УкрРус

"Дети научили меня радоваться жизни": история киевлянки, преодолевшей тяжелый душевный кризис

Читати українською
  • Преподаватель английского Леся Людная с дочкой Соней
    Преподаватель английского Леся Людная с дочкой Соней

"Духовный кризис" для многих звучит как "каприз", но киевлянка Леся Людная знает, что затяжная депрессия, нелюбовь к себе и многолетняя неспособность найти свое место в жизни приводят к очень серьезным последствиям.

В поиске себя девушка объездила полмира, рисковала здоровьем, заставляла волноваться родных. В итоге она обрела покой и счастье в самых простых занятиях – работе с детьми, преподавании английского малышам в детском саду.

Леся призналась "Обозревателю", что именно дети научили ее радоваться жизни.

Далее – от первого лица.

Застряла в своих 16

После школы я, как многие абитуриенты, слабо представляла свое профессиональное будущее. Школа была с углубленным изучением английского, но почему-то поначалу я мечтала о философском факультете. В итоге оказалась на отделении востоковедения Института филологии университета Шевченко. Основным языком у меня был японский, а вторым – английский. Сама не знаю, почему выбрала японский. Просто это красиво звучало.

Училась без особого энтузиазма, и в отличие от многих однокурсников, даже не пробовала искать подработку по специальности. Получив диплом, походила на собеседования по представительствам японских фирм в Киеве, но безрезультатно.

Первой моей работой стала должность секретаря в продакшн-студии. Это была крупная студия, одна из первых в Киеве; часто приезжали иностранные операторы, иногда нужно было для них переводить, но в основном я помогала при съемках, даже "хлопушкой" работала. Потом я служила секретаршей в издательстве, потом организатором съемок в глянцевом журнале. Везде мне нравилась творческая атмосфера, но сама работа – нет, я делала ее только ради денег. А чем еще заняться, понятия не имела. Казалось, я застряла в своих 16 годах, когда человек обычно определяется насчет своего будущего.

Мой подростковый период выдался непростым: развод родителей, второе замужество мамы, – все это происходило, как раз когда мне исполнилось 16. Отчим был очень тяжелым человеком, мама настрадалась с ним. Закончилось все через несколько лет его смертью. Ради него мы переезжали в Москву, а после вернулись обратно в Киев, и, наверное, что-то во мне надломилось за эти несколько лет.

Но тогда, после университета, я ни о чем таком не думала. Мне просто казалось, что я ни на что не гожусь, даже на то, чтобы прислушаться к себе и понять, какую профессию выбрать.

Любовь к приключениям

Я всегда любила путешествия и приключения. Если подворачивалась возможность получить новый опыт, никогда не задумывалась о негативных последствиях или предстоящих трудностях, хотя потом могла пожалеть о своем решении.

Например, почти сразу после университета я поехала в Германию по программе au-pair, несколько месяцев жила в семье с четырьмя детьми на правах няни и помощницы по дому. С этими чудесными детьми, и с их отцом, японцем по происхождению, и с братьями жены, немки из Люксембурга, отношения сложились прекрасные. Но вот с самой матерью семейства – не задалось. Она была сумасшедшая истеричка. Я сбежала оттуда как-то вечером, ни с кем не попрощавшись, чтобы не осложнять дело формальным разрывом контракта. Поехала в Амстердам в надежде найти похожее место, но вскоре вернулась домой. Кстати, опыт общения с детьми мне впоследствии очень пригодился.

Следующей авантюрой стало участие в реалити-шоу "Гарем", которое показывали осенью 2002 года сразу два телеканала, 1+1 и московский СТС. Вообще-то сначала я участвовала в кастинге другого шоу, "Последний герой", где нужно было выживать, как робинзонам, на тропическом необитаемом острове с минимальным запасом еды. Было интересно поставить себя в экстремальные условия: справлюсь или нет?

Я прошла все этапы кастинга, кроме последнего – собеседования с психологом. Может, они подумали, что я слишком худая и рискую умереть от голода. Но мои фото и данные остались на канале, и когда начался кастинг для "Гарема", меня позвали.

"Гарем"

Там было четыре девочки, только я из Украины, остальные из Москвы; и 20 мальчиков.

Проект снимался в Кении, в Момбасе, на берегу океана. Мы жили в двухэтажном бунгало на территории пятизвездочного отеля, в царских условиях. Ведущей была Алена Свиридова. Сюжет – про любовь, свидания-расставания: девочки выбирали мальчиков, мальчики проходили испытания, совершали подвиги; кого-то отсеивали, в итоге должен был остаться один победитель, самый достойный, который получал денежный приз.

