УкрРус

Исламский экстремизм: зона риска - тюрьма

  • Исламский экстремизм: зона риска - тюрьма

Парижские террористы прониклись радикальными идеями в тюрьме. В местах заключения в Германии тоже немало радикально настроенных исламистов. Необходима профилактическая работа, но наладить ее нелегко.

Факты говорят сами за себя: тюрьма сыграла немаловажную роль в радикализации взглядов двух из трех террористов, совершивших последние теракты в Париже. То же касается и Мехди Немуша, весной 2014 года застрелившего четверых в Еврейском музее в Брюсселе, и Мохаммеда Мера, убившего в 2012 году семерых человек в Тулузе и Монтобане. В декабре прошлого года во Франкфурте к четырем годам лишения свободы в колонии для несовершеннолетних был приговорен Крешник Б. - первый немецкий "возвращенец" из Сирии. Он воевал за "Исламское государство". От радикального исламизма Крешник Б. не отрекся даже во время судебного процесса.

Если учесть, что к "Исламскому государству" примкнули около 600 граждан Германии, не стоит исключать появления в скором времени в немецких тюрьмах новых радикально настроенных исламистов. Там уже находятся осужденные из так называемой "зауэрландской ячейки", которые готовили серию взрывов в общественных местах, посещаемых военнослужащими США, а также "чемоданный террорист" из Кельна, террористы, заложившие сумку с бомбами на вокзале в Бонне, и преступник, убивший и ранивший американских военнослужащих в аэропорту Франкфурта-на-Майне.

Как происходит радикализация

Механизм действия не новый. Обычные уголовники тоже расширяют свои криминальные контакты в тюрьмах, объясняет профессор высшей полицейской школы в Мюнстере Йоахим Керстен (Joachim Kersten). В своем интервью DW он провел параллели с правым экстремизмом: "Все это мы уже наблюдали в новых федеральных землях после объединения, когда в тюрьмах образовывались ячейки, расширявшие и утверждавшие подобное мировоззрение". Возникает вопрос: что можно сделать, чтобы тюрьмы в Германии не становились местом распространения радикального исламизма.

Надо учесть следующее: салафиты организовывают поддержку заключенным. Например, ими создан специальный онлайн-ресурс Ansarul Aseer для помощи отбывающим срок джихадистам. Ссылка на него в социальной сети Facebook собрала больше 3500 "лайков". На этом портале призывают писать письма заключенным, собирать для них деньги или просто распространяют пропаганду, обвиняя чиновников в произволе или плохом обращении с братьями по вере. Некоторые активисты целенаправленно работают с заключенными, например, Бернард Фальк (Bernhard Falk) - бывший леворадикальный террорист, принявший ислам. Он регулярно появляется на процессах против исламистов, посещает заключенных в тюрьмах и занимается сбором средств для их родственников. Активисты поддерживают контакт с лишенными свободы "братьями", следят за тем, чтобы осужденные не отдалились от религии и поддерживают единоверцев в попытках радикализировать сокамерников.

В жизненном тупике

Проблема в том, что именно в тюрьмах идейные джихадисты находят людей, восприимчивых к их пропаганде. В особенности это касается колоний для несовершеннолетних, подчеркивает педагог и политолог Томас Мюке (Thomas Mucke), один из учредителей общества по предотвращению насилия Violence Prevention Network. В интервью DW он рассказал, что молодые люди попадают в тюрьмы, так как запутались в собственной жизни: "Тогда они становятся особо восприимчивыми к простым объяснениям: тебя арестовали, потому что общество тебя не приняло, потому что мусульмане подвергаются гонениям по всему миру".

Мюке отмечает, что у многих джихадистов за плечами криминальное прошлое: "Немало из них попадало ранее в сферу внимания правоохранителей из-за инцидентов с насилием, наркотиками или воровством". По мнению эксперта, в местах лишения свободы должна вестись профилактическая работа. Ведь многие молодые люди, присоединившиеся к салафитам, необразованны и сами не до конца понимают суть ислама. Томас Мюке считает, что в тюрьмах необходима помощь мусульманских духовных наставников. Именно они, а не экстремисты, должны первыми рассказывать юным заключенным, что такое ислам.

Один "заражает" шестерых

"Если переполненные ненавистью и гневом люди встречают на своем пути одержимого идеологией человека, то вскоре они следуют за ним", - к такому выводу пришел Хусамуддин Майер (Husamuddin Meyer), перешедшийв ислам и уже шесть лет работающий в качестве духовного наставника с заключенными мусульманами. Если в тюрьму попадает один радикально настроенный исламист, то на свободу с такими убеждениями выйдут уже шесть или семь человек, уверен он. Вот почему "идеологическое противодействие" Хусамуддин Майер считает важной частью своей работы. Имам Майер, который сам носит бороду и тюрбан, пользуется у заключенных авторитетом. Его слово имеет вес, в том числе и тогда, когда он рассказывает о так называемом "Исламском государстве", поясняя, что оно не имеет ничего общего с исламом. Публикациям в СМИ его подопечные не верят.

Однако джихадистская идеология затягивает, словно омут. "Выходец из самых низших слоев общества может быстро превратиться в героя, за которым гонятся 80 тысяч полицейских и которого снимают на камеры". Майер помнит, как после теракта в Тулузе в 2012 году заключенные оправдывали "тулузского убийцу" Мохаммеда Мера и возводили его в героический ранг. Скорее всего, Мера считал героем и исламист Мехди Немуш. Сидя в тюрьме, он отслеживал хронику событий в Тулузе по телевидению. А два года спустя, выйдя на свободу, сам открыл стрельбу в Еврейском музее Брюсселя.

Наши блоги