УкрРус

Комментарий: Вето с последствиями

  • Комментарий: Вето с последствиями

Причастность Москвы к трагедии малайзийского "Боинга" будет сложно отрицать после голосования в Совбезе ООН, пишет российский журналист Константин Эггерт в специальном комментарии для DW.

"Россия сегодня фактически проголосовала за новые западные санкции. Они будут введены при первом же удобном случае. Остается делать ставки, когда это случится". Так знакомый иностранный дипломат отреагировал на драматическое голосование в Совете Безопасности ООН по проекту резолюции о создании международного трибунала с целью выявления и наказания виновных в гибели рейса MH17 "Малайзийских авиалиний" 17 июля 2014 года.

Лично я не думаю, что российское вето, наложенное на представленный Малайзией документ, приведет в скором времени к ужесточению санкционного режима. Ведь расследование катастрофы пока продолжается.

Казуистика подвела

Но в чем мой собеседник прав, так это в том, что после 29 июля вокруг официальной России возникла новая атмосфера отчуждения. Речи российского постпреда в ООН Виталия Чуркина, начисто лишенные ноты искреннего сочувствия к семьям погибших, зато полные политической и правовой казуистики, звучали и неуместно, и нелогично. В конце концов, Москва много лет отстаивала приоритет Организации Объединенных Наций как главного органа по поддержанию мирового правопорядка, и вдруг отказала ей в возможности наказать виновных в уничтожении гражданского самолета.

Риторический вопрос Чуркина "Кто позволил рейсу MH17 лететь над Донбассом?" оказался особенно неудачной фигурой речи. Во-первых, даже если лететь было нельзя, это не значит, что малайзийский "Боинг" можно было сбивать. Во-вторых, если Украина и виновата в том, что не закрыла воздушный коридор, то как раз это и мог бы выяснить трибунал.

Интересно, что даже эксперты, считающие, что самолет уничтожили залпом с территории самопровозглашенной ДНР, например, бывший сотрудник КБ "Сухого" Вадим Лукашевич, не снимают некоторой доли ответственности ни с авиационных властей Украины, ни с менеджмента малайзийской авиакомпании. Но, заблокировав проект резолюции о создании трибунала, Москва, в сущности, сняла эти вопросы и косвенно подтвердила свою причастность к происшедшему в июле прошлого года.

Кремль в тупике

Могли ли российские власти принять другое решение? Сомневаюсь. Будучи заложницей образов, созданных телевизионной пропагандой для домашней аудитории, власть с первого дня избрала позицию активного участника в этой истории. Уже 20 июля 2014 года представители ВВС России провели брифинг, на котором, по сути, обвинили украинские власти в уничтожении "Боинга".

Летом 2014 года, когда казалось, что контроль над всем востоком Украины - вопрос времени, отказаться от поддержки сепаратистов было невозможно без гигантского ущерба для репутации российского руководства внутри страны. Теоретически переложить всю ответственность на так называемых "ополченцев" и якобы неподконтрольных "добровольцев" можно было и позже, почти до самого голосования в Нью-Йорке. К этому в последние недели призывал ряд российских интернет-ресурстов, имеющих, по общему мнению, неплохие связи с "прагматиками" из Кремля.

Но тогда пришлось бы объяснять смену подхода российскому общественному мнению. Ведь 47 процентов россиян, как выяснил "Левада-центр", идею создания трибунала как раз поддерживают. Аудитория федеральных телеканалов знает, что ООН - это хорошо, потому что Россию там уважают, и именно с помощью этой организации нужно судить "киевскую хунту", которая, по ее, аудитории, убеждению, и сбила "Боинг". Как теперь объяснить ей, что все не так просто?

Призрак рейса KAL007

Я не первый, кто заметил, что нынешняя ситуация напоминает ту, в которой оказался СССР после уничтожения южнокорейского авиалайнера в 1983 году. Но тогда Кремль довольно быстро признал, что самолет сбил истребитель советских войск ПВО.

Кстати, у андроповского политбюро было хотя бы какое-то оправдание: рейс KAL007 действительно нарушил советское воздушное пространство, причем дважды. Это был последний настоящий кризис эпохи холодной войны. Репутационные последствия для СССР тогда оказались ужасными. Советский режим предстал в настолько неприглядном виде, что вплоть до прихода к власти Михаила Горбачева политические заморозки не прекращались.

Нынешняя двусмысленная позиция Москвы, которая вроде как и за расследование, но одновременно против выявления и наказания виновных, оказывается в чем-то еще хуже брутальной откровенности Политбюро ЦК КПСС. Потому что после голосования в среду версия уничтожения лайнера промосковскими боевиками с помощью российской техники становится основной.

То, что когда-то можно было попытаться представить как трагическую ошибку (а в том, что лайнер сбили неумышленно, сомнений мало), сегодня выглядит как циничное злодейство. ЕС, США и их союзники, может быть, и не станут вводить санкции, но, полагаю, найдут массу публичных и непубличных способов заставить Кремль пожалеть о решении наложить вето на резолюцию. Одиночество официальной России окончательно стало фактом.

Автор: Константин Эггерт, российский журналист, обозреватель радиостанции "Коммерсант FM

Наши блоги