УкрРус

Плохая традиция - экстрадиция

Читати українською
  • Плохая традиция - экстрадиция

Под занавес прошлого года произошло два однотипных, на первый взгляд не связанных друг с другом, событий. 7 декабря 2012 г. в Киеве был задержан по просьбе грузинского суда бывший офицер МВД Грузии Олег Мельников. 11 декабря в Тбилиси задержан бывший начальник Главного управления коммунальной собственности Киева, депутат Киевсовета от Блока Леонида Черновецкого Анатолий Чуб.

Перспектива, которая "светит" обоим задержанным - экстрадиция.

С Чубом все ясно. В прошлом активный член "молодой команды" Черновецкого, он обвиняется в злоупотреблении служебным положением, в результате какового в Киеве была незаконно приватизирована девятиэтажка. Правоохранители также утверждают, что Чуб имеет отношение к пропаже документов на приватизацию за 2006-2010 годы. Потому неудивительно, что сегодня, когда Черновецкий уже не на коне, украинская прокуратура хочет заполучить проштрафившегося чиновника.

А тут как раз удачно подвернулся бывший грузинский полицейский, которого ищет тамошний суд. Как говаривал в таких случаях классик советской сатиры Аркадий Райкин: "Бу’м меняться? Бу’м!"

Но кто он такой, этот грузинский эквивалент Чуба, которого Украина готова отдать в руки грузинской Фемиды? Новости, прошедшие в сети после задержания Олега Мельникова, однообразны: "бывший высокопоставленный чиновник Министерства внутренних дел Грузии", обвиняемый в превышении должностных полномочий.

За этими сухими строчками не видно реальной истории Мельникова, который сначала лишился родины, потом свободы, а теперь под угрозой, как он считает, и его жизнь.

Автору довелось увидеть Мельникова в Апелляционном суде Киева, куда арестованного привезли из Лукьяновского СИЗО. Рассматривалось дело о незаконном помещении Мельникова под стражу.

Олег Мельников - грузин с русской фамилией, с заметным грузинским акцентом, с яркой, колоритной внешностью кавказца и темным, нездоровым цветом лица. Как выяснилось, это наблюдение оказалось точным. У Мельникова - опущение легких, проблемы с сердцем и гипергликемия. Причем, как утверждает его адвокат Светлана Артамонова, медицинской помощи в СИЗО Мельников не получает, несмотря на то что нуждается в постоянной медикаментозной поддержке. На свои запросы по поводу медпомощи подзащитному Артамонова пока не получила ответа.

Также, по словам адвоката, Мельников взят под стражу необоснованно: необходимость именно такой меры пресечения не была доказана прокурором, однако суд счел возможным удовлетворить необоснованные требования прокуратуры.

По процедурному вопросу...

В грузинском деле Мельникова много "темных мест". Даже с чисто процессуальной точки зрения. В субботу (выходной день) 1 декабря 2012 г. старший прокурор Антикоррупционного департамента Главной прокуратуры Грузии вынес постановление об обвинении Мельникова по статье 333-3 (б,в) УК Грузии - превышение служебных полномочий. Объявлено постановление 2 декабря (воскресенье), причем Мельников с ним ознакомлен не был.

Адвоката Мельникова поставили в известность о постановлении лишь вечером 2 декабря, а уже 3 декабря (понедельник) прокурор обращается в Тбилисский суд, требуя взять Мельникова под стражу, поскольку тот не является на вызовы и скрывается от следствия. 4 декабря судья избрал меру пресечения - взятие под стражу. 6 декабря Мельников объявлен в розыск "Интерполом", а уже 7 декабря - задержан возле своей квартиры в Киеве.

Логичен вопрос: когда Мельников должен был явиться на вызов прокуратуры, если таковой вообще имел место? В ночь со 2 на 3 декабря?

Или все-таки стоит поверить своим глазам и предположить, что никакого шанса явиться для дачи показаний Мельникову не было предоставлено?

