УкрРус

Бывший замминистра обороны рассказал об угрозах Путина и том, что переломит ход войны на Донбассе

  • Силы АТО на Донбассе
    Силы АТО на Донбассе
    atn.ua

Во второй части интервью "Обозревателю" бывший заместитель министра обороны Украины (2005-2007), генерал-лейтанант Владимир Терещенко рассказал об американском оружии для нашей страны, миротворцах, добровольческих батальонах и многом другом.

Первую часть интервью читайте здесь: Экс-замминистра обороны об оружии украинской армии, Дебальцево и последствиях веры в Россию

- Вы, как военный, что скажете об участии в боевых действиях добровольческих батальонов?

- Сегодня сложилось мнение, что лучше всего воюют добровольческие батальоны. В то же время, нам говорят, что добровольческие батальоны не имеют тяжелого вооружения – у них нет артиллерии, нет танков, нет БМП, они ездят на машинах гражданского образца, усиленных бронированными листами. При этом воюют они весьма успешно. Тот же полк "Азов" совсем недавно на мариупольском направлении отбросил противника на 20 км.

Но с добровольческими батальонами есть одна проблема: учитывая, что у них нет единого подчинения, они принимают самостоятельные решения. Особенно это касается критических случаев. Эти решения оказываются не всегда правильными в общих интересах группировки войск на каком-то направлении.

До настоящего времени остается несколько батальонов, вообще которые не подчинены ни Минобороны, ни МВД, а отсутствие единого руководства, хотим мы этого или не хотим, наносит ущерб всей системе управления. Я думаю, что это не лучший вариант, когда на фронте воюют разрозненные подразделения и части, подчиненные разным ведомствам.

Не случайно сегодня 17 батальонов, в том числе "Правый сектор", "Донбасс" и другие создают свой параллельный Генштаб. При этом они заявляют, что не собираются быть против Генерального штаба ВСУ. С другой стороны, им недостаточно решений Генштаба, и они видят необходимость создания своего центра, чтобы внутри себя иметь более тесные взаимодействия, так как отсутствие единого управления приводит к тому, что они терпят поражения там, где их можно было бы избежать.

И есть еще одна коллизия, касающаяся снабжения добровольческих батальонов и снабжения ВСУ: по информации, которая представляется общественности, снабжение ВСУ выглядят слабее снабжения добровольцев, которые практически полностью обеспечиваются волонтерами. Волонтеры, конечно, помогают и в обеспечении регулярных украинских частей, но это вообще позор для армии, так как вооруженные силы страны должны обеспечиваться исключительно государством.

- Что вы думаете о том, стоит ли вводить в Украине военное положение?

- Для реализации военного положения должны быть готовы очень многие институты в нашем государстве. Военное положение требует от института власти принятия очень жестких, часто непопулярных решений. Должно быть готово и общество, понимая, что военное положение – это вынужденная мера защиты государства, и надо перебороть в себе желание опротестовывать те ограничения, которые будут вводиться для спасения ситуации.

В обязательном порядке подлежит пересмотру институт и самих вооруженных сил, а еще больше – военной промышленности, так как переход на военные рельсы это не просто громкая фраза. Здесь необходимо провести мониторинг того, что заложено было в мирное время на каждом предприятии для работы в случае военного положения. Нельзя перейти конфетной фабрике на производство порохов, если это не было предусмотрено в мирное время. Нельзя производителю мотоциклов перейти на выпуск танков, если это не запрограммировано изначально.

Боюсь, что с вводом военного положения могут возникнуть очень большие проблемы. И отсутствие уверенности в том, что все эти институты государства сработают как единое целое, и вся страна мобилизуется на отражение врага, заставляют подходить очень осторожно к решению этого вопроса.

У меня нет достаточной информации, чтобы сказать, какой из институтов готов, а какой нет, но я вижу, что власть в Украине не очень торопится вводить ВП. Наверное, руководством сейчас производится соответствующий анализ. Ведь если ошибиться и ввести военное положение, которое по своей сути не окажется действенным, то это будет еще хуже, чем не вводить его.

Нам просто надо уяснить, что АТО – это просто название, а суть всей операции должна быть военной. Номинально военную операцию у нас возглавляет первый заместитель СБУ, но мы понимаем, что возглавлять ее должен Генеральный штаб и в полном объеме за нее отвечать.

При введении ВП создается структура ставки Верховного главнокомандующего под началом президента, и сегодня создание соответствующего отдела при СНБО, возглавляемого президентом, это, в общем-то, и есть та маленькая ставка, которая в отсутствие военного положения функционирует под АТО.

