УкрРус

Экс-глава СБУ: прямого вторжения России из Крыма не будет по двум причинам

Читати українською
  • Экс-глава СБУ: прямого вторжения России из Крыма не будет по двум причинам
    ipress.ua

Карьера полковника Игоря Калинина достаточно неоднозначна. Свою трудовую деятельность он начал в КГБ. Затем были Афганистан и орден Красной звезды. Преподавал в Национальной академии СБУ. Занимал пост начальника Центра спецподготовки Главного управления "А" Службы безопасности, а позже – директора центра спецподготовки охранников "Альфа-Щит".

В 2010 году в биографии Игоря Калинина появилось упоминание о Викторе Януковиче – тот назначил его на пост главы Управления госохраны. В 2012 году тот же Янукович назначил его председателем СБУ, а спустя год – своим советником.

В интервью "Обозревателю" полковник запаса поделился своим видением ситуации на востоке страны, о наиболее приемлемой тактике Украины в переговорном процессе, а также о том, как закрыть "на замок" восточную границу и не допустить эскалации конфликта на юге Украины.

-На ваш взгляд, как должна действовать украинская власть в условиях нарушения режима прекращения огня на востоке страны?

-Вопрос очень сложный, поскольку договоренности не соблюдаются или соблюдаются частично. Здесь ни в коем случае нельзя останавливаться. И Вооруженные Силы, и Национальная гвардия, и наши батальоны должны работать в тесном взаимодействии – и все это на фоне глубокого переговорного процесса.

Мы не можем закрыть границы, на южных рубежах тоже назревает эскалация. Поэтому в этой ситуации необходимо четкое взаимодействие всех подразделений, всех силовых ведомств, администрации, и четкая работа руководителей Министерства обороны и Службы безопасности, которые отвечают за это направление. Останавливаться нельзя ни в коем случае.

Несмотря на то, что мощь нашей армии возрастает, она пока не способна дать стопроцентный отпор. Поэтому Министерство обороны должно принимать быстрые, качественные решения, проводить определенные реформы. Мы не можем затягивать эти процессы, потому что время работает не на нас.

-Какие именно решения должны быть приняты на уровне Минобороны?

-Решения, посвященные качественной и четкой подготовке военнослужащих. Нам нельзя посылать в зону АТО молодых ребят, которые еще не умеют воевать. Необходимо сделать акцент на старую гвардию, на офицеров в возрасте 40-45 лет, которые ушли в запас. В Украине много военнослужащих, которые прошли школу спецназа, многие из них готовы поделиться своим опытом. Из них может быть сформирован костяк инструкторского состава. Должна проходить мощная подготовительная работа. Центры по подготовке наших бойцов должны работать 24 часа в сутки.

Сегодня надо воевать не количеством, а умением.

У нас работают учебные центры Министерства обороны, но их недостаточно. На фоне призывников у нас достаточно малое количество контрактников – профессиональных военных, которых уже обучали.

-Вы сказали о нагнетании ситуации на юге.

-Сейчас не только на восточной, но и на южной границе идет сосредоточение войск, это уже не секрет, СНБО говорит об этом постоянно. Крым был достаточно интересным для Украины в том плане, что это уникальнейший плацдарм, который имеет два аэропорта, водную акваторию. Население было лояльно настроено по отношению к политике, которую проводила Россия.

На юге нашей страны такого допустить нельзя.

-Существует ли угроза российской военной агрессии со стороны Крыма?

-Я думаю, официально, с помощью регулярных частей, Россия никогда не посмеет нарушить наши границы. Де-юре Крым еще наш.

Конечно, мы должны демонстрировать свои мускулы, свою мощь – психологическая сторона также играет важную роль. Но если мы не будем предпринимать активных действий на южной границе с Крымом, там могут начаться определенные волнения.

Еще одна причина, почему прямой эскалации не произойдет – потому что население наших южных регионов – Херсонской, Николаевской, Одесской областей – настроено совершенно иначе по отношению к действиям России. Без поддержки населения победить практически невозможно. А там поддержка минимальна.

-Есть ли эффективный способ закрыть нашу восточную границу?

-Для того чтобы антитеррористическая операция прекратилась, гипотетически нам необходимо сделать одну из двух вещей: первое – полностью закрыть границу на замок. Но это 2 тысячи километров, это сделать практически невозможно с помощью ресурса, которым располагает Погранслужба. И второе – не допустить финансирования сепаратистских структур, которые сейчас воюют на востоке.

Это было бы идеально. Но в то время, пока готовится силовая фаза, необходим активный переговорный процесс. Потому что нужен кто-то, кто будет поднимать определенные вопросы и договариваться. Если этого не будет, переговоры рискуют затянуться до бесконечности.

Воюющие стороны никогда не договорятся – договариваться должны общественные деятели, политики. Говорят, с террористами невозможно договариваться. Я не согласен с таким мнением. Есть определенные представители этих структур, с которыми можно вести переговоры. Если переговоры заходят в тупик, если все предъявляемые требования не выполнимы – тогда принимается решение.

Президент Порошенко выступил с инициативами, они были восприняты положительно. Что бы ни говорили, эти инициативы неплохи для нашего государства. Я считаю, что это прогресс, и Президент принял правильное решение.

Как показывает мировая практика, локальные войны могут длиться до бесконечности. Вспомните тот же Афганистан. Это будет продолжаться вечно. Будут гибнуть мирные граждане, будут гибнуть натовские военнослужащие…

Сейчас мы должны стучаться во все двери. Одна из составляющих разрешения ситуации – переговорный процесс. Если проанализировать требования сепаратистов, можно заметить, что они меняются достаточно часто, у них нет конкретики. Когда они определятся с конкретными требованиями, мы адекватно отреагируем – скажем, ребята, здесь – нет, а здесь давайте в такой плоскости переговорим… Конечно, многое зависит от нашего северного соседа. Но сейчас, слава богу, его "кураторство" намного ослаблено. Я вижу по определенным признакам, что лидеры "ДНР" и "ЛНР" готовы к переговорному процессу.

Пример – обмен военнослужащими. Он сложный, но он ведь идет, он не останавливается. Мы вернули уже около двухсот наших ребят. И все это благодаря только переговорам, а не силе. От этого надо и отталкиваться. Но если будут только переговоры и никакого сильного кулака – нас никто слушать не будет.

Поэтому здесь должен быть комбинированный подход. Это работа и Министерства иностранных дел, и общественных организаций. Должна быть выделена группа народных депутатов, которые будут заниматься этим вопросом.

Наши блоги