Удивительных моментов было много – и во время съемок, и "за кулисами". Как-то мы с одной из девочек ездили в деревню к шаману, – она хотела погадать. Туда никогда не наведывались белые, поэтому деревенские дети приняли нас за злых духов, показывали пальцами, убегали, плакали. Шаман меня впечатлил – он был такой… настоящий. Гадал на каких-то деревянных штуках, буквах или символах. Когда моя подруга загадала один из этих символов, его изображение появилось на зеркале в руках шамана. Уж не знаю, фокус то был или волшебство. Но богатство он ей предсказал правильно – она сейчас преуспевающая бизнес-леди.

Еще помню поездку на крокодилью ферму. Чудесное место, что-то вроде коммуны, устроенной немцем-эмигрантом для других европейцев. Там даже собаки улыбались. Правда, там были большие белые псы, которые умели улыбаться. До сих пор перед глазами сказочная картинка: на фоне океана и мангровых зарослей идут по дорожке собака и рядом цапля. Они вместе гуляли.

Фото: vk.ru. Участницы шоу "Гарем" (Леся справа)

Я с удивлением обнаружила, что на проекте действительно можно влюбиться, влюблялись многие, я тоже сильно увлеклась своим избранником, московским актером из маленького театра. В проекте участвовали несколько актеров, в том числе Маша Шорстова, игравшая в мюзикле "Норд-Ост" – той же осенью, когда шоу показывали по ТВ, она чудом спаслась во время захвата здания террористами, а приглашенный ею парень, музыкант Сергей Сенченко, один из финалистов "Гарема", погиб во время штурма. Это была трагедия для всех участников, ведь прожили вместе целый месяц, сблизились.

С участницами шоу "Гарем", Леся вторая справа

После съемок я несколько раз ездила в Москву к своему другу, но ничего серьезного из этого не вышло. С личным, как и с работой, у меня не складывалось, и это все сильнее огорчало. Я догадывалась, что пока не полюблю себя, не смогу по-настоящему сблизиться ни с кем, не смогу построить полноценные отношения. Но как себя полюбить, когда я ни на что не гожусь? Этого я не понимала.

Полный провал

Мечту об Африке я исполнила, в Индии тоже побывала, без всякого проекта, самостоятельно.

Страна меня очаровала: культура, история, музыка, атмосфера. Там я поняла, что можно каждый день пребывать в прекрасном настроении, и для этого нужно совсем немного. Я бы там жила, будь моя воля. Но всегда приходилось возвращаться в реальный мир опостылевшей работы.

Весной 2009 года депрессия накрыла с головой. Сотрудников, офис, красивых журнальных моделей видеть не могла. Все казалось бессмысленным, ненужным, особенно я сама. В отпуск полетела в Японию – в отчаянной попытке что-то исправить.

Существует международная волонтерская организация, которая предлагает много вариантов работы в разных странах. Хоть с детьми сиди, хоть стены в соборах расписывай, если рисовать умеешь. Нужно зарегистрироваться, выбрать проект и страну, оплатить проезд, а пребывание уже за счет приглашающей стороны.

Японию я выбрала, потому что страна интересная, ну и язык все-таки учила. Перед нами стояла задача подготовить к прибытию детей скаутский лагерь в лесу, в горах. Я долетела до города Фукуока, оттуда автобусом добралась до деревни, там меня встретили. Волонтеров было человек шесть, почти все студенты, младше меня, из разных стран.

Местный дедушка, крестьянин со своим трактором, руководил нами и помогал – трактором таскал камни и рыл землю. Меня поразил масштаб предстоявших работ: построить хижины на фундаменте и японскую баню офуро.

Был сезон дождей, мы мокли, выматывались, были растеряны. Я никак не могла уразуметь, что нам, шестерым балбесам без всяких строительных навыков, всерьез поручили такую миссию.

Еду мы готовили сами, в основном рис и всякие японские супчики. Через пару дней меня начало тошнить, а через неделю я вообще не могла проглотить ни кусочка. Меня отвезли на машине в больницу в соседнем городке. Объясняться пришлось по-японски, никто там по-английски не говорил. Моими соседками по палате были столетние старушки, маленькие, сухонькие и беззубые. Я тоже, конечно, не картинка – худая и черная, но медсестры все время восхищались: "Какая ты красивая!" – потому что блондинки у них считаются воплощением красоты.

Мне давали какие-то таблетки, кормили протертой едой, ставили капельницы. Но я понимала, что дело не в поджелудочной, а в ощущении полной опустошенности, ужасном духовном кризисе. Именно из-за него я не могла ни есть, ни работать, ни спать.

Через неделю меня выписали, с помощью волонтерской организации я поменяла дату вылета и вернулась в Киев. Еще несколько месяцев заставляла себя ходить в офис, буквально пинками поднимая из постели.

