УкрРус

Ограничение госзакупок в медицине: изнанка импортозамещения

  • Ограничение госзакупок в медицине: изнанка импортозамещения

Правительство РФ не исключает дальнейшего ограничения списка зарубежных медицинских товаров. Благотворители и эксперты опасаются непредсказуемых последствий этого решения.

В середине августа руководители благотворительных организаций и фондов направили письмо премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву, в котором попросили не расширять перечень запрещенных для госзакупок иностранных медицинских изделий. Принятое в феврале постановление правительства РФ уже ввело ограничения на ряд товаров. Теперь же очередной "санкционный" список могут расширить. Под удар могут попасть некоторые фонды, поддерживающие больных и пожилых людей.

При уходе за ними на передний план выходят медицинские препараты - и именно вокруг них в последнее время разгорелась общественная дискуссия. Иностранные товары теперь можно закупать, только если нет хотя бы двух предложений по тем же позициям от производителей из России, Беларуси, Казахстана или Армении. Впрочем, на частные закупки действие этих законов не распространяется.

Кто поможет детям-бабочкам?

Фонд "Б. Э. Л. А. Дети-бабочки", поддержавший обращение к Медведеву, помогает детям, страдающим буллезным эпидермолизом. Под этим пугающим названием скрывается еще более страшное неизлечимое заболевание. Из-за генетических нарушений у людей, вынужденных жить с этой болезнью, после любого прикосновения или трения по всему телу появляются волдыри, на месте которых затем образуются раневые поверхности. Ухаживать за теми, кому поставили этот диагноз, нужно во сто крат осторожнее. Малейшее неаккуратное действие - и на теле образуется новый пузырь, а это значит - новая боль, новое страдание.

Ключевая проблема в том, что нуждающимся в особом уходе пациентам нужны особые же товары. Огромное значение имеют перевязочные материалы.

"Обычный бинт, возможно, подойдет здоровому человеку, но нашему ребенку он может категорически не подойти, потому что он начинает натирать кожу и от него образуются еще бoльшие раны", - говорит в разговоре с DW Алена Куратова, учредитель и председатель фонда "Б. Э. Л. А. Дети-бабочки".

До сих пор уже существующие ограничения сказывались на поликлиниках и благотворительных организациях лишь выборочно - фонд "Б. Э. Л. А. Дети-бабочки", по словам Куратовой, от них пока не пострадал. Частично это объясняется тем, что дети, опекаемые фондом, от государства вообще ничего не получают - за исключением проживающих в Москве. Но расширение ограничительного списка на деятельности фонда все-таки может сказаться. "Если рассматривать возможность, что государство детям что-то будет выделять, то в этом случае обсуждаемый закон нам совершенно не нужен", - говорит Алена Куратова.

Главный вопрос - качество

Краеугольный камень обсуждения - не страна происхождения медицинских товаров, а их качество. "Проблема в том, что вопросы качества нигде не формализованы. Никто не может сказать, что этот товар качественный, а этот - нет", - говорит DW Ольга Журилова, сотрудник московского представительства шведской компании Molnlycke Health Care, производителя одноразовой продукции для хирургии и ухода за ранами. По мнению Журиловой, первая редакция постановления выглядела более взвешенной, а вторая была сформирована спонтанно - как будто из разных категорий медицинских изделий просто взяли отдельные наименования.

Вопросы возникают также с доказательствами клинической эффективности использования медицинских изделий. "Был ли экспертами в отрасли проанализирован ассортимент, действительно ли мощности двух российских производителей современных материалов достаточны для покрытия нужд рынка, полностью ли они соответствуют потребностям и обладают ли они теми свойствами, которые для них заявлены в технических заданиях?", - задается вопросами Журилова. Есть опасение, что в случае расширения ограничительного списка значительное количество медицинских изделий зарубежного производства станет недоступным в тендерах.

А критерии?

Путаницы добавляет и отсутствие четких критериев, на которые можно было бы опираться при вынесении "закупочного" табу. "Простого перечня (товаров, на которые распространяются ограничения. - Ред.) недостаточно. Нужно в нем указывать дополнительные параметры, чтобы было понятно, на основе чего мы сравниваем конкретные приборы, понимать, что российская промышленность технологически готова выпускать, а что должно импортироваться, чтобы отвечать потребностям профессионального сообщества и пациента без ущерба качества диагностики, лечения или снижения уровня и доступности оказываемой медицинской помощи", - говорит Ольга Журилова.

К примеру, в первой редакции постановления под ограничение попали томографы с конфигурацией от 1 до 64 срезов, рассказывает DW Михаил Потапов, директор по вопросам правового регулирования Ассоциации международных производителей медицинских изделий IMEDA. "А сейчас в перечень включено оборудование для УЗИ без какой-либо спецификации. То же самое - с приборами для рентгена", - добавляет Потапов. Чтобы избежать обвинений в нарушении закона, медицинские учреждения будут заказывать оборудование в базовой комплектации, что не всегда гарантирует лучший результат исследования, предполагает эксперт.

"За четыре года мы перепробовали все, что только поставляется на российский рынок - и мы можем засвидетельствовать, что в отечественном производстве ситуация весьма плачевная", - говорит Алена Куратова из фонда "Б. Э. Л. А. Дети-бабочки". Остается верить, что дети, находящиеся под опекой благотворителей, от непродуманных действий не пострадают.

Наши блоги