УкрРус

Слава Рабинович: Путин не мог допустить, чтобы Украина пошла своим путем

  • Слава Рабинович: Путин не мог допустить, чтобы Украина пошла своим путем
    awards2013.pbwm.ru

Российский блогер и финансист Слава Рабинович рассказал о том, что ждет РФ, и как в нынешней ситуации спастись Украине.

Приводим полностью интервью, котороое Рабинович дал изданию "Метро Плюс".

– Слава, в Фэйсбуке появилось сообщение, что Украина – это ваша Родина. Прежде считалось, что вы москвич…

– А шо? (смеется). Нет, это шутка. Меня ничего не связывает с Украиной с точки зрения родственных связей, места рождения. Я в Украине был два раза в жизни до 2014 года. Первый раз – в далеком 1973 году. Зато в конце октября нынешнего года я провел в Украине целых 10 дней – был в Киеве, Харькове, Львове. У меня состоялось много встреч, выступлений, в том числе во Львовской бизнес-школе, Открытом университете Майдана в Харькове, я дал около пяти теле- и радио интервью, пресс-конференцию в Кризисном медиа-центре Майдана.

– Как вас встретила публика?

– Как рок-звезду (смеется). Я очень польщен таким приемом. Думаю, не последнюю роль в моей популярности сыграл Фэйсбук. Ну и конечно, тот факт, что в России существует, может быть, тысяча человек, которые на самом деле разбираются в том, что происходит в экономике и финансах России. Вот только, кроме меня, никто из этой тысячи пока ничего публично не заявил. Соответственно, оказался очень востребован уровень компетентности, в связи с неосвещенностью проблем в этих сферах. Вопросы возникли у многих, причем не только в России и Украине, но и в остальном мире, среди людей, которые следят за тем, что происходит в наших странах. Количество моих подписчиков на ФБ растет стабильно – на 100-300 человек в сутки. И это при том, что я не был активным пользователем и прежде практически ничего не писал. Первый пост, ставший популярным, я сочинил 23 июля. Он был о токсичности России с точки зрения финансовых рынков – еще до введения против нее очередного уровня санкций. На следующий день я написал подробнее о возможных последствиях санкций, и эта информация разошлась мигом – десятки тысяч перепостов за день! На тот момент у меня было всего лишь 500 друзей на ФБ, 400 из которых я знал лично. Сейчас – около 27 000.

В какой-то момент моя страница превзошла по популярности все мои ожидания, а также посещаемость некоторых СМИ. Но это феномен не мой, а Марка Цукерберга. Его формат сейчас меняет мир…

– Среди людей, чьими деньгами вы распоряжаетесь в качестве главы Diamond Age Capital Advisors, есть четверо из "золотой сотни" журнала "Форбс". Когда вы говорите, что в России никто не смеет подать голос против политики Путина, вы их также имеете в виду?

– Нет, тем более, что они и прежде избегали публичности. Я говорю о реальных практиках от финансового рынка, "бульдогах", а не "ботаниках-финансистах". "Ботаниками" я их называю с положительной коннотацией, не желая обидеть. К ним можно отнести даже экс-министра финансов Алексея Кудрина, президента Центра экономических и финансовых исследований РЭШ Сергея Гуриева или экс-советника президента РФ по экономике Андрея Илларионова – скорее всего, до конца не знавших об истинном масштабе надвигающегося на Россию бедствия.

С точки зрения экономической науки они, вероятно, подкованы не хуже, и даже лучше меня. Но у них нет полного представления о движении капитала, которое можно получить, работая в частных западных финансовых учреждениях – инвестиционных банках и фондах.

– Чего не учли маститые российские экономисты, анализируя возможные последствия западных санкций по отношению к России?

