УкрРус

Дмитрий Фирташ: Главная цель - вернуть офшорный бизнес домой

Украинский миллиардер обещает вернуть свой бизнес из офшорных зон на Украину и считает, что для этого нужны реформы. В интервью DW Дмитрий Фирташ рассказал том, как он собирается этому способствовать.

Украинский миллиардер Дмитрий Фирташ является одним из инициаторов и главным спонсором проекта "Украина завтра". Более подробно об этой инициативе - в эксклюзивном интервью Дмитрия Фирташа для DW. Беседа состоялась в Вене в день презентации проекта "Украина завтра".

DW: Господин Фирташ, вы являетесь влиятельным человеком и в бизнесе, и в политике уже на протяжении как минимум последних десяти лет. Почему вы инициировали план реформ и модернизации Украины только сейчас?

Дмитрий Фирташ: Потому что сегодня как никогда есть проблемы, которые нужно решать. Надо признаться, мы сегодня находимся в очень плохой ситуации. Украина, по сути, банкрот. У нас дальше два пути - либо мы будем что-то делать, либо мы ничего не будем делать. На мой взгляд, мы должны что-то делать. Именно то, чего не сделало правительство за весь год.

- Поддерживаете ли вы, будучи здесь, в Вене, контакт с политиками на Украине?

- Конечно, я с Украиной поддерживаю контакт. Для меня это важно. Если я нахожусь в Вене, это не означает, что я не занимаюсь страной. Я вовлечен во все процессы. Во-первых, у меня там бизнес. Во-вторых, я председатель Федерации работодателей. Ко мне приезжают многие политики, многие бизнесмены, многие чиновники. Единственное, что я никуда не могу поехать. Все это понимают и приезжают сюда. Я не вижу в этом никакой проблемы.

- Члены правительства тоже приезжают к вам?

- Нет, члены правительства не приезжают. Я встречаюсь с депутатами, бизнесом, общественниками.

- В рамках инициативы "Украина завтра", которую вы представили в Вене, планируется создать инвестиционный фонд для поддержки модернизации украинской экономики. На форуме вы говорили о том, что планируется привлечь в этот фонд миллиарды евро. Сколько вы лично готовы внести в этот фонд, чтобы показать пример другим бизнесменам?

- Ну, мы посмотрим, как это будет. Я в любом случае буду вкладывать. Потому что часть секторов и направлений (в программе модернизации. - Ред.) - мои. Я буду инвестировать. У нас стоит это в плане. Я думаю, мы вложим в это достаточно большие деньги.

- А другие представители крупного бизнеса Украины - господин Ахметов, господин Коломойский, господин Пинчук? Вы с ними уже говорили, готовы ли они тоже вкладывать деньги в этот фонд?

- Да, я разговаривал, и кое-кто готов, кое-кто пока думает. И не только они, есть еще достаточно бизнесменов украинских, которые готовы участвовать в этом.

- Вы могли бы открыть секрет: кто уже готов?

- Ну, я не хочу говорить за чужих. Зачем? Я за себя буду говорить, а они за себя сами скажут, когда захотят.

- Вы в нашем разговоре затронули вопрос вашего бизнеса. Насколько сказалось на вашем бизнесе, в том числе в химической отрасли, то, что вы после смены власти в Украине перестали получать газ по выгодной цене из России?

- Для химии самое важное - это цена газа, это 70 процентов себестоимости. Поэтому для нас газ - это очень чувствительная история. На данный момент два наших завода работают на 100 процентов нагрузки, два завода не работают, потому что они находятся на востоке Украины (в зоне вооруженного конфликта – Ред.). Один из них - в Северодонецке - работает где-то на 30 процентов, потому что не хватает электроэнергии. А в Горловке вообще не работаем, потому что там мы пока не понимаем даже, как туда подобраться еще (город Горловка находится на территории, контролируемой боевиками самопровозглашенной ДНР. - Ред.).

- То есть пока у вас еще не было никаких контактов с представителями сепаратистов по поводу бизнеса?

- Нет, мы даже не знаем, с кем.

- Потому что они там пытаются налоги собирать… Вы готовы платить им налоги? Вам же нужно запускать предприятие…

- Я считаю, что нам надо запускать предприятия. Во-вторых, насколько я понимаю, это украинская территория, поэтому конечно будем платить налоги. Пускай правительство, президент и парламент решат, в каких условиях мы будем работать и как это должно быть. Мы будем подчиняться законодательству Украины, то, что мы обычно делаем.