Почти тюрьма

Естественно, я консультировалась с психологом, и не с одним, а с пятью. Все они, мне кажется, были шарлатаны и ничего не понимали. Один порекомендовал лечь в психиатрическую больницу, и я провела там несколько дней. Какой это был ужас! С больными обращались, как с заключенными. Я отказалась принимать лекарства и через несколько дней попросила маму забрать меня оттуда.

В начале лета я уволилась, и мы вместе с мамой поехали в деревню, в Полтавскую область.

Мамин знакомый владел домом на хуторе близ Диканьки. Там было еще несколько хат, где жили одни старухи. Вокруг – лес, тишина, слышно только, как пчелы жужжат на пасеке или майский жук мимо пролетает. Мы присматривали за пасекой, пропалывали грядки на огороде, помогали местным бабушкам.

Еще я очень много читала. В том числе классические труды психоаналитика Карен Хорни – "Психология женщины", "Наши внутренние конфликты". Она мне очень помогла разобраться в себе.

Счастливый день

После лета в деревне, в тишине, вдали от людей, я почувствовала, что готова взяться за дело. Но за какое? Я по-прежнему понятия не имела. Откликалась на вакансии секретарей и прочие, не требующие специальных знаний. На собеседовании в компании, организующей бизнес-тренинги, я вроде бы произвела хорошее впечатление, меня почти взяли. Как вдруг женщина, проводившая собеседование, спросила: "А вы вообще-то хотите у нас работать?" Она была какая-то человечная, участливая, и я не смогла ей соврать. Она спросила: "А что вам вообще нравится?" Я пожала плечами: "Не знаю". И неожиданно для самой себя добавила: "Мне всегда нравились дети". "Так попробуйте с ними работать. Поищите вакансии в детском клубе". Я поблагодарила и ушла, размышляя над ее советом.

По дороге к метро встретила знакомого, которого едва знала – встречались, может, пару раз в компаниях. Я оглянулась ему вслед, он тоже оглянулся, мы разговорились, обменялись телефонами, начали встречаться. Это был мой будущий муж. Так что то день для меня – особенный, счастливый, судьба как будто повернулась ко мне лицом и улыбнулась.

Уже на следующий день после того собеседования я прошерстила списки вакансий и очень быстро нашла место репетитора по английскому в детском саду "Мандаринка".

Поначалу у меня ничего не получалось, я не знала, что делать с малышами, которые носились по комнате и не желали сидеть и заниматься. Я даже попыталась уволиться, но меня не отпустили – видимо, чувствовали, что я все-таки справлюсь. Пришлось очень многому научиться. Но впервые в жизни трудности меня не раздражали, как будто открылось новое дыхание.

"Смотри, как я могу!"

Я вышла замуж, забеременела, родила дочку, после декрета снова стала работать, уже не сомневаясь в том, что именно хочу делать.

С дочкой Соней

Собственный родительский опыт тоже, наверное, помог. Я вела уроки английского в детских развивающих клубах, а в последнее время снова вернулась в тот детсад, где начинала работать. И если раньше все-таки бывало сложновато, то в последний год – просто чудесно. Все приходит с опытом.

Я надеюсь, что не только учу их английскому, но и помогаю развиваться личностно.

В одной из групп есть девочка, у нее не то чтобы аутизм, но особенности есть, например, она не поет и не танцует вместе с другими, а сидит на месте. Но со мной она постепенно открывается. Вот сегодня встала, когда другие сидели, и радостно выпалила: "Смотри, вот как я могу!" А в конце урока призналась, что не хочет уходить.

Дети беззащитны, добры, открыты. Все, что в них плохого, привито взрослыми, а детская душа чиста. Я наслаждаюсь общением с ними. Воспитанники доверяют мне свои маленькие тайны, советуются, дарят сокровища – бусинки, цветочки, свои рисунки.

Они тоже многому меня научили. Я поняла, что раньше боялась людей, поэтому мне так легко с детьми. И осознание этого дает возможность работать со своими страхами. Я поняла, откуда бралось раздражение, желание все контролировать, и тоже с этим работаю. Когда я с ними, то полностью пребываю в настоящем, больше ни о чем не думаю, получаю удовольствие здесь и сейчас. То, что мне дают дети – бесценно. Их родители меня благодарят, они не знают, что "спасибо" должна говорить я, потому что это огромное счастье – работать с детьми.

Некоторые бывшие ученики так ко мне привязались, что не захотели расставаться даже после того, как поступили в школу, и теперь берут у меня частные уроки. Зарабатываю не так уж много, но на жизнь хватает. Главное, что теперь я точно на своем месте.

Наши блоги