– Реакции финансовых "бульдогов". Движение капитала зависит от двух составляющих. Во-первых, от инвестиционной целесообразности: капитал течет туда, куда он хочет течь. И никакая сила остановить этот поток не может. И, во вторых, – от инфраструктуры: капитал будет течь туда, куда он хочет, но только в том случае, если это позволяет инфраструктура. Второй пункт как раз и обеспечивается целыми департаментами "бульдогов" как в инвестиционных банках, так и среди их клиентов – инвестиционных фондов, хедж-фондов, пенсионных фондов. Учтите, что весь финансовый рынок основан на двух основополагающих принципах: доверия между людьми и доверия между организациями. Иначе и быть не может, ведь финансовый рынок так устроен, что ты не можешь находиться в вакууме, всегда работаешь между контрагентами. "Бульдоги" следят за соблюдением принципов и фактически могут запретить бизнес, ведущийся между организациями не по правилам. Так вот, на Россию "бульдоги" наточили большой клык… Они могут просто "неформально" выключить ее из международного финансового рынка, частично из мировой экономической и торговой системы, сделать полностью неинвестируемой. И в России закономерно наступит экономический коллапс.

– Тысяче реальных практиков от финансового рынка до этого нет дела?

– Они боятся за свой бизнес – если у кого он есть, или опасаются потерять работу, если они работают в инвестиционных банках, откуда их могут уволить после первого же поста в Фэйсбуке. Я лично знаю человека, которого уволили в Москве из компании, входящей в так называемую "большую аудиторскую четверку" – PricewaterhouseCoopers, KPMG и др. Просто потому, что он высказал свое мнение в сети…

– У вас самого нет проблем в связи с тем, что вы так открыто заявляете о своей позиции?

– Меня уволить никто не может, но у меня могут быть проблемы. Пока, правда, никто не чинил мне препятствий… Конечно, я понимаю возможные риски, но, с другой стороны, осознаю и много факторов им в противовес.

Есть опасность, что часть клиентов могут не захотеть со мной связываться. Но кто знает, как повернется жизнь в течение следующих пяти лет и насколько то, что я делаю сейчас, может стать полезным с точки зрения бизнеса? Я оптимист и надеюсь, что моя нынешняя позиция больше поможет нашей стране. Как бы там ни было, молчать я не хотел и не стал.

– Есть ли вероятность, что кто-нибудь из пресловутой тысячи всезнаек, все же сможет преодолеть страх и станет с вами рядом?

– Определенный шум по России уже идет. Есть финансовый журналист Степан Демура, который гонит жесткач не хуже моего. Есть и другие люди, хотя их немного.

– С какой миссией вы на сей раз прибыли в Киев?

– Я приехал, чтобы выступить с циклом лекций в экономическом лектории, организованном Дмитрием Раимовым. Заодно дать интервью ряду изданий и телеканалов.

– В свое время лекции в Киеве читал ныне покойный экс-министр экономики Грузии Каха Бендукидзе. Он также принимал участие в совете консультантов Президента Украины. Вы согласились бы войти в подобный пул, если бы вас об этом попросили?

– Такого предложения не было. С другой стороны, на меня выходят все больше и больше людей из украинской политической элиты. В том числе – и я этого не стесняюсь – представители "Правого сектора". Должен признаться, что моя скромная персона в качестве советника, к сожалению, ничего не изменит, если к реформам не будет системного подхода. Несколько раз я публично озвучивал, что являюсь иностранным инвестором в Украину. И хотел бы увидеть здесь целую цепочку логических изменений. Начаться она должна с главного – повышения профессионального уровня правительства Украины. Не подумайте, что я призываю к его смещению. Но для меня ясно: ничего не удастся сделать, если уровень этого органа государственного управления – качественный и количественный – не поднимется до необходимого международного стандарта. Этого можно добиться только путем создания команды, которая будет работать на правительство. Она, по моему мнению, должна состоять из 100 профессионалов высочайшего класса. Я считаю, что в самой 40-миллионной Украине и многомиллионной диаспоре есть миллион людей, из которых можно выбрать 400-500 лучших специалистов – скорее всего, с хорошим западным образованием и успешным 10-15 летним опытом работы, в том числе в частном секторе. Из них, в свою очередь, реально выбрать 100 человек, которые могут физически приехать в Украину и принять участие в реформах. Правительство должно дать карт-бланш этой сотне реформаторов, с тем чтобы она составила "План 500 дней" и получила возможность его осуществить.

– 500 дней – не слишком короткий срок для судьбоносных реформ?

– Не думаю, что у Украины есть одним днем больше, чем 500. И не думаю, что у страны, в ее нынешней конфигурации, есть ресурсы даже для того, чтобы составить такой план, не говоря уж о его реализации. Если Украина пойдет не по этому пути, боюсь, возникнет риск третьего Майдана. И как следствие, – окончание любых надежд на реформирование, потеря перспективы для страны.

