УкрРус

Немцов: Россия станет вассалом Китая, а Путина ждет судьба Мубарака

  • Немцов: Россия станет вассалом Китая, а Путина ждет судьба Мубарака
    Facebook Бориса Немцова

Российский оппозиционный политик, сопредседатель РПР-ПАРНАС Борис Немцов дал интервью изданию Meduza, в котором рассказал о смысле создания проевропейской коалиции при 80-процентном рейтинге доверия Владимиру Путину, объяснил неизбежность полноценной войны в России и почему альянс с Китаем станет для путинской страны катастрофой. Не обошел Немцов и тему Украины. Он раскрыл причины успеха "Самопомічі" на досрочных выборах в Верховную Раду, проанализировал шансы Украины на "выживаемость", а также сообщил, почему не готов "просто так отдавать Крым".

Ниже приводим самые яркие высказывания Бориса Немцова.

О пессимистическом сценарии альянса России с Китаем

— Обстановка в стране черно-белая. Есть доминирующая партия Путина, в которую входят КПРФ, ЛДПР, "Справедливая Россия", имперцы, сторонники [идеолога евразийства Александра] Дугина и так далее. Эта партия привела страну к самоизоляции, к тому, что Россия находится по сути на военном положении, идет новая холодная война, а Путин, хочет он того или нет, вынужден становиться вассалом Китая.

— Россия — самая большая страна в мире, но очень маленькая экономически, у нее только 2% мирового ВВП. Россия находится между двумя гигантами — Китаем и Европой. Мы стагнируем, Китай растет, Европа выкарабкивается. Этот маленький и почему-то самоуверенный Путин выбрал Китай как единственный центр силы. Я абсолютно убежден в том, что "Партия китайского выбора" — абсолютный тупик для России. Это еще и катастрофа, потому что китайцы смотрят на нас как на источник сырья, временный источник оружия и источник территорий. Путин в 2004 году уже им отдал часть территории Приморского и Хабаровского края, и это не казус и не случайность.

— Исторически мы никогда не были в альянсе с Китаем. В религиозном плане мы часть христианской цивилизации, мы часть европейской культуры, европейской истории. Эти неадекваты хотят нашу страну сделать вассалом Китая, и мы видим в этом огромную угрозу для страны. На протяжении столетий была дискуссия между западниками и почвенниками, и она сейчас продолжается. Кстати, даже во имя декабристов мы не можем такую коалицию не создать. Герцен нам бы этого не простил.

— Все восхищаются экономическими успехами Китая, но когда я говорю, что в Китае нет пенсий, нет даже начального бесплатного образования, нет бесплатного здравоохранения, доходы богатых и бедных отличаются чуть ли не в 30 раз, то люди вытаращивают глаза.

О коалиции "За европейский выбор"

— 80-процентная поддержка Путина в России осложняет жизнь оппозиции, но это совсем не значит, что надо сидеть сложа руки и ничего не делать. Нужно использовать любую возможность, чтобы предложить альтернативу.

— Мы долго пытались найти то, что может реально быть привлекательным и объединить людей разных взглядов, в том числе левых, умеренных националистов и, естественно, либералов. И "Европейский выбор" — это ровно то, что разные идеологические группы могут примерить и объединить.

— Как европейская партия придет к власти, я не знаю. Но я знаю, что от любви до ненависти — один шаг. Сегодня они его любят, благодаря зомбоящику в том числе, а через месяц могут начать ненавидеть. Мубарака тоже любили.

Об однополых браках как "главных европейских ценностях"

— Это пропаганда, это во многом ложь. Европа — это высокие стандарты жизни, защищенность, безопасность, мощный средний класс, комфортная жизнь, доступные образование и здравоохранение. Вопрос однополых браков не является визитной карточкой Европейского Союза. Это является визитной карточкой б****й из геббельского телевидения.

— Тема гей-браков в провинции 100% никого не интересует. Это очень московская тема, поверь мне. У меня десятки встреч проходят, ведь я действующий депутат, и ни один человек меня про однополые браки не спрашивал. Все знают, что в Европе народ живет хорошо, все знают, что в Европе очень хорошие здравоохранение, образование и дороги, что там мало бедных, низкая коррупция и хороший суд.

О намерении остановить войну в Украине

— Коалиция поддерживает Россию, а не Украину. Но мы поддерживаем мир с Украиной. По Украине это очень простая тема. Представь себе фантастический вариант: коалиция "За европейский выбор" пришла к власти. Первое решение: вывести из Украины все подразделения, прекратить помощь сепаратистам, начать с украинцами совместное восстановление Донбасса. Это не проукраинская позиция, а пророссийская.

— Это абсурд, когда у России кругом враги, б***ь. Вот Америка — мощная страна, но она не собирается воевать ни с Мексикой, ни с Канадой. Это же надо быть дебилом конченым, невменяемым, чтобы сделать всех врагами.

О вероятности возвращения Крыма в состав Украины

— Крым в рамках всех международных соглашений — это Украина. Что тут непонятного? Занятие Крыма — это преступление международное. Вопрос о статусе Крыма — переговорный по той простой причине, что нельзя росчерком пера решить, кто бы ни пришел к власти, в том числе и "Европейская коалиция". Но то, что эти переговоры нужно вести, для меня совершенно очевидно.