- В одном из высказываний, которые ему приписывают, Путин заявил, что он может украинскую армию уничтожить за 72 часа (такой тезис недавно выдвигал один из американских экспертов). Насколько эта угроза реалистична?

- Это эмоциональное высказывание, имеющее своей целью психологическое давление.

В то же время, учитывая заявления о "радиоактивной пыли", то, безусловно, иметь дело со страной, обладающей ядерным арсеналом вторым по мощности после США - очень сложно. В мире есть неписанные правила: ядерное государство не может воевать со странами, которые ядерным оружием не обладают. Попытка угрозы применения ядерного оружия ставит в неравные условия армии Украины и России.

Хотя, надо сказать, что по количеству жителей – 50 млн к 140 млн - Украина оборонительную войну может вести успешно, так как оборона считается возможной при соотношении численности обороняющихся в пропорции 1:3. Но с учетом наличия у противника ядерного оружия, обороняющийся должен соответственно выстраивать свою линию обороны, а это вызывает и большие материальные затраты и сопротивление психологическому давлению. Это все изначально ставит противоборствующие стороны в неравные условия.

Думаю, несмотря на угрозы со стороны России, мировое сообщество не допустит, чтобы безнаказанно было применено ядерное оружие, а без него ни о каких трех днях или о трех месяцах времени на захват Украины, речь идти не может. Украинские военные уже продемонстрировали и в донецком аэропорту, и в районе Песок, и в Дебальцево, что способны на серьезное сопротивление.

Есть еще один момент, о котором надо сказать: до настоящего времени Россия еще не использовала авиацию. Попытки Украины применить авиацию закончились несколькими сбитыми самолетами и вертолетами. На сегодня средства ПВО, которые Россия поставила в Донецкую область, имеют превосходство над возможностями нашей авиации по нанесению ударов. В Украине также современных боеготовых средств ПВО достаточно, и в случае применения противником авиации, мы готовы уничтожить сотни вражеских самолетов. Понятно, что такие жертвы в планы России не входят, а без ракетно-воздушной операции завладеть такой страной как Украина невозможно.

Хочу также надеяться, что и само население Российской Федерации не допустит широкомасштабных боевых действий с Украиной, так как многие россияне не считают Украину своим врагом и не могут понять, в чем заключается причина разгоревшегося конфликта. Поэтому Путин называет происходящее гражданской войной в Украине, в которой он поддерживает русскоязычное население. Хотя, если сосчитать русскоязычных, которые воюют в составе ВСУ, то их будет не меньше, чем русскоязычных на Донбассе.

- Вы считаете, что российское население не готово воевать с Украиной? А как же 84% поддержки Путина и 51% готовых воевать за него с кем угодно?

- Когда мы говорим о поддержке Путина, то это не означает автоматически поддержку войны в Украине. Кроме того, существует мнение, что 84% - это очень преувеличенная цифра. Все зависит от того, как сформулирован вопрос, на основании которого проводились социологические исследования. Умело сформулированный вопрос получает достаточно высокий процент "правильных" ответов.

Думаю, сейчас время играет в пользу Украины, и количество желающих воевать за Путина постепенно уменьшается. Рано или поздно россияне ощутят на себе ухудшение качества жизни, экономические санкции, применяемые к России Европой, а также цена нефть и газ сделают свое дело лучше любых вооруженных сил.

Но надо честно признаться, что и в украинском обществе не все готовы признать, что нужно воевать с Россией. Многие не могут ответить себе на вопрос, за что приходится сражаться украинским солдатам на Донбассе в то время, как среди населения региона намного больше пророссийски настроенных граждан, чем проукраински.

Это глубинные процессы, выходящие за рамки вооруженного конфликта. Та политика, которую проводило украинское государство в течение 23 лет, не смогла переубедить население, этнически и ментально тяготеющее к Москве, а вернее в Советскому Союзу, в том, что новые реалии Украины и ее европейский выбор лучше того, что было в СССР, и тем более лучше того, что сейчас есть в России. Этих людей не смогли убедить в том, что их родина – Украина, и она о них думает, причем думает не только тогда, когда уже погибают солдаты, но и в процессе мирного развития.

Как ни грустно, но украинский солдат, воюющий на Донбассе, очень часто не имеет поддержки местного населения. Известны случаи, когда выходя из окружения, военнослужащие ВСУ не могли обратиться за какой-нибудь помощью к местным жителям, так как понимали, что о них будут немедленно проинформированы боевики.

Стыдно признаться, но после 2010 года у нас и министры обороны были пророссийские, и руководство СБУ, и в других органах государственной власти было засилье пророссийской агентуры. Во многом мы сами сдали свои силовые структуры России, которая этим и воспользовалась.