Еще один вопрос: где находился Мельников все те дни, пока прокуратура готовила ему обвинение и место в камере? Средствам массовой информации предоставили информацию, согласно которой Мельников покинул Грузию 2 декабря. Сам же обвиняемый, его адвокат и приехавшая из Грузии мать Мельникова Магдана Берадзе утверждают, что Мельников действительно покинул Грузию 2 декабря, но - 2010 года. То есть Мельников не был на родине уже более двух лет. Выходит, что Мельникова было решено взять под стражу, потому что он за ночь с 2 на 3 декабря не успел узнать о вызове в прокуратуру, сесть на самолет в Киеве, прилететь в Тбилиси и до утра попасть на допрос.

Поскольку в паспорте Мельникова действительно нет отметок о пересечении украинской или грузинской границы в указанный срок, суд обратился в Госпогранслужбу с просьбой предоставить информацию о том, покидал ли Мельников Украину на протяжении последних двух лет.

Привкус политической мести

Дело Мельникова уходит корнями, во-первых, в прошлое, а во-вторых, в политику. Что мы знаем о грузинской политике? То, что у власти там был авторитарный, но либеральный Саакашвили, а сейчас его уверенно вытесняет миллиардер Иванишвили со своей "Грузинской мечтой". Кто следит за событиями в Грузии чуть более внимательно, тот знает, что в стране сейчас идет тотальная смена элит. Сторонников Саакашвили увольняют, выписывают "волчьи билеты", арестовывают. Те, кто могут - бегут за границу.

Это происходит в то время, когда Саакашвили еще остается законно избранным президентом. Но неверно было бы утверждать, что до октября 2012 г., когда парламентские выборы выиграли сторонники Иванишвили, оппозиция была лишена сил и влияния. Было и влияние, и силы, и СМИ. Это на себе ощутил грузинский полицейский Олег Мельников.

Как рассказала "Обозревателю" мать Мельникова Магдана Берадзе, проблемы у ее сына начались еще 7 лет назад. Оппозиция попыталась "повесить" на него гибель от холода подвыпившего молодого человека. И хотя второй потерпевший Мельникова не опознал, да и суд нашел и приговорил к тюремным срокам виновных, оппозиция в СМИ не уставала обвинять Мельникова, который оказался в плохое время в плохом месте. Ему припоминали и русскую фамилию, и профессию, и все, что можно и нельзя было припомнить. Особенно усердствовали газеты "Имеди" и "Маэстро".

Информационная кампания дала свои плоды: в 2006 г. сына Мельникова Бачо исключили из школы, где он учился на "десятки": новый директор прямо заявила, что сыну "проблемного" отца в ее школе не место. Пришлось переходить в другую школу. В 2007 г. не выдержал травли и умер отец Мельникова. "И это еще я на фамилии матери, - говорит Бачо, теперь уже окончивший школу, - А если бы я был на фамилии отца - Мельников - мне бы вообще не дали жить".

Однако сегодня в вину Мельникову ставят другой эпизод. В январе 2005 г., утверждает Главная прокуратура Грузии, в кабинете директора Департамента конституционной безопасности Давида Ахалая был избит начальник следственного отдела Мтацминда-Крцанисского УВД Малхаз Азарашвили. Ему поставили в вину случившееся накануне в ресторане оскорбление супруги министра внутренних дел Грузии. В избиении, по версии Главпрокуратуры, участвовало несколько сотрудников Департамента конституционной безопасности, и в их числе - старший оперуполномоченный Олег Мельников.

Как утверждает мать Мельникова, в избиении ее сын не участвовал, да и сам потерпевший, чьи слова ей передали знакомые, показал следствию только, что видел Мельникова в тот день в Департаменте конституционной безопасности.

Уголовное дело по факту избиения Азарашвили было возбуждено только через неполных 8 лет после самого события - 16 ноября 2012 г. Через два дня был арестован заместитель Министра внутренних дел Шоте Хизанишвили. Кольцо смыкается вокруг ближайшего соратника Саакашвили - многолетнего главы МВД Иване Мерабишвили.

Семья Мельникова считает, что цель возбуждения уголовного дела - заставить обвиняемых дать показания против Мерабишвили.

Именно под руководством Мерабишвили в Грузии произошли те разительные перемены, о которых в последние годы с удивлением, недоверием либо с восторгом говорили все, кто смотрел в строну Грузии. Безопасность на улицах, полиция, не берущая взяток - такого результата достигла Грузия за годы реформы МВД.

"Теперь новые власти тысячами выпускают уголовников из тюрем, и мы опасаемся, что вернутся времена Шеварднадзе - грабеж и беспредел", - говорит сын Мельникова Бачо.

