УкрРус

Независимый Каракалпакстан: мечта или политическая программа?

  • Независимый Каракалпакстан: мечта или политическая программа?

Оппозиционные движения Каракалпакстана хотели бы видеть республику независимой от Узбекистана. Как относятся к этому в Ташкенте? И есть ли предпосылки для такого развития событий?

В русскоязычных СМИ вопрос о наличии "сепаратистских организаций", выступающих за независимый Каракалпакстан в Узбекистане, обсуждается эпизодически, в контексте того, не намерена ли Россия, Казахстан или какая-либо другая страна разыграть эту карту для давления на Ташкент. Летом прошлого года оппозиционное движение "Алга, Каракалпакстан" выступило в Сети с призывом к демократическому развитию региона в форме независимой республики или к присоединению Каракалпакстана к России или к Казахстану. С 1993 года Каракалпакстан входит в состав Узбекистана на основании договора, срок которого истек в 2013 году. Сейчас движения, выступающие за независимость Каракалпакстана, подняли вопрос проведения референдума, который решит судьбу региона, и намерены обсудить эту тему на готовящемся курултае.

Конституция, референдум, нефть...

В Каракалпакстане сложилась уникальная ситуация, отличающая ее от конфликтных зон, связанных с термином "сепаратизм" во многих постсоветских странах, подчеркивает директор центральноазиатских программ московского правозащитного центра "Мемориал" Виталий Пономарев.

"В конституциях и Узбекистана, и Каракалпакстана записано, что Каракалпакстан является суверенным государством в составе Узбекистана и имеет право выхода из этой страны путем проведения референдума. Эти требования были включены в обе конституции в начале 90-х годов. Поэтому движение за право проведения референдума в Каракалпакстане полностью опирается на существующую правовую базу. Тем не менее за последние 20 лет эта правовая база все больше воспринималась в Ташкенте как простая формальность", - продолжает он.

При этом Каракалпакстан - это больше трети территории Узбекистана, это, при небольшом населении, стратегический район, с точки зрения транспортных коммуникаций, газопроводов, там есть запасы нефти, газа, других природных ресурсов. "Эта республика имеет ресурсы, чтобы обеспечить самостоятельное существование, даже при сложностях, которые объективно существуют. Но от их наличия местный бюджет мало что получает, прибыль идет в Ташкент", - отмечает правозащитник.

На сегодняшний день ситуация в республике удручающая, говорит на условии анонимности информированный источник DW в Узбекистане. "Местная элита представлена в правительстве Узбекистана. Так, глава совета министров Каракалпакстана является заместителем председателя Кабмина, а председатель местного парламента - заместитель председателя сената парламента Узбекистана. Но среди населения считается, что для руководства Каракалпакстана республика - это "семейное предприятие". Говорится о том, что управляющие этим "предприятием" люди зарабатывают ежегодно сотни миллионов долларов на отводе воды Амударьи на свои частные рисовые поля", - говорит собеседник DW.

"В то же время налицо экологическая катастрофа, связанная с Аралом, массово распространена анемия. Жители недоедают, испытывают нехватку воды. Из "центра" в Приаралье регулярно уходят поезда с гуманитарной помощью (последний был в середине мая) - это продовольствие, медикаменты и прочее", - продолжает собеседник.

Не до референдума?

Однако, по его оценке, надежда на благополучную самостоятельную жизнь, благодаря запасам углеводородов, экономически не совсем обоснована. "12 мая в Ташкенте прошла международная конференция "Нефть и газ Узбекистана", на которой эксперты уже почти не скрывали, что местная "нефтянка" погибает из-за варварских способов добычи, и Приаралье уже покинули несколько иностранных газодобывающих компаний. Да и людям в массе не до референдума, их душат социальные проблемы", - оценивает настроения в Каракалпакстане источник DW.

Иначе видит ситуацию Виталий Пономарев. "Дискуссия о референдуме в Каракалпакстане оживилась после признания в 2008 году независимости Косова. Тогда в интернете появилось первое воззвание, и оно вызвало заметный эффект внутри страны. Но до лета 2014 года узбекские власти избегали публичного признания того, что движение за независимость вообще существует", - говорит правозащитник.

По его информации, на активистов оказывалось давление, но обвинения фабриковались по криминальным статьям. "Но сейчас уже ясно, что есть целый спектр движений, как внутри страны, так и среди каракалпакских диаспор за рубежом, в частности, в Казахстане, в России, в Киргизии. Наиболее активная среди них в интернет-пространстве - "Алга, Каракалпакстан",- говорит сотрудник "Мемориала".

Каракалпакский курултай

"Все эти движения объединяет понимание, что пребывание в составе независимого Узбекистана имело катастрофический эффект и в экономическом плане, и в плане сохранения культуры. В прошлом году им впервые удалось озвучить каракалпакский вопрос на международном уровне на саммите БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве. Сейчас власти Узбекистана уже проявляют большую озабоченность этой тенденцией", - утверждает российский правозащитник.

Один из лидеров "Алга, Каракалпакстан", Аман Сагидуллаев, ищет в Киргизии политическое убежище. Он рассказал в интервью DW, что сейчас движение наряду с требованием референдума за независимость, выступает за демократические перемены. "А спецслужбы Узбекистана нас преследуют даже за границей, хотя мы не являемся сепаратистами. Ведь срок договора, заключенный между Каракалпакстаном и Узбекистаном в 1993 году на 20 лет, истек, а текста нового договора власти в Ташкенте не предъявляют", - говорит Аман Сагидуллаев.

"Мы - противники насилия, не исламисты и не националисты. Мы не сотрудничаем с официальными властями ни России, ни Казахстана, ни западных стран. И наши усилия мы намерены направить на то, чтобы на эту проблему обратили внимание в ООН, членом которой мы имеем право быть, и ОБСЕ. Под их наблюдением референдум можно было бы провести даже при Исламе Каримове", - рассказывает собеседник.

Наши блоги