УкрРус

Вожделение гражданской войны

Читати українською
  • Вожделение гражданской войны

В "Воскресном вечере" любовались фингалом Царева и подбирались к границам

Владимир Соловьев начал с Женевских соглашений, откровенно признав, что Украина остается пребывать в состоянии гражданской войны. В связи с Пасхой слово было предоставлено Владимиру Жириновскому, который принес извинения оскорбленной им беременной журналистке (готов оказать материальную помощь), да и всем остальным.

Америке деньги подавай, а России - правду

От Жириновского перешли к синяку Олега Царева. Его чуть не убили, пояснил ведущий. У нас в Украине гибнут люди, пространно прокомментировал Царев и заявил, что политики должны быть вместе с народом (чего ж удрал?). Над фонарем, похоже, славно поработали гримеры – смотрелся эффектно.

Принялись считать убитых в Славянске – то ли три, то ли шесть, и "единый россиянин" Сергей Железняк с похмельной интонацией доложил о сплошных бандитах в Украине, что на улицах, что у власти. В святые дни кровь проливается, страшная кровь!

Наша коммунистка Оксана Калетник о произошедшем утром знала из первых уст, а в спину ей звучали угрозы: арестуем! На юго-востоке – зеркальная картинка Майдана. Люди настолько радикализированы, что даже нечего подливать снаружи. А политик, по словам Жириновского, родитель своим детям... Калетник чуть не пустила слезу по поводу благородного Жириновского, извинившегося перед девушкой, которую, может быть, даже и не оскорбил...

Еще чернила не успели высохнуть, а поганцы уже нарушают договоры, пошел дальше Соловьев. Но Жириновский напомнил Цареву, что синяк – это ерунда, а если серьезно били, то могут пострадать внутренние органы. И завел старую песню о холодной войне между США и Россией.

Константин Затулин подхватил эстафету и нежно обложил американцев. Я за Россию, призналась Калетник, в смысле против Америки: первая стремится к высшим ценностям, а вторая – общество потребления. Царев упростил: им важно, где деньги, а нам – где правда...

Они прислали директора ЦРУ, а эти даже указание не могут выполнить, охарактеризовал ситуацию Соловьев. Этот посыл завел Царева – он принялся кричать про русский язык, федерализацию и амнистию. Они боятся!

Александр Хряков из Комитета избирателей Донбасса назвал действия украинских властей сатанизмом. Но многие люди думают, в какую лодку им сесть, хотя поддерживают все больше!.. Берете власть в регионе? – поинтересовался Соловьев. Нам помогают профессионалы, объяснил Хряков, не пожелав называть имена. Калетник подпела: люди учатся управлять государством.

Настоящие интеллигенты должны поддержать Россию, а вот местная элита слаба и коррумпирована, поведал Затулин. Царевых мало... Эх, в Великий пост терзали, точь-в-точь первых христиан, возмутился ведущий.

Затулин заверил, что прекрасно знает, как будут вести Яценюк, Турчинов и "Правый сектор", а сенатор Евгений Тарло принялся кричать, какой Царев – герой, а украинские президенты, даже Янукович, последние сволочи. Три пьяницы в Беловежской пуще нарисовали искусственные границы! Но общее воздушное и культурное пространство осталось.

Давите, русские братья, как Чуркин!

Соловьев заговорил об исторической памяти: почему Коломойский назначает награду за голову русского не на немецком языке? Эффектно бы звучало! И ведущий поднял еврейский вопрос. Хряков принялся объяснять, что листовка о регистрации евреев – липа. Мы матом не ругаемся, но любим на нем поговорить, заметил он и потребовал логики: зачем нам это нужно?

Да нет никаких знаков присутствия русских военных, пошел дальше Затулин. Сепаратисты захватили Киев, прояснил Тарло, а венгры забирают Ужгород... Калетник с трудом прорвалась и призвала не изображать мир лишь в черном и белом – даже Европа меняется. Не надо доводить до вооруженного конфликта и раздела территорий... Милая, но наивная барышня, улыбнулся Соловьев.

Царев снова немного покричал, а Жириновский снова завел свое: Брюсселю выгодно создать очаг напряженности, чтобы своих экстремистов напугать. Железняк предложил мыслить содружеством и обложил американцев, которые пытаются всех поссорить – клинья вбивают... Удар по юго-востоку Украины – это удар по российскому арсеналу, сделал вывод Соловьев.