– Успех или неуспех украинских реформ в значительной мере зависит также от человека по имени Владимир Путин. Многие отмечают его девиантное поведение. Что об этом говорят в самой России?

– Это сложный вопрос, поскольку я не приближен к Путину. Но то, что у него есть определенная степень неадекватности – опосредованно или напрямик – говорят мне люди из окружения Владимира Владимировича. Вот есть, к примеру, экс-министр финансов Алексей Кудрин, давний друг Президента. У них доверительные отношения, так что бывший министр остается закулисным советником Путина. Кудрин излагает ему свое видение проблем, говорит и о неблагоприятных прогнозах. Президент кивает, соглашаясь. Кудрин уходит со встречи с оптимизмом по поводу того, что удалось донести. На следующее утро Кудрин из источников массовой информации узнает, что Путин, выслушав его, поступил в точности наоборот.

– Очевидно, Путин ставит в тупик и западных лидеров?

– Являясь прагматиками, лидеры западных стран долго пытались наставлять Путина на путь истинный то морковками, то дубьем. Неформальную жирную точку на нем поставили, когда был сбит малазийский "Боинг". Дальше разброда и шатаний среди лидеров было меньше. Уже тогда Путин стал недоговорным. Ну а окончательно черту подвели в Брисбене, в Австралии, где Россию де-факто исключили из G-20, и едва ли не выпороли Путина публично премьер-министры Канады и Австралии, канцлер Германии и мировые СМИ. Ему дали четко понять, что игрушки закончились, блеф больше не принимается. Обама и вовсе, так сказать, отказался entertain this shit – замечать, что Владимир Владимирович оказался в неловком положении. Для последнего это было большим ударом, ведь он никакого другого равного себе "партнера" кроме Обамы раньше и замечать не желал.

– Вслед за этим Путин получил удар, узнав, что Украина отказалась финансировать оккупированный Донбасс. Как, по вашему, может развиваться ситуация дальше?

– Что Путин будет предпринимать, предсказать трудно, и не только в отношении самопровозглашенных местных сомали. У Путина будет такое количество проблем, такое портфолио неприятностей, буквально через несколько месяцев, что эта новость покажется ему лучшей за последнее время. Путину предстоит столкнуться не просто с падением экономики, а с тотальным экономическим коллапсом. Все эффекты санкций, вводимых против России, ее токсичности и вывода из мировой финансовой системы, глубокой девальвации рубля, просочатся в экономику в течение трех-четырех, максимум шести месяцев и ударят по весне. Я думаю, скорее всего, социальные волнения начнутся не в Москве или Санкт Петербурге, а в регионах – по образу и подобию того, что было в Пикалево в 2008 году (предприятия в Пикалево не работали около полугода из-за того, что их собственники не могли договориться о ценах на сырье, следствием этого стали безработица, задержки зарплаты и массовые забастовки. – прим. Ред.). Путин тогда очень испугался, прилетел на вертолете – в ручном режиме тушить пожар.

Пикалево – это своего рода диагноз. За последние 25 лет после развала СССР в наследство России достались так называемые моногорода, которые организованы вокруг градообразующих предприятий. Население этих городов прикреплено к ним антиконституционной пропиской. По сути, речь идет о подобии крепостничества. Рынок труда немобилен, а раз так, проблема моногородов разрешена в обозримой перспективе быть не может. Причина возникновения пикалевского и ему подобных кризисов – существование длинных производственных цепочек, в которых каждое звено – некое производство, фабрика или завод, которые могут принадлежать разным собственникам. Бывает, некоторые звенья этих цепочек ломаются – например, когда закрываются убыточные предприятия. При этом разрывается вся цепочка. Многие люди обнаруживают, что им больше некуда податься, ведь их единственный источник дохода – зарплата на предприятии в своем городке. Тогда они выходят на улицу, как в Пикалево, – блокировать федеральные трассы.

