УкрРус

Адвокат Савченко: Градус абсурда только повышается

  • Адвокат Савченко: Градус абсурда только повышается

Илья Новиков, адвокат Надежды Савченко, объяснил, почему защита требует перенести слушания в Москву, в чем состоит слабость позиции обвинения, а также оценил перспективы процесса.

Украинская летчица Надежда Савченко находится под стражей в России с июля 2014 года. По версии следствия, она корректировала артиллерийский обстрел блокпоста в Луганской области, в результате которого погибли двое российских журналистов. Адвокат Савченко Илья Новиков рассказал DW, как продвигается судебное разбирательство, и на что рассчитывает защита.

DW: На каком этапе находится судебный процесс?

Илья Новиков: 30 июля, когда должно было состояться предварительное слушание, я подал в Ростовский областной суд ходатайство о переносе процесса в Москву. Мы полагали, что оно будет рассмотрено в течение пяти-шести дней, однако до сих пор не назначена дата. Дело в том, что судьи в этом деле подчеркнуто соблюдают формальности. Сначала ходатайство перевели на украинский язык для Савченко, кроме того, не прошли еще десять дней, которые у нее есть для того, чтобы подать жалобу. Хотя жалобу подавала защита, и с ним была согласна обвиняемая, теоретически надо давать полный срок для обжалования - вдруг человек передумает. Этот срок истекает 15 августа. И лишь после этого ростовский суд, возможно, займется вопросом, переносить дело в Москву или нет.

- Объясните, в чем смысл переноса процесса в Москву?

- Формальное основание, почему дело рассматривает Донецкий городской суд (Ростовской области. - Ред.), - это то, что, по версии следствия, именно там Савченко пересекла границу. Мы ссылаемся на принцип целесообразности. По ходатайству обвиняемого, если не все участники проживают на территории того суда, который должен рассматривать дело, то вышестоящий суд может передать дело на рассмотрение в другой регион. Никто из потерпевших, свидетелей и экспертов не проживает в Ростовской области.

Донецк - худшее место в России для проведения этого судебного процесса. Это приграничный город - главный перевалочный пункт для всех, кто едет на войну и обратно. В дни предварительного слушания там были приняты экстраординарные меры безопасности. Непонятно, зачем Россия несет эти расходы. И, несмотря на эти меры, есть опасность, что какой-нибудь деятель ЛНР придет и нападет на семью Савченко. Их же не охраняют круглосуточно. Второй момент: Донецк намного хуже, с точки зрения доступа на заседания публики и прессы, в частности иностранцев. Зал ведь маленький, город далеко. Но я не верю, что Ростовский суд примет решение о переносе слушаний в Москву.

- Главным пунктом обвинения Надежды Савченко является то, что она корректировала артиллерийский огонь, в результате чего погибли два российских журналиста. Вы недавно сообщили, что существует видео, которое показывает Савченко в плену в тот момент, когда велся обстрел, а также привели данные касательно мобильных телефонов, которые были при Савченко, далеко от места гибели журналистов. Приобщил ли суд эти доказательства к делу?

- Суд их еще не видел. Мы получили их, когда следствие было уже закончено, а момент для приобщения доказательств еще не наступил. Суд их обязательно увидит. Мы поставим перед судом вопрос о назначении экспертизы для перепроверки всех этих данных. Если ее не назначат, а я думаю, что не назначат, то это будет очень четким сигналом, что суд работает предвзято. Если же он ее назначит, то мы сможем смотреть экспертам через плечо, чтобы они все считали правильно, и в таком случае эксперты подтвердят выводы, которые у нас уже есть.

- Когда вы ожидаете вынесение приговора?

- Я думаю, сам процесс не займет больше двух недель. Если мы начнем на следующей неделе, к сентябрю он может завершиться. Я бы сказал, самое позднее - начало сентября, а скорее - конец августа. Собственно, чего мы добиваемся? Мы не верим, что будет вынесен оправдательный приговор. Мы слишком хорошо знаем, что такое сейчас российское правосудие: по знаковым делам, где есть политика, оно работает исключительно по инструкциям сверху. Мы не верим, что, несмотря на эти доказательства, Савченко могут оправдать. Но мы стремимся к тому, чтобы международное давление в пользу ее освобождения - уже после того, как суд вынесет приговор - резко усилилось по сравнению с тем, что имеет место быть сейчас.

- Как вы оцениваете обвинительное заключение Генпрокуратуры РФ?

- Его сложно оценить хорошо. В первых комментариях по поводу дела были постоянные ссылки на данные телефонов и на собственноручные записи Савченко. В последних комментариях данные телефонов просто исчезли, а письменный текст из доказательства вины Савченко в убийстве журналистов мутировал в доказательство ее вины в незаконном переходе границы - это само по себе уже очень сильный показатель того, насколько все плохо у следствия с настоящими подлинными доказательствами. И градус абсурда только повышается.

- Как себя чувствует Надежда Савченко, какой у нее настрой, в каких условиях ее содержат?

- Здоровье в порядке, настрой бодрый. Условия ей нравятся больше, чем в Москве. На юге России все местные жители если и не говорят по-украински, то понимают его. Если в Москве ее не понимали или делали вид, что не понимают, то в Новочеркасске если и не дружественное, то человечное обращение. Никто не пытается унизить ее по национальному признаку, а в Москве такое случалось. Савченко с нетерпением ожидает суда, чтобы рассказать публично, как все было. Мы, ее защитники, этого тоже ждем.

Наши блоги