Впрочем, с беспределом нынешних хозяев Грузии Мельников и его семья знакомы уже давно. Начиная с 2005 г., они фактически живут в условиях постоянного прессинга, связанного с профессиональной деятельностью Мельникова . В 2010 г. этот прессинг перешел в "физическую стадию" - Мельникова жестоко избили на улице неизвестные. Тогда он принимает решение покинуть Грузию. На законных основаниях он переезжает в Киев и вступает в брак с любимой женщиной - киевлянкой, с которой познакомился еще в 2006 г. и с тех пор часто бывал у нее. Даже война 8.08.2008 г. застала Мельникова в Киеве. А уже 11.08 он летел в пустом самолете в Тбилиси к оставшейся под бомбардировками матери. 2 декабря 2010 г. Мельников покинул Грузию - и больше туда не возвращался.

Однако Грузия не оставляла Мельникова в покое. На протяжении 2012 г. ему неоднократно звонили представители оппозиции и требовали, чтобы он дал показания против действующей на тот момент власти, то есть на соратников Саакашвили. В обмен на это обещали безопасность. В противном случае грозили "достать".

Как видим, слово свое бывшая оппозиция - нынешняя власть сдержала - Мельникова "достали".

Ненадежное убежище

Когда Мельников в октябре минувшего года запросил в МВД Грузии справку об отсутствии судимости - он получил ее без всяких проблем. Потому что судимостей у него не было.

Если бы он знал, чем обернется для него пребывание в Украине, Мельников, наверное, заранее позаботился бы о собственной безопасности. Например, подал бы заявление о предоставлении ему статуса беженца. Сейчас, находясь в СИЗО, он подал такое заявление - но сейчас ситуация для него неблагоприятна: политическая целесообразность и стремление Украины заполучить из Грузии Чуба играют явно не в пользу бывшего грузинского полицейского.

Представитель Управления Верховного комиссара по делам беженцев ООН обещал рассмотреть вопрос о предоставлении Мельникову "Мандата беженца УВКБ ООН". Представители УВКБ помогли Мельникову с информацией о процедуре получения такого статуса и даже добились разрешения на личную беседу с Мельниковым в СИЗО. Получение Мельниковым этого специального международного статуса имеет большое значение для него, т.к. даст Мельникову шанс получить убежище в другой, более гостеприимной к изгнанникам стране.

Увы, Украина уже заслужила имидж ненадежного убежища для тех, кто скрывается от преследований. Достаточно вспомнить российского активиста Солопова, которого чуть не выдали по требованию России. Вспомним недавний позор с похищением средь бела дня и вывозом в Москву другого российского оппозиционера Леонида Развозжаева. Вспомним и то, как израильские спецслужбы похитили и вывезли из Украины инженера-палестинца.

Эти примеры заставляют сомневаться в том, что у Мельникова есть шансы остаться в Украине. Сам же Мельников считает, что возвращение в Грузию для него - смерть:

"Если меня экстрадируют в Грузию, меня незаконно, по сфальсифицированным материалам привлекут к уголовной ответственности. Моей жизни угрожает реальная опасность, так как я уверен в том, что ко мне будут применены пытки и психологическое давление, пока я не дам "признательные показания", то есть нужные им показания для того, чтобы новая власть могла продолжать преследования других должностных лиц из команды Саакашвили", - пишет Мельников.

Впрочем, какое дело украинскому суду до того, что оно отправляет человека на пытки и вероятную смерть? Вскоре мы это узнаем - очередное заседание суда состоится 31 января. И хотя Апелляционный суд г. Киева решает вопрос о законности взятия Мельникова под стражу, этот частный, казалось бы, вопрос очень важен для депортируемого - и по состоянию его здоровья, и по возможности активно заниматься поиском политического убежища. Адвокат Светлана Артамонова рассчитывает на объективность суда: по ее мнению, взятие Мельникова под стражу необоснованно юридически. Для всех нас, думается, не менее важен вопрос: обоснована ли с любой точки зрения выдача полицейским органам другой страны человека, вина которого не очевидна, но зато очевидна политическая заинтересованность новой грузинской власти любыми путями добиться "нужных" показаний на "ненужных" людей?

Автор:
Наши блоги