УкрРус

Тучи над Майданом

Читати українською
  • Тучи над Майданом | фото 1
    1/18
    © Юрий Нагорный

Генпрокурор Виталий Ярема предупреждает Майдан о вероятности "силового варианта" и требует освободить 19 занятых зданий. Параллельно бывший депутат от "Батькивщины" наругал Киевскую горгосадминистрацию за то, что та недостаточно активно избавляет столицу от Майдана. В копилку недовольства новых властей пошло всё - и до сих пор не освобожденные помещения, и занятый городищем центр города, и люди, которые требуют себе особого статуса, и перестрелки с драками по ночам и не только.

Но еще до того, как Ярема сделал свое заявление, "Обозреватель" прошелся по территории "сердца Украины" и пообщался с его обитателями на предмет места Майдана в новой стране.

Утро. По всему Майдану стоят ящики для сбора пожертвований. Но если ранее это были деньги на поддержку политзаключенных, раненых, медикаменты, то сегодня собирают на пропитание и на содержание Майдана. Согласитесь, не вдохновляет.

Информационной функции Майдан уже не выполняет, мобилизационую - с грехом пополам. Так, себе в заслуги обитатели Майдана записывают решение президента позаботиться о семьях Небесной Сотни и наградить погибших: мол, пока самооборона под стены АП не пришла, людей слышать не хотели.

Чернявый загорелый мужчина средних лет моет ноги водой из пятилитровой баклаги. На рукаве - нашивка: "Общественная организация Майдан Белоцерковщины".

"Майдан стоит за то же, за что и всегда. - отвечает на наш вопрос. - Менты что - изменились? Какие были, такие и остались, и без разницы, что теперь они под Парубием".

По его словам, во власти ничего не изменилось, кроме фамилий. И потому роль Майдана еще не сыграна до конца, ведь в любой момент может понадобиться организовать сопротивление новой власти - как это было зимой.

- Но ведь зимой Майдан был массовой акцией, а сейчас здесь совсем другая картина...

- Майдан это не акция, Майдан - это сердце Украины! И людей тут гораздо больше, чем вам кажется, - жестко поправляет мужчина из Белой Церкви. Он уверен, что при необходимости Майдан снова соберется.

Вот он замечает фотокорреспондента и реагирует достаточно резко: - Ты что снимаешь!? Я тебе разрешение давал!? Если что-то не то опубликуешь, я тебя найду! - и уже спокойнее поясняет, что они здесь внимательно следят за тем, что происходит, что те или иные СМИ публикуют.

- Говорят, все патриоты сейчас должны быть на востоке, воевать за Украину. Почему вы здесь?

- Кто такое говорит!? Каждый на своем месте. Кто должен быть на востоке - тот на востоке, кто должен быть на Майдане - тот здесь. Враги не только в Донецке.

Мы напоминаем нашему собеседнику слова Авакова о том, что добровольческие батальоны, вернувшись с театра боевых действий, могут задать Майдану много неприятных вопросов. Он отмахивается:

- Батальоны будут с нами заодно! Мы же одно дело делаем, они против нас не пойдут.

Угрозы со стороны добровольческих батальонов не видит и командир спецподразделения "Викинг" Андрей Жмудовский ("Коханый"): ведь именно Майдан предоставил тому же батальону "Донбасс" немало своих добровольцев. Он заботливо подвязывает клапаны окошек большой палатки, в которой заметны спящие тела. На палатке табличка: "Мобилизация" - здесь Коханый мобилизует добровольцев в свое подразделение.

По его словам, нынешний Майдан будет преобразован в майдан "парамилитарный" - все обитатели Майдана получат военизированную форму. А в отношении пресловутого переселения в Киевскую Фортецю, анонсированную на днях, Жмудовский полон скепсиса: какой же это Майдан - в крепости? Глупости это.

Коханый тоже много говорит о том, что новая власть не лучше старой, и Майдан должен ее контролировать. Есть и еще одна причина, по которой Майдан до сих пор стоит и стоять должен. По словам Жмудовского, Майдан нельзя демонтировать: "Здесь везде лежали трупы. И что - теперь люди будут ходить, ездить по трупам!?" Дом Профсоюзов восстанавливать тоже нельзя, как нельзя будет и работать в восстановленном здании: "Люди будут слышать стоны и крики погибших".

Что и говорить, Майдан - место сакральное. Кровь, смерть и надежды миллионов украинцев на протяжении месяцев были сконцентрированы именно здесь. Этого не перечеркнешь одним махом. Власти это понимают, а потому не слишком активничают в своем намерении очистить центр столицы от палаточного городка и его обитателей. Сакральность может быть вытеснена только новой сакральностью. И это новое куется сейчас на востоке, под пулями и снарядами, где и смерти, и крови, и надежд куда больше.

Так что слова Авакова о батальонах, которым есть что спросить у Майдана - это не просто слова, это действительно один из возможных сценариев. Впрочем, командир батальона "Донбасс" уже пригрозил после ликвидации террористов заняться ворами-чиновниками, милицией, бандитами и депутатами. Но помощник ли ему в этом деле Майдан? Сомневаемся.

Майдан был хорош как полувоенизированная база гражданского протеста. А для вооруженных добровольческих батальонов, прошедших через ад войны, такая форма самоорганизации - дремучая архаика. Им ни к чему городище в центре столицы, им не нужен античиновничий пафос, которым оправдывается полусонное майданное стояние - батальоны работают по-другому, независимо от того, кому они подчиняются - Авакову, Гелетею или своим полевым командирам да господу богу в придачу. Вот и получается, что союзников у Майдана все меньше.

Фото - Юрий Нагорный

Наши блоги