УкрРус

Эксперты: Пресечь череду "болевых" самоубийств в России помогут лишь срочные меры

  • Эксперты: Пресечь череду "болевых" самоубийств в России помогут лишь срочные меры

Очередное громкое самоубийство в Москве вновь продемонстрировало неэффективность политики государства в сфере обезболивающих препаратов, считают опрошенные DW специалисты в области паллиативной медицины.

В конце 2014 года в России был принят ряд нормативных актов и поправок к законодательству, облегчающих доступ неизлечимых больных к наркосодержащим обезболивающим препаратам. Среди изменений - продление действия рецепта на анальгетики с 5 до 15 дней, разрешение выписывать рецепт не только онкологу, но и любому врачу, к которому обратился пациент с хроническими болями, прямой запрет на выписку из больницы пациентов, нуждающихся в обезболивании, накануне выходных и праздничных дней. Некоторые поправки вступят в силу лишь через 180 дней после их подписания.

Спустя несколько дней после их принятия страну потрясло новое громкое самоубийство: не дождавшись получения обезболивающих препаратов, покончил с собой генерал ВВС в отставке Анатолий Кудрявцев. Весной и летом 2014 года в Москве и других городах произошла целая серия подобных суицидов: из жизни добровольно ушли контр-адмирал в отставке Вячеслав Апанасенко, генерал-майор в отставке Борис Саплин, отставной генерал-майор ГРУ Виктор Гудков и другие.

Комментируя тогда эти смерти, заместитель мэра Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников сказал, что у онкологических больных "на фоне ранней бурной весны" обостряются психические нарушения. Эксперты в области паллиативной медицины, с которыми побеседовал корреспондент DW, расценили такие заявления властей как цинизм и считают, что новые поправки не нацелены на реальное решение проблемы.

Изменения пока только на бумаге

Положительными, но недостаточными называет изменения в законодательстве президент Фонда помощи хосписам "Вера" Нюта Федермессер. "Все, что принято, - пока на бумаге, на местах все работает по-старому, - поясняет она. - Закономерно, что гибель Кудрявцева случилась в праздничные дни, когда в поликлиниках у врачей выходные, никто никого не подменяет, печать у заведующей, заведующая не в Москве и так далее. Препарат выпишут не раньше 12 января, получат не раньше 14-го".

Федермессер считает, что в России необходимы коренные преобразования, в результате которых "каждый страдающий хроническим болевым синдромом мог бы своевременно получать обезболивающие препараты независимо от диагноза, возраста, регистрации, гражданства, времени суток и дня недели". Препятствием на пути этих преобразований, по мнению собеседницы, является то, что никто не знает масштабов проблемы: "В России сегодня даже посчитать нельзя, сколько больных нуждаются в обезболивании. Нет параметров, нет регистра, данные замалчиваются, мнение пациентов об уровне их боли не учитывается. Это значит, что нельзя толком рассчитать и потребность в препаратах".

Мировой опыт

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает право на облегчение боли одним из важнейших элементов лечения рака и паллиативной помощи (части медицины, направленной на облегчение страданий для неизлечимо больных). Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) в докладе, посвященном доступности обезболивающих лекарств в мире, упомянула Россию в числе стран "с очень ограниченным доступом" к обезболивающим, подразумевая под этим, что лишь немногие пациенты способны получить эффективные анальгетики.

Один из авторов доклада - заместитель главы отдела HRW по вопросам здравоохранения Дидерик Ломан считает, что по степени абсурда в сфере контроля за наркосодержащими медикаментами Россия занимает уникальное место. "Недообезболивание" и самоубийства пациентов, не выдерживающих болей, - это общая проблема, - говорит Ломан. - Но нигде в мире нет такого количества самоубийств на этой почве, особенно среди заслуженных людей. Одних только высших офицеров армии и флота было несколько за последние 12 месяцев. Это люди, которые служили своей стране и рисковали жизнью ради нее, заслужили признание и высокие звания, у которых, скорее всего, были хорошие связи. Но даже они не могли добиться достойного обеспечения обезболивающими, что уж говорить о простых людях ".

Степень вмешательства контролирующих органов в вопросы медицины в России правозащитник называет неадекватно высокой. "Вся страна наблюдала за многолетним преследованием ФСКН Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и прокуратурой врача Алевтины Хориняк, которая выписала рецепт умирающему больному (DW писала об этом случае. - Ред.). После этого и множества других случаев врачи боятся связываться с наркосодержащими обезболивающими, потому что малейшее нарушение процедуры выписывания может привести к такому же преследованию", - считает Ломан.

С ним согласна Нюта Федермессер. Одним из главных условий улучшения ситуации она считает изменения в уголовном законодательстве: "Необходимо снять с врачей уголовную ответственность за ошибку в назначении лекарства, которая приравнивает их к наркобаронам, и, наоборот, установить ответственность за неприменение обезболивающих средств".

Наши блоги