УкрРус

Украинизация России

  • Титаник Россия
    Титаник Россия
    yeghiazaryan.info

Когда "Титаник" столкнулся с айсбергом, пассажиры почувствовали лишь легкий толчок. Первые два часа клиенты первого класса играли кусками льда в импровизированный футбол. Спустя еще час лайнер раскололся пополам.

Вспомните 2012-й год. Время, когда Партия регионов казалась безальтернативной. Все разговоры о том, что выбранная ею дорога ведет страну в пропасть, наталкивались на железобетонный курс гривны. Все прогнозы, что экономика дышит на ладан – на инфраструктурные стройки к Евро-2012. Сытое обывательское "сегодня" перевешивало любую экспертную тревогу про "завтра". А социологи довершали картину, рассуждая о 60% населения, не готовых протестовать.

Вспомните об этом, когда будете читать экспертные прогнозы о российской стабильности. Последние месяцы курс рубля идет вверх – российская валюта подорожала с 63 до 52 единиц за доллар. Политику Владимира Путина поддерживают 86% россиян. Только эта стабильность сродни той, что была у Украины в 2012-м. Российский "Титаник" от украинского отличается лишь размерами, но это определяет лишь сроки, а не судьбу.

Все, что будет происходить в России, украинцы уже наблюдали. Закручивание гаек. Войну между финансово-промышленными группами за доступ к сокращающемуся бюджетному пирогу. Давление на остатки политической конкуренции. Антифашистские митинги со специально согнанной массовкой. Рост внутренних противоречий, которые рано или поздно свяжутся в гордиев узел – который можно разрубить, но не развязать.

Мы привыкли думать, что российская реальность стабильна, но эта стабильность возможна лишь в условиях дорогой нефти. За минувший год золотовалютные резервы страны сократились с 510 до 355 млрд долларов. То есть на треть. За один год. И это был год, когда нефть дешевела постепенно, достигнув 50 долларов за баррель лишь в январе 2015-го. Да и серьезные санкции были введены лишь в середине 2014-го. А весь нынешний год Россия изначально проживет с невысоким уровнем цен на углеводороды.

В бюджете России предусмотрен дефицит: за этот год расходы по плану превысят доходы на 2,6 трлн рублей. Но уже только за два первых месяца года реальный дефицит составил 0,8 трлн. При сохранении подобных темпов плановый дефицит будет выбран к началу июля. А по итогу года Москве возможно придется искать деньги для покрытия пятитриллионного дефицита. По нынешнему курсу это почти $100 млрд. Почти каждый третий рубль золотовалютных резервов.

И это не считая трат на поддержание курса национальной валюты. Эксперты говорят, что в настоящее время каждый рабочий день (в выходные торги не ведутся) Москва "сжигает" на межбанке около одного миллиарда долларов. Она могла бы "отпустить" рубль, но вопрос не только в настроениях масс, а и в том, что российским госкорпорациям необходимо выплачивать внешние долги. А чем выше курс доллара – тем тяжелее для них долговое бремя.

Объясню. Суверенный госдолг Российской Федерации не так уж велик – всего лишь $52 млрд. Но существенен еще долг корпораций ("Роснефть", "Транснефть", "Газпром" и пр.) – порядка $540 млрд. В 2015 году на погашение тела кредита и проценты надо будет потратить порядка $125 млрд. Эта сумма также ложится на российские валютные резервы – в противном случае российские госкомпании может ждать банкротство.

То, что могло бы спасти российскую экономику – это резкий рост цен на нефть. Но пока что "черное золото" колеблется в коридоре от 50 до 60 долларов за баррель и пока что не собирается возвращаться к докризисному уровню.

Российская экономика, в первую очередь, страдает от низких цен на нефть – они не позволяют ей обеспечить запланированные траты бюджета. Санкции лишь усиливают давление – для российских госкорпораций закрыт западный финансовый рынок. Условно говоря, если цены на углеводороды – это айсберг, то санкции – это запрет на продажу насосов для откачки воды из трюмов. В 90-е нефть тоже стоила немного, но все то десятилетие Россия могла занимать деньги у западных партнеров. А теперь ей приходится тратить "подкожный жир", накопленный в "сытые нулевые". Но эти запасы не бесконечны. Более того, динамика их расходования такова, что к весне 2015-го Россия может столкнуться с дефицитом средств.

К тому же вся история с Крымом и Донбассом имеет еще косвенный эффект – в виде оттока капитала. Даже у авторитарного режима может быть инвестиционная стабильность и привлекательность – деньги смотрят не столько на демократию, сколько на прогнозируемость политики. А именно этого лишилась Москва, аннексировав полуостров. Никто не знает наверняка, где теперь лежат "красные линии" для Кремля, и где та черта, которую он откажется переступать. Нет ничего удивительного, что капитал ищет тихие гавани, уходя из России.

И именно поэтому российский 2015-й так напоминает украинский 2013-й. Отполированная поверхность, скрывающая изнанку. Снаружи – военные учения, Крым, космодром "Восточный", чемпионат по футболу, политическое единодушие, суверенность и антизападничество. Внутри – первый за 15 лет секвестр бюджета, заморозка накопительной части пенсии, сокращения бюджетников, отказ от индексации зарплат, рост инфляции, таяние средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния.

Именно в этом похожи Украина-2013 и Россия-2015 – в обоих случаях система существует по инерции. То, что мы наблюдаем сегодня – это затапливание трюмов российской экономики. В какой-то момент количество перейдет в качество – и мы увидим последствия. Но до этого у пассажиров первого класса еще есть время для того, чтобы слушать палубный оркестр. Впрочем, насколько я знаю, он играл и в тот момент, когда корабль уходил под воду.

Наши блоги