Хряков отказался освобождать здания – пусть сперва Яценюк с Турчиновым кабинеты освободят. И Януковича не мешает возвратить... Киевские власти пытаются протащить выборы, объяснил расклад Затулин.

Никто не понимает, что происходит на юго-востоке, заметил Царев и заверил, что российских военных тоже не видал. Все сами, это действительно народное движение. А миллионы долларов предлагают, чтобы освободить здания! Люди же не за себя пришли, а за весь народ, готовы умереть.

Что же это за власть – набор жулья? – поинтересовался Соловьев. Царев припомнил закон больших чисел, а Хряков поведал, что вчера проводил стрелку, но бандиты его не запугают.

Жириновский предсказал аресты и теракты, когда все будут валить на юго-восток... Калетник застонала, похоже, чувствуя, что здорово влипла. Но Тарло не терял оборотов и пообещал взрыв на полмира. Европа и Штаты должны признать свою несостоятельность по отношению к тем, кого привели к власти, выдал Железняк.

Затулин очертил состояние пата, которое может перейти в гражданскую войну. Нужна новая встреча и освобождение государственных зданий на западе. Они на карту поставили все, заявил Хряков и припомнил вражеские секты, которые до поры до времени молчат в Донецкой области – они еще поднимут головы. Нужна поддержка, информационная, Жириновского, Лаврова. За себя Хряков не боится – с парашюта прыгал, а за детей и родителей боязно. Давите, как Чуркин в ООН, красота! – Хряков даже причмокнул от восторга.

После Сирии, Олимпиады и Крыма круто быть русским!

Во второй части программы культурный уровень участников был на несколько порядков выше, и даже высказывались противоположные точки зрения. Взялись разобраться с русским миром и загадочной русской душой. Соловьев не обошелся без цитаты Путина, который назвал русского человека носителем духовного начала. Великий народ со своим генетическим кодом, вздохнул политолог Вячеслав Никонов и заверил, что русским может оказаться и украинец, и еврей.

Историк Юрий Пивоваров заметил, что об особенности русских начинают говорить, когда закручивают гайки. А изоляционизм – опасная штука. Но писатель Сергей Шаргунов вступился за русский народ, попросил его не ужимать, ведь вбирать получается, расправив плечи.

А какой народ признается, что он жаден и корыстен? – заметила издатель Ирина Прохорова. Страна не может существовать без идеи будущего, но избранная метафора может быть как продуктивной, так и убийственной. Александр III уже накололся на русификации окраин. Русским же дворянам не мешало говорить по-французски.

Соловьеву надоело, и он передал слово одиозной главной редактрисе газеты "Культура" Елене Ямпольской, которая обозвала русского человека вертикально ориентированным. В 90-е годы она была счастлива, идя по Парижу, когда ее принимали за немку. Но это давно прошло. Маятник качается в другую сторону: после Сирии, Олимпиады, Крыма круто быть русским! Русский значит пошире душой... Все радостно решили, что и Маркес, и Фолкнер – русские.

Писатель Алексей Варламов не подхватил оптимистический запев и пожаловался, что с образованием худо, студенты не знают истории, и телевидение разрушено... Соловьев посоветовал не лезть в телеэкран, а

Шаргунов напомнил, как всех вдохновили крымские события. Но почему не слышен голос интеллигенции?.. Народ объединяется, когда появляется угроза национальному существованию, пояснил бывший министр культуры, а ныне путинский советник Михаил Швыдкой, только предложил не путать русские традиционными ценностями с советскими, поскольку с последними живет большинство.

Кто такой русский? – домогался ведущий. В Киеве это узнать просто – кто не скачет, тот москаль. Никонов попытался объяснить, что проблемы возникают, когда русские забывают о своих корнях. Но русская цивилизация не уничтожила ни одного народа, ни ацтеков, ни инков. Тем не менее только русские занимаются самоуничижением... Да мы все время жалуемся, что находимся в кольце врагов, заметила Прохорова. Она припомнила, как отхватили Крым у турок, и поднялся галдеж. Прохоровой же хотелось перекодировать мессианскую идею: может, лучше обратиться на себя?

Пивоварову тоже не нравился разговор – он назвал звучащие речи нескромными: хвалим себя... А ведь русские могут крушить церкви, а потом все становиться верующими. После ХХ века разумнее быть поскромнее. Варламов согласился, что надо заниматься русским образованием, а Соловьев напомнил, что русские только тем и занимались, что освобождали Европу. Ямпольская же не желала расставаться с вертикалью: даже в советское время знали, что такое грех...

