УкрРус

Замглавы миссии ОБСЕ: перемирие на Донбассе чрезвычайно хрупкое

  • Замглавы миссии ОБСЕ: перемирие на Донбассе чрезвычайно хрупкое

Отвод вооружений от линии разграничения на Донбассе идет с нарушениями, но ситуация в целом улучшилась. О работе наблюдателей ОБСЕ рассказал корреспонденту DW замглавы Специальной мониторинговой миссии.

В марте между Украиной, Россией, ОБСЕ и представителями террористов было подписано соглашение об отводе от линии разграничения на Донбассе танков, артиллерии калибром не менее 100 мм и минометов калибром до 120 мм включительно. Срок истекает во вторник, 10 ноября. Сохраняется ли перемирие в районе конфликта? Как проходит работа наблюдателей ОБСЕ, осуществляющих верификацию отвода? C этими вопросами DW обратилась к заместителю главы СММ Александру Хугу.

DW: Господин Хуг, украинская армия и отряды так называемых ДНР и ЛНР провели уже два этапа отвода. Может ли это подтвердить миссия ОБСЕ?

Александр Хуг: Важно упомянуть, что в конце сентября были согласованы дополнения к пакету минских соглашений. Подписаны они были теми же сторонами. Процесс реализации этих дополнений продолжается доныне. Верификация (со стороны СММ ОБСЕ. - Ред.) не завершается к какой-то определенной дате. Есть разница между физическим отводом вооружений, размещением их в местах специального хранения и верификацией - проверкой, что оружие не только помещено в хранилища, но и остается там. СММ прилагает усилия, чтобы работа по верификации шла дальше регулярно и планомерно, даже после фактического отвода вооружений.

- Согласно февральским договоренностям в Минске, стороны должны были отвести от линии разграничения реактивные системы "Град". К октябрю этого не произошло. А сейчас?

- В самом деле, тяжелые вооружения, упомянутые в февральском пакете договоренностей, через две недели после его подписания уже должны были быть отведены. Мы видели, как некоторая часть вооружений была передислоцирована в сторону, предназначенную для отвода. Немалую часть собрали в хранилища. Мы наблюдали два феномена. Во-первых, собранное вооружение исчезало из мест хранения - оружия больше не было там, где мы его зарегистрировали. Во-вторых, оружие по-прежнему находилось на линии соприкосновения. Неоднократно наблюдалось применение ракетных пусковых установок типа "Град", мы зарегистрировали два случая. В районе Старомихайловки была найдена отдельная ракета "Град", запущенная с северо-западной стороны, затем обнаружили ракету на западной стороне Донецка, тоже запущенную с северо-запада. Мы сообщали, что в нарушение договоренностей об отводе вооружений неоднократно обнаруживали замаскированные ракетные пусковые установки на стороне украинских правительственных войск.

- Существуют ли сейчас помехи для работы миссии?

- СММ ОБСЕ имеет сейчас больше доступа к линии разграничения, что отчасти объясняется значительным улучшением ситуации с безопасностью. Риск снизился, и мы можем продвигаться дальше, но миссия по-прежнему не имеет возможности открыть пункты постоянного присутствия на линии разграничения, поскольку те, кто осуществляет контроль в зонах, не контролируемых правительством, не слишком сильно нам помогают. Нам только в Стаханове на Луганской стороне удалось создать и открыть так называемую базу передового патрулирования (forward patrol base). Предполагается создание других таких же. Все, что нам нужно, это поддержка со стороны тех, кто осуществляет эффективный контроль на местах и может гарантировать безопасность нашего персонала и имущества.

- Как выглядит ситуация с вашими дронами?

- Некоторые беспилотники нашей миссии летают, другие, в зависимости от технических или погодных условий, частично на земле. В последнее время мы также часто наблюдали, как наши беспилотники подвергались сильному вредоносному электронному воздействию. Нарушался сигнал систем управления, видеосигнал, что делало невозможным впоследствии использовать полученное изображение или вообще отправить такой аппарат в новый полет.