Массовый разрыв производственных цепочек, вызванный кризисом, может охватить колоссальные территории России. А кое-где – перетечь в региональные конфликты, сепаратизм, отваливание регионов, или, не дай Бог, в начало гражданской войны. Когда это случится, предотвратить развал России экономическими способами будет уже нельзя. Но вполне возможно – начать наведение порядка с помощью силы. Готовность утопить народ в морях крови – из практических соображений – у нынешней власти велика. На это есть две причины. Во-первых, власть не желает быть отлученной от кормушки природной ренты. Еще бы, трудно добровольно отказаться от 140 миллионов рабов и 1/6 части суши, удивительно богатой природными ресурсами. А во-вторых, власть совершила такое количество преступлений, нарушила такое количество законов, как российских так и международных, что понимает: при негативном сценарии развития событий ее представители даже до Гааги не доедут. Их убьют раньше, опасаясь разоблачения, прихлебатели и исполнители преступных приказов. Эти два пункта – природная рента и угроза смерти – причина, почему нынешняя верхушка России будет цепляться за власть отчаянно и до последнего.

– Возможно ли, что Путин совершит разворот на 180 градусов, как это, к примеру, сделал апостол Павел из гонителя христиан превратившийся в их учителя?

– Очень сомневаюсь. У него был шанс, и он им не воспользовался. У Путина была высокая политическая популярность в начале двухтысячных годов, пусть и достигнутая с помощью политических технологий. Он мог бы стать своего рода политической "крышей" для тех же Илларионова, Кудрина, Гуриева, даже Навального. И благодаря этому сохранить популярность. Никто бы даже не вспомнил, что он бывший офицер КГБ. А если бы и вспомнил, то с похвалой. Вот, дескать, хоть и советский человек до мозга костей, но какой рывок для России обеспечил. Но Путин пошел другим путем. Теперь разворот на 180 градусов невозможен ни для него, ни для его круга. Они вынуждены пожинать плоды того, что устроили в геополитике в этом году.

Мне кажется, что геополитические приключения Путина и Ко не могли не случиться – это результат естественного хода истории. Он основан на том факте, что капитализм, который в какие-то годы пытались строить в России, перетек в неофеодализм. Этот процесс ускорился после 2008 года, когда истек второй срок президентства Путина.

Отсюда ярость, возникшая, когда Украина попыталась пойти своим путем. Путин этого не мог допустить по совокупности причин. Одна их которых – не допустить позитивного опыта реформ к Западу от России. Не приведи Господи, кто-нибудь начнет задумываться о таких же преобразованиях в России и тем более о своем Майдане!

Напротив, надо показать на примере Украины, что революция – это ужасно, что Майдан – не может привести ни к чему, кроме хаоса, беспорядков, бедности и горя.

– Возможен ли из нынешней ситуации выход без большой крови?

– Да, если Путин скажет: "Я устал, я ухожу". Это возможно в результате дворцового переворота или закулисных договоренностей, гарантирующих ему безопасность. Тогда Путин уедет на условный Алтай, и какое-то крыло кагэбэшников, разбирающихся как устроен внешний мир, начнут разворачивать страну так, чтобы и на природной ренте остаться навечно, и избавиться от имиджа страны-изгоя.

Собственно, я до сих пор не понимаю, почему окно возможностей именно такого сценария не было использовано. Нужно было просто следовать тем правилам, по которым живет Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ. Разумеется, с учетом российской специфики.

Главное условие – не бодаться с США. В мире не существует ни одной страны, которая была бы успешной и при этом выступала в роли антагониста "штатов". В то же время, есть примеры сильных и независимых стран, которые невозможно уличить в том, что они ручные собачки США. К примеру, Китай, или Катар в системе ОПЕК. Ссориться с США просто глупо: весь мир находится в зависимости от мировой финансовой системы, а та, в свою очередь, выстроена вокруг доминирующей резервной валюты – доллара. Как только ты дотронулся до американских денег, ты уже не только де-факто, но и де-юре подчиняешься законам США. Ведь международные долларовые платежи контролируют корреспондентские банки США.

– Кажется, правящая верхушка России начала в полной мере осознавать эту истину?

– Наверняка. А ведь я их предупреждал давно! Это было еще во времена, когда я питал надежды, что правительство захочет выслушать экспертное сообщество. Что появится шанс рассказать о катастрофе, которая не может случиться, а точно случится. Но нас никто не слушал. И я начал публиковать свои прогнозы в Фэйсбуке, чтобы хоть так донести до общественности, что будет и как. Писал, что Министерство финансов США, Министерство юстиции США, такие замечательные офисы как OFAC (Office of Foreign Assets Control – Управление по контролю за иностранными активами Минфина США. – прим. Ред.) накроют российскую элиту реальным медным тазом – и к этому дело идет.