— Став президентом, я начну переговорный процесс на эту тему. Слушай, я ответственный человек. Я понимаю, что там живут люди, да?

— Возможен разный итог переговоров. Наша позиция должна проистекать из общественного мнения, которое должно быть сформировано, в том числе, и жителями Крыма. Сейчас их позиция известна. Какой она будет к моменту переговоров, неизвестно. Они, может, еще сами захотят. Сейчас там накуролесят эти идиоты — у них со снабжением и передвижением проблемы. Поэтому я нашу позицию могу сформулировать только тогда, когда эти переговоры начнутся.

— В Крыму живут два с половиной миллиона человек, вопрос о судьбе этих людей — серьезный вопрос, который росчерком пера не решается. Так случается в жизни иногда, что залезешь в какую-то задницу, и немедленно выбраться из нее не получится — столько лабиринтов, столько проблем.

О выживаемости Украины

— Если окажется, что в соседних Николаевской, Херсонской или Одесской областях людям стало жить лучше, чем в Крыму, то вопрос о возвращении Крыма в состав Украины реалистичный. А если Украина будет в той же заднице, что и сейчас, то разговаривать не о чем. Людей насильно в нищету не заведешь, они будут сопротивляться.

Выживаемость Украины — вопрос социально-экономической перспективы. Они 23 года п*****и по поводу реформ и ни хрена не делали. Страна была во власти популистов — дикая коррупция, дикие налоговые отчисления, запредельные расходы на пенсионную систему, запредельные расходы на бюрократию. Я поэтому страшно переживал, что [грузинский экономист] Каха Бендукидзе умер. Он имел фантастически успешный опыт развития Грузии, и у него был абсолютно внятный план для Украины. План был болезненный, но когда у тебя четвертая стадия рака, тебя аспирином не вылечить.

О вероятности возникновения "Майдана" в России

— Единственное место на карте России, где-то что-то на улице может произойти, это город Москва. Все. Нет других мест. В России пассионарных людей очень мало, возможности для маневров ничтожны. Люди гораздо более зашуганные, интернет-коммуникация гораздо слабее, чем в Москве, уровень независимости, финансовой и человеческой, намного ниже, температура близка к нулю.

— Украина гораздо более европейская страна, чем Россия. Даже те, кто были сторонниками Януковича, были за Европу.

— Майдан — рукотворное дело власти. Это не революционеры и активисты, которые собрались и решили что-то устроить. Власть [сама] всегда провоцирует Майдан. В Украине провокация состояла в обмане украинского народа, когда Янукович сказал, что будет подписывать документы о евроинтеграции, а потом отказался. Люди не любят, когда их сильно обманывают. Восстание происходит тогда, когда людей власти довели до ручки. В России так было и в 1917-м, и в 1991-м, и в 2011-м на Сахарова и Болотной.

— Путин в принципе много сделал для того, чтобы в России был Майдан. Он несменяемый президент, он циничный и лживый. Но поскольку в целом уровень жизни граждан снижается очень медленно, то критической массы для восстания нет. Но ее появление возможно, если будет резкое снижение уровня жизни и обострение межнациональных конфликтов на Северном Кавказе.

— Вообще, прийти к власти в России, если нет института выборов, можно только с помощью революции. Но я скажу неприятную вещь: я противник революции. Я не хочу крови. Но ведь есть еще и биологические вещи. Например, Путин умрет.

О неизбежности войны в России

— Путин — это война. Кстати, нет никаких "голубей" и никаких "ястребов". Есть партия войны, она же партия "китайского выбора", она же партия Путина. В сортах говна не разбираются, но в партии есть радикалы сумасшедшие — типа Стрелкова-Гиркина или Дугина, умеренные — типа Набиуллиной и Улюкаева, поскольку они за экономику отвечают, и силовики, которые на этом наживаются. Пока эта партия у власти, будет война.

— Путину наплевать, он думает, что ничего не бьет по экономике. Вокруг него нет ни одного человека, кто мог бы ему возразить по любому вопросу.

— Я кстати считаю, что Путин уехал [с саммита G20] из Австралии с ощущением: "Сука, я их всех в****л, я самый крутой".

Об успехе "Самопомічі" на выборах в Верховную Раду

— Успех "Самопомічі", которая полностью состоит из молодых технократов, предпринимателей, гражданских активистов, — это результат демократии. В авторитарной стране появиться новому человеку на поляне невозможно. Главное преступление Путина в том, что он уничтожил социальные и политические лифты. В путинской стране ничего нельзя добиться ни в журналистике, ни в политике. Это запрещенные профессии по большому счету. Когда сетуют, что все уже з*****и, и хотелось бы на другие рожи посмотреть, то это не ко мне вопрос. Не я з****л, а Путин.

— Механизм появления новых людей уничтожен гражданином Путиным сознательно. Он этого боится. Почему он сейчас отменяет выборы мэров? Потому что это последний лифт.

— Сейчас водораздел очень простой: или ты за войну с Украиной или ты против. Если ты за, то ты в партии Путина, и все дороги открыты. Если ты против, то тогда режим будет делать все, чтобы тебя вытолкать.

Наши блоги