Русское сознание связано с протяженностью земли, попытался всех образумить Швыдкой. Другое отношение, потому как много земли и много людей... Украина стремилась к Европе, а получила африканскую нищету, вторгся Шаргунов и пожелал совместить патриотизм с хорошими дорогами. Соловьев же призвал убивать в зародыше Бандеру и Шухевича, но Прохорова упомянула советское обвинение в национализме – где тут духовность?

Пивоваров припомнил Чаадаева, которого объявили сумасшедшим – хорошая русская традиция! Вот и сейчас она просматривается. Соловьев заверил, что такое бывало и на Западе, а Шаргунов призвал не бить себя.

Не надо золотить цепи, застонала Прохорова, и тогда уж Соловьев позволил существовать инакомыслящим. Вот, а в Украине их сажают, отметил Пивоваров. Шаргунов присоединился в клеймении злодеев, за что получил от ведущего сравнение с Путиным.

Пришли обсуждать русский мир, а обсуждаем Украину, вздохнул Варламов и призвал изучать в школах английский язык. Прохорова предложила насаждать культуру ненасильственно – не пропагандистскими акциями, а гастролями. Нужно понять, кто мы такие, и рассказать об этом окружающим, предложил Швыдкой. Соловьев предложил не путать интеллигенцию с государством – случается, что царь бывает самым большим европейцем. Власть – охранитель русского кода... Пивоваров в последнюю секунду предложил государству вообще не вмешиваться.

Пусть расцветают все цветы, только не все надо поливать

Последним гостем программы стал культурный министр Владимир Мединский, которому ведущий предложил раскрыть этот самый русский код. Были скифы и сарматы – и где они? – отозвался министр. А русские остались. И русские – это понятие культуры, цивилизации, образа действия в критический момент.

Мединский предложил не путать Ключевского с Акуниным и обратить внимание на речную сеть, наложенную на континентальный климат. Из варягов в греки перемещались. В отличие от Рима не было рабского труда. Вот эта дорожная сеть, основанная на воде, и определила русский характер.

Министр объяснил, что Россия не Европа и не Азия, это уникальная цивилизация, как Япония или Индия. Тяготеет, конечно, к Европе языком, религией. Предложение не делать из России Голландию вызвало аплодисменты.

Перешли к концепции культурной политики, и Мединский пожаловался, что документ попал на публику случайно, а может, кто-то его слил. Соловьева интересовало, что же теперь будет поддерживать государство. Талантливые и социально значимые произведения, пояснил Мединский.

А кто будет решать? Кто эти Мафусаилы? Советы экспертов, в том числе присутствовавший Варламов, поведал Мединский. Даже Прохоровой предлагал – отказалась, нет времени. Теперь с этим справляется Мацуев. А все ради того, чтобы люди были лучше, больше времени уделяли семье. А что раньше творилось? Премии таким злодеям и развратникам присуждались... Любовь к родине и народу, уважение к истории – вот такая идеология, все разъяснил Мединский. А мультикультурализм – пакость, придуманная в Канаде.

Соловьев предложил представить, что приходит к Мединскому молодой писатель и приносит роман про студента, убившего старушку. Министр не объяснил почему, но пообещал ему даже экранизацию. И заверил, что внимание президента к культуре возросло.

А обвиняют, что становитесь главным цензором и держимордой, напомнил Соловьев. Работаем, парировал Мединский, со всеми общаемся и решаем проблемы. Никакой цензуры нет и не будет. Репрессивного аппарата тоже нет, если не считать Запашных с тиграми. Пусть расцветают все цветы, процитировала министр Мао Цзедуна. Хотя это не значит, что мы их будем поливать в равной степени.

И Мединский похвастался, что поддержал "Левиафан" Звягинцева, хотя сам фильм еще не смотрел. Главные критерии – социальная значимость, талант и любовь к Родине... Соловьеву же хотелось очистить код русского человека, за что Мединский послал его к "Слову о полку Игореве". Но вот новой трактовке, в которой Ярославна будет вымаливать мужу свободу, употребляя наркотики и крутясь на шесте в шатре хана, не бывать! И в "Капитанскую дочь" гомосексуальные тенденции совать не надо... Наши традиционные ценности нас никогда не подводили, снова Соловьев процитировал Путина и попрощался с гостем.

Наши блоги