Следующая перспектива – экстрадиция, то есть арест и передача США российских чиновников из любой точки мира, где она возможна. Основание – финансовые преступления по отмывке денег, финансированию террористической деятельности. Нужно это было российской элите на свою голову?

– У вас нет ощущения, что вы тратите время понапрасну? Ведь россияне скорее поверят, что Путин не захотел ужинать с челядью в Брисбене, чем позорно бежал из города. Потому что так сказал им с телеэкрана телеведущий Владимир Соловьев…

– Не все россияне верят Соловьеву и Путину. Скажем так: из 140 миллионов –120. Что, конечно, совсем не маленькая цифра. Я думаю, так происходит из-за полного разрушения человеческого капитала в стране. И связано это с частично планомерным, а частично хаотичным процессом разрушения российской образовательной системы. Ну и, разумеется, телевизионным одурманиванием населения.

Последние 18 лет я живу в России и могу сравнить, какие сериалы показывают в этих странах. В России – засилье "мыла" о ментах, которое не сходит с экранов десятки лет. Причем, сериальных ментов практически невозможно отличить от бандитов. И вот эти менты-бандиты, которые становятся успешными на своем поприще – герои четырех поколений, если считать, что они сменяются каждые пять лет. Ну что пенять на народ, у которого такие герои? Процесс искусственного создания быдломассы зашел так далеко, что для многих россиян свойственна тотальная неспособность выстраивать элементарные причинно-следственные связи.

– Но в Америке ведь тоже есть рэднеки, "красношеие", которые не блещут умом. Тем не менее США избегают глобальных проблем.

– Потому что рэднеки – подавляющее меньшинство, а не большинство, как в России. Кроме того, не забывайте, что в США очень сильная система образования вообще и лучшая в мире система высшего образования в частности. Плюс культура капитализма, которая там видна во всем. Американцы с самого детства включены в нее. Тупое оттопыривание на пляжной лежанке – не вариант для большинства американских студентов и даже школьников. Там люди разносят пиццу, еще учась в школе, и так зарабатывают свои первые деньги, которые кладут в копилку, чтобы в будущем потратить на частичную оплату обучения в университете. И на ТВ у них не только тупые сериалы.

Есть, к примеру, телеканал PBS (американская некоммерческая общественная служба телевещания, включающая в качестве своих членов около 350 телевизионных станций в США. – прим. Ред.) нацеленный на всесторонне развитие личностей. Ну и система американских университетов, которые буквально повсюду. Теперь посмотрим, где имеются университеты в России. Есть МГУ, где профессором служит небезызвестный Александр Дугин со своей идеей Евразийского союза, а по сути – русского фашизма, есть МГИМО – рассадник имперской идеологии, есть Санкт-Петербургский госуниверситет, где учились Путин и Медведев. Выезжая за МКАД в Москве или за КАД в Санкт-Петербурге, вы попадаете в культурную пустошь. Есть небольшое количество вариантов, куда люди могут пойти учиться. При этом ни один из уездных университетов, да и московско-санкт-петербургских, рядом не стоит по уровню преподавания и оснащения с американскими. В то же время Евгению Альбац, получившую докторскую степень в Гарвардском университете, выгоняют из Высшей школы экономики в Москве с воплями: "Мы не позволим всяким там Альбац превращать нашу школу в Гарвард"…

– Давайте с высот геополитики опустимся на бренную землю. Что, на ваш взгляд, делать в нынешней ситуации обычным украинцам?

– Оказывать общественное давление на Раду и правительство, Президента. Мои советы немедленной реформы дают верный вектор. Даже 100 реформаторов не смогут предложить мягкий вариант реформ, поэтому надо быть готовым к некоторым элементам шоковой терапии, к тому чтобы перетерпеть ситуацию во имя улучшения жизни. Благополучие может быть основано только на быстро проводимых специалистами реформах. Не будет таких преобразований – случится Третий Майдан. Для международных инвесторов он станет сигналом: в Украину нельзя инвестировать. Потому что в послужном списке страны – слишком много революций и никакого прогресса. Для самостийной Украины это будет концом.

Наши блоги