- А как насчет Крыма? Там вы перерегистрировали свои предприятия по российскому законодательству - то есть признали этот регион территорией России…

- Нет, я просто считаю, что у нас другого выхода не было. У нас было два пути: или потерять этот бизнес и сделать то, что сделали украинцы на Донбассе, когда они вывели свои банки, вывели все и перестали пенсионерам платить зарплаты. Я так не могу сделать, потому что у меня там коллектив, у меня, извините, там 6 тысяч на одном заводе, 4 тысячи на другом. В общей сложности 10 тысяч работают на двух предприятиях, и поэтому, конечно, я плачу зарплаты, конечно, я подчиняюсь той ситуации, которая есть, иначе невозможно было бы работать.

- Сказалась ли смена власти в Украине на вашем бизнесе?

- Я думаю, что больше мы потеряли не на смене власти, а весь бизнес украинский потерял на том, что происходит в стране, на том, что была война, это было самое страшное. На том, что у нас правительство не знало, что делать, из-за инфляции, экономических проблем - вот тут мы потеряли все. Не из-за смены власти, а из-за того, что произошло за этот год, конечно, мы понесли очень большие потери, но это вся Украина понесла.

- Проводили ли вы подсчеты, какие убытки вам принесла война на Донбассе?

- Очень дорого, это сотни миллионов долларов за прошлый год.

- Многие обвиняют влиятельных украинских бизнесменов в том, что они часто ведут бизнес офшорно. В частности ваш бизнес ведется более чем через сто компаний на Кипре, в Австрии, на Каймановых островах, на Британских Виргинских островах. Почему вам пришлось прибегнуть именно к таким механизмам?

- Потому что нет гарантий собственности. Это самая большая проблема. Поэтому мы и говорим, что сейчас в этой реформе нужно сделать так, чтоб собственность имела гарантии. В любом государстве, если нет гарантий собственности, собственники будут искать, как себя защитить. Поэтому, я считаю, это как раз один из вопросов, который будет к этой реформе (программе реформ, разрабатываемой инициативой "Украина завтра". - Ред.). Нам нужно вернуть надежду и уверенность украинцев. Им не нужно искать другие какие-то юрисдикции, они должны быть дома. Просто мы не верим. Потому что мы понимаем, что у нас - это не защита. У нас может быть рейдерство в любую минуту. И политическое, и такое… Поэтому эта такая "страховочная" больше мера, чем какая-то другая... Если бы все вернулись назад, домой - весь бизнес. Это ведь не только меня касается, а весь украинский бизнес. Любая маленькая или большая компания. Неважно, три человека в ней работают или 20 тысяч, или 100 тысяч, они все точно также структурированы.

- Но украинский бюджет недополучает деньги в связи с тем, что более выгодные условия предоставляет работа через Кипр или Австрию.

- Абсолютно правильно, поэтому мы и говорим, что у нас нужно сделать такую реформу, и налоговую в том числе, чтобы не только украинский бизнес вернулся домой, но чтобы и европейский бизнес сказал, почему он должен вложить деньги в Украину.

- Налоги с дивидендов в Украине, если деньги выводятся на Кипр, составляют 5 процентов, а в Германии, например, снимается 25 процентов.

- Я хочу вас расстроить. Я еще ни разу не получал налог на прибыль. Я еще дивидендов не брал, я пока только вкладываю. Мне еще пока об этом нечего говорить. Но, в принципе, вы абсолютно правы. Нам нужен правильный мастер-план (реформ. - Ред.), правильно реформировать налоговое законодательство. Нам нужно не просто чтобы мы хотели платить, но еще и деньги шли (в страну. - Ред.). Сегодня куда-то деньги потратить - это не большая проблема, есть много мест, куда можно вложить деньги. И нужно объяснить, почему Украина, а не другая страна. Почему не Словакия, например.

- Вы готовы отказаться от услуг офшоров?

- Пожалуйста. Если я буду уверен в том законодательстве, которое будет. Я, конечно, это сделаю. А зачем мне в таком случае держать много людей. Это только дополнительные расходы. У нас это все есть, мы можем это делать дома.

- То есть одна из целей сейчас для вас - отказаться от офшорного бизнеса?

- Да, если мы сделаем правильно, то моя главная цель - вернуть весь бизнес домой. Чтобы это было настолько комфортно, чтоб это законодательство давало инвесторам возможность находиться дома (а не выводить активы в оффшорные зоны. - Ред.).

* * *

Видеозапись интервью DW с Дмитрием Фирташем - полная версия

Наши блоги