УкрРус

Боец 51-й бригады, попавший в плен под Иловайском: русские приехали спасать Ростов от "правого и левого секторов"

  • Боец 51-й бригады, попавший в плен под Иловайском: русские приехали спасать Ростов от "правого и левого секторов"
    ВКонтакте, страница Игоря Галеты

26-летний боец 51-й отдельной механизированной бригады (ОМБр) 13 Армейского корпуса Сухопутных войск ВСУ (ВЧ А2331 )Игорь Галета, попавший в конце августа в плен к российским оккупантам под Иловайском, рассказал в интервью "Обозревателю" о том, как его освободили, и кого он считает виновным в иловайской трагедии.

- Как и когда вы попали в плен?

- Наше подразделение находилось под Иловайском. Нас все время обстреливали из минометов и "Градов". Мы практически не выходили из бункеров и окопов. Обстрелы продолжались несколько дней. В какой-то момент наступило затишье. Мы выглянули, увидели, что на нашу территорию заехал российский танк. Из него вылезли солдаты и начали кричать, мол, сдавайтесь. Мы старались не обращать на это внимания, засели в бункере. Прошло три дня. Боеприпасов у нас почти не осталось – всего несколько магазинов и гранаты, мелочь, в общем. Ситуация усугубилась еще тем, что россияне, как рассказали разведчики, взорвали склады с нашими боеприпасами и окружили нас. Мы позвонили командованию. Вначале обещали нас как-то вытащить: то говорили, что прикроют обстрелами из "Градов", чтобы мы смогли вырваться; то обещали прислать авиацию. Ждали несколько часов, нервы у многих были на пределе. Когда россияне в очередной раз предложили сдаться, один из бойцов, как мне сказали, снайпер, взяв белый флаг, пошел сдаваться. В этот момент я позвонил в очередной раз в бригаду, спросил, что делать. Посоветовали сдаваться - "россияне - не террористы, хоть живыми останетесь". Мы и сдались.

- Как это происходило?

- Мы вышли, нас было где-то 90 человек. Нам сказали снять бронежилеты, каски, отдать оружие. Потом повернули спиной и обыскали. Забрали мобильные телефоны и военные билеты. Скомандовали "лежать". Через какое-то время нас вывели в поле. Там мы находились несколько дней.

- Чем вас кормили?

- Рядом было поле арбузов. Их мы и ели, их мы и пили. Кстати, россияне тоже ели арбузы, поскольку продовольствие им не доставили. Мы с ними потом разговорились, они рассказали, что сами из Псковской дивизии, были в Крыму, теперь их сюда прислали. Но они не знали, что едут в Украину.

- То есть?

- Их просто привезли в Ростов, забрали телефоны и сказали - вы направляетесь в Украину. Якобы здесь "правый и левый секторы" собираются напасть на Ростов. В случае отказа их бы признали дезертирами.

- Как они с вами обращались?

- Особых издевательств не было. Ни пыток, ничего.

- Куда вас перевезли потом?

- После того, как нашу технику угнали в Россию, нас тоже завезли в Ростов, а потом вернули обратно в Донецкую область, в г. Снежное. Там поселили в гараже при местном райотделе. Забрали паспорта, кредитные карточки, ценные вещи, сняли с нас цепочки, хорошие берцы. Еще забрали шнурки и ремни, мол, для того, чтобы мы не покончили жизнь самоубийством. Раненых разместили в "обезьяннике" при райотделе. Там еще находились пленные, которых взяли раньше.

- Чем вас кормили в Снежном?

- Сначала давали ячневую кашу, запаренную. Через пару дней нам дали что-то типа супа – та же каша, только жидкая. Хлеб появился спустя несколько дней. Потом, когда они добрались до наших складов с продуктами питания, стало немного лучше. Нам дали полевую кухню, и мы сами себе готовили.

- Всех вместе держали?

- Нет. Нас разделили. Нескольких офицеров увезли в Донецк. Туда же направили и минометчиков вместе c артиллеристами. Что с ними, я не знаю.

- Звонить домой разрешали?

- Через неделю, после того как нас взяли в плен, нам дали телефон и разрешили позвонить родным - сообщить, что мы живы. Я позвонил жене, помнил ее номер напамять. Она, когда услышала мой голос, разрыдалась. Потом нам разрешали еще несколько раз звонить. Мне удалось поговорить и с мамой, и с сыном. Ему – 4, 5 года.

- Вас агитировали переходить на сторону российской армии?

- Нас агитировали идти за ДНР, предлагали ходить по городу и снимать украинскую символику и тризубы. Якобы уже 11 человек перешло. Никто из нас не согласился.

- Как удалось освободиться?

- Несколько дней назад к нам пришел их главный и сказал, что нас будут обменивать 1 на 1. Вывезли 21 человека, еще семь человек добавилось из Донецка. Их держали в подвале СБУ. Привезли в Харьков, меня там встречала мама. Потом повезли в Луцк, и там уже встретились с родными. Жена, как меня увидела, схватила за шею и долгое время не отпускала. Все время плакала.

За полгода до плена

- Личные вещи вернули?

- Нет. Ни вещи, ни документы. Непонятно, зачем им наши паспорта и военный билет?

- Как вы думаете, кто виноват, в том, что произошло?

- Продажные офицеры и генералы. Наш комбриг приезжал к нам несколько раз. Как только уезжал, нас сразу начинали обстреливать. Так было четыре раза. Затем он исчез. Никто не знает, где он.

- Вы раньше принимали участие в каких-то военных действиях?

- Нет. Я – контрактник, в ноябре будет восемь лет как служу. Звание – старший солдат. Туда попал еще в мае, в качестве санитара. Хотя гражданская профессия у меня - повар.

- Какая у вас ставка?

- В мирное время - 2 600 гривен. Когда попали в АТО, нам начали доплачивать еще по 3 тыс. Получалось 5 600 гривен. Но я все равно решил, что через два месяца, когда контракт закончится, я буду увольняться.

- По какой причине?

- Считаю, что нельзя иметь дело ни с нашим командованием, ни с нашими депутатами. Не хочу туда возвращаться, неизвестно, когда это все закончится, а жить хочется. Пойду работать поваром. Лучше кашу варить, чем воевать.

Наши блоги