По большому счету, сегодня политическое и экономическое состояние Украины таково, что не только рядовые граждане, но и политические элиты затрудняются ответить на вопрос, куда мы шли и к чему стремились все эти годы. Общественное мнение нередко назначает виноватым президента Порошенко и премьера Яценюка. У нас почему-то за состояние дел на местах не отвечают районные и областные администрации, горсоветы и сельсоветы. Из ответственных лиц остались только президент и премьер.

- В течение последних нескольких месяцев Украина ведет переговоры с США и НАТО о предоставлении нам летального оружия. Как думаете, нам поможет это оружие?

- Некоторые эксперты и политики говорят о том, что поставка летального оружия вызовет усиление агрессии со стороны России. Но, с другой стороны, нельзя терпеть и ждать, пока Россия не выполнит поставленную себе ближайшую цель - взять под свой полный контроль Донецкую и Луганскую области, ведь РФ заинтересована, чтобы особый статус имели не только участки, оккупированные боевиками, а весь Донбасс.

Поставки в Украину летального оружия ситуацию на фронте могут изменить кардинально.

В качестве примера, я всегда привожу Афганистан. Когда советские войска стали наносить талибам серьезный урон, тогда американцы просто-напросто дали афганцам средство воздушного поражения "стингер". После того, как десятки, а может и сотни военных самолетов и вертолетов СССР были сбиты, ситуация в противоборстве между афганскими моджахедами и советским контингентом кардинально изменилась. Это стало переломным моментом в афганской кампании, и нашим военным больше не удалось получить превосходство в воздухе. А когда из воздуха нас вытеснили, все остальное встало на свое места.

Так же может получится и сейчас, если Украина получит серьезное вооружение. Причем некоторые виды его не требуют особой подготовки специалистов, так как очень просты в управлении. На вооружении у США и других стран-членов НАТО есть реактивные системы, которые способны эффективно и последовательно уничтожить всю артиллерию противника. Так было в уже упоминаемой мною иракской кампании.

Сегодня в АТО стреляют противотанковыми средствами (ПТУРами), которые управляются по проводам, потому что радиоуправляемые ракеты глушат. У американцев противотанковые средства совершенного другого класса, у них - снаряды-тепловизоры, которые идут по теплу. Принцип их использования – выстрелил и забыл. Каждый выстрел поражает бронированный объект. И так как мы сегодня не можем применить авиацию, боясь, что она будет поражена ПВО противника, точно так же боевики будут бояться выдвинуть против украинских войск бронированные объекты, опасаясь, что они будут немедленно уничтожены.

Украине, безусловно, надо настаивать на получении такого оружия, которое помогло бы остановить наступление врага и перейти к мирному процессу. Ведь получив такое подкрепление, наша сторона будет участвовать в переговорах уже не с позиции того, что мы сдали или не сдали, например, Дебальцево, а с позиции того, что у нас есть средства, позволяющие уничтожить противника, если он не соглашается идти на деэскалацию конфликта.

Наверное, у Европы и США есть свои точки зрения на военно-политическую ситуацию в Украине, они оценивают ее в ракурсе Москва-Париж, Москва-Берлин, Москва-Вашингтон. В их понимании ресурс мирного урегулирования конфликта еще не исчерпан, и им не хотелось бы эскалации военного конфликта, пока не исчерпаны другие способы влияния. Россия, в свою очередь, должна понять, что если она заиграется дальше и Украина получит летальное вооружение, то это для РФ будет иметь весьма болезненные последствия

- Поможет ли Украине введение миротворческой миссии ООН?

- Миссия ООН может быть введена только тогда, когда конфликт находится в мирной фазе, потому что представители такой миссии, как правило, не отправляются в зону боевых действий.

У меня пока что вызывает непонимание, насколько возможно, чтобы европейская полиция, например, перекрыла границу между Донецкой и Луганской областями и Российской Федерацией. Если это будет осуществлено, мы получим очень позитивные результаты, так как блокировать границу – это все равно что перекрыть кислородный кран бандформированиям. С закрытием границы прекратятся планомерные, хорошо организованные поставки боеприпасов террористам, и этот вооруженный конфликт заглохнет сам по себе, так как стрелять будет нечем.

Для России поставки оружия боевикам это, во-первых, растоваривание того, что подлежит утилизации и уже не нужно им, а во-вторых, это полигон для испытания модернизированных средств, принятых на вооружение, но не испытанных в боевых условиях.

Пока что мы наблюдаем абсурдную ситуацию: в то время, когда ВСУ испытывает недостаток в современном вооружении, "ДНРовцы" рассказывают сказки будто имеющийся у них арсенал современного оружия они захватили в качестве трофеев у наших военных.

Наши блоги