнес-форуме в Вене: мы идем по пути евроинтеграции, но на данном этапе погода в дороге неблагоприятная. Но направления мы не меняем.

То, что мы все услышали от Европы в ответ на эти заверения, стоит воспринимать с поправкой на дипломатическую корректность. Например, если написана фраза "стороны обменялись мнениями", это значит, что стороны в хлам разругались и ни о чем не договорились. Поэтому заявление "Мы глубоко разочарованы решением украинского руководства", которое из еврочиновников сегодня не озвучил разве что ленивый, вполне может быть переведено с евродипломатического на новоукраинский всем знакомой идиомой "Дапашливы!"

И Украина действительно идет, куда сказано. Анонсированный Януковичем короткий перерыв, по словам Квасьневского, может затянуться надолго. Европа уверена, что Украина поддалась давлению России. Впрочем, это означает только то, что Европа не смогла предложить достойную компенсацию тех потерь, которые Украине пообещала и уже стала воплощать в жизнь Россия. Хотя и Европу можно понять: она не обязана компенсировать экономическую беспомощность украинского государства.

Итак, что же мы имеем?

Мы имеем Европу, которая в бешенстве посылает нас куда подальше. Такое бешенство, прикрытое дипломатической корректностью, не может быть объяснено количеством организационных усилий, затраченных впустую - скорее, оно обусловлено объемом обещанных Украине и внезапно отвергнутых ресурсов. Квасьневский, который питает к Украине иррациональную склонность, просит Брюссель не прекращать мониторинга состояния Тимошенко. Эта просьба Квасьневского, будучи удовлетворена, могла бы означать, что Европа не закрывает перед нами двери окончательно, а готова подождать, когда в Украине сложатся более благоприятные условия для европейской интеграции - наладится экономическая ситуация, стабилизируются отношения с РФ, будет избрано другое государственное руководство.

Мы имеем Россию… Имеет ли Россия нас, мы узнаем позже, когда станут ясны подробности и последствия того процесса, который в злополучном распоряжении Кабмина обозначен фразой "восстановить активный диалог с Российской Федерацией и другими странами Таможенного союза и государствами-членами СНГ по оживлению торгово-экономических связей с целью сохранения и укрепления совместными усилиями экономического потенциала государства". Пока же Россия не комментирует ситуацию.

Имеем ли мы Украину? Похоже, что нет. Это делают, как говорил когда-то герой Фрунзика Мкртчана, совершенно посторонние люди. Не из нашего района.

Зима будет долгой. Нужно приготовиться. Так говорил персонаж фильма "Убить дракона". Причем, она будет долгой даже в том случае, если хозяин украинских чемоданов в очередной раз передумает. С него станется...

Наши блоги