- Неделю назад наблюдатели миссии посетили Дебальцево. Можно ли сказать, что там сейчас гуманитарный кризис?

- Мы увидели город, все еще сильно разрушенный после конфликта в прошлом году. Также мы заметили, что многие жители покинули его, улицы довольно пустые. Город сильно милитаризован. Мы говорили с жителями, многие из них по-прежнему травмированы после сильнейших боев в окруженном городе, но у людей есть доступ к воде, разные объекты городской инфраструктуры введены в действие, например, полностью восстановлен железнодорожный вокзал. Нельзя говорить о прямом гуманитарном кризисе. В то же время в Дебальцево, как и в других населенных пунктах вдоль линии разграничения, наблюдается нехватка определенных медикаментов в больницах, а также недостаток чистой питьевой воды.

- Хватает ли жителям Дебальцево продуктов питания?

- Магазины, которые смогли посетить наблюдатели СММ, снабжены продуктами, но в Дебальцево и в других населенных пунктах имеется недостаток определенных товаров. Помимо медикаментов, это некоторые виды продуктов, например детское питание. До недавнего времени международные гуманитарные организации не имели возможности распределять там необходимую помощь. СММ старается организовать диалог, чтобы те, кто осуществляет контроль, разрешили распределение подобной помощи.

- Удалось ли вам создать новые наблюдательные пункты на территориях ДНР и ЛНР?

- СММ старается географически расшириться вдоль линии разграничения. Сейчас у миссии есть постоянные представительства в Мариуполе, Донецке, Волновахе, Краматорске, Северо-Донецке, Новоайдаре, Стаханове и Луганске. Мы прилагаем усилия, чтобы создать другие базы передового патрулирования, в особенности в зоне, не контролируемой правительством. Мы готовы открыть такую базу в Горловке, в Дебальцево, в Докучаевске. Все, что нам нужно, это гарантии безопасности.

- Отвод вооружений ведется с начала октября. А есть ли, по вашим сведениям, еще жертвы?

- К сожалению, наблюдатели СММ в последние две недели вновь и вновь устанавливали наличие человеческих жертв. Не в результате ДТП или подрыва на минах, а из-за продолжения конфликта, причем с обеих сторон. В последние дни ситуация чуть разрядилась, но тот факт, что люди гибнут, свидетельствует о чрезвычайной хрупкости перемирия. Должен быть приложен максимум усилий, чтобы вооружения оставались вдали от линии разграничения. Чтобы вернулась нормальная жизнь, военная логика, доминирующая в этих областях, должна смениться гражданской.

- Украина и представители ЛНР и ДНР должны были выполнить еще один пункт минских соглашений о разминировании. Вы наблюдали это?

- Районы возле линии разграничения буквально нашпигованы минами и неразорвавшимися боеприпасами. Местность близ донецкого аэропорта, в Широкино, оба берега реки в Станице Луганской в этом смысле проблематичны. Мы стараемся убедить обе стороны, что заминированные территории следует огородить, а гражданское население обучить, как себя вести в таких условиях. Мы делаем все, чтобы мобилизовать каждую из сторон к разминированию территорий.

- Можно ли вообще говорить, что в Донбассе царит перемирие? Ведь даже на этой неделе фиксировались новые обстрелы.

- Мы все еще регистрируем нарушения перемирия, однако они географически сконцентрированы. Большинство происходит недалеко от донецкого аэропорта, к примеру, в контролируемом сепаратистами селе Спартак или в контролируемом украинским правительством Опытном, южнее, в контролируемых правительством Песках, или на западной окраине Донецка в так называемом "Вольво-Центре".

- Сколько сейчас людей работает в СММ?

- В миссии занято 604 наблюдателя, 33 из них россияне. В ОБСЕ также работают 277 украинских сотрудников, но среди них нет наблюдателей.

Наши блоги