УкрРус

Гернот Эрлер: в настоящий момент Крым не стоит на международной повестке дня

  • Гернот Эрлер: в настоящий момент Крым не стоит на международной повестке дня

Уполномоченный правительства Германии по сотрудничеству с Россией Гернот Эрлер рассказал о противоречиях, возникших между Западом и Украиной на фоне блокады Крыма. Немецкий чиновник считат, что подрыв опор линии электропередачи и запрет полетов над территорией Украины ведут не только к новому витку конфликта украинского правительства с Россией, но и к противоречиям с Западом.

О важности соблюдения минских соглашений и о том, почему Крым отошел на второй план в международной политике, Гернот Эрлер рассказал в интервью DW.

- Насколько опасной вы находите текущую ситуацию?

- Я думаю, мы конфронтируем со стратегией украинской стороны об эскалации конфликта. События, которые произошли за короткое время, весьма примечательны. Сначала на выходных был подрыв опор линий электропередачи, затем в понедельник полное прекращение железнодорожного сообщения с Крымом, а потом еще и запрет полетов и транзита российской авиации.

Эти действия, несомненно, вызовут тревогу в Москве и, скорее всего, приведут к соответствующей реакции. Мы в свою очередь задумываемся о том, что эти процессы могут значить для выполнения минских договоренностей. Ведь других инструментов для политического разрешения украинского конфликта у нас нет, а потому нам кажется весьма опасным, если в этой связи возникнут какие-либо помехи для реализации достигнутых соглашений.

- Как вы считаете, почему украинское правительство совершает эти действия и почему именно сейчас?

- Как мы видим по выборам в октябре, украинское правительство не усилилось, возобновились митинги националистов. Кроме того, происходят некоторые события, которые, очевидно, никак не контролируются правительством в Киеве. Например, продуктовая блокада, которая началась еще в сентябре этого года, организованная, прежде всего, крымскими татарами. А также то, что правые силы и радикальные крымские татары сделали своей целью опоры линий электропередачи. То есть, особенность ситуации в том, что власть не способна сохранить монополию на насилие, а это тоже признак слабости.

- Почему вы считаете, что Киев делает это осознанно?

- Потому, что не может быть случайным совпадением то, что все три события произошли за пять дней. Потому что Яценюк ранее лично заявлял о прекращении поставок товаров в Крым. Это не меры, которые, как говорится, принимаются спонтанно, а согласованная с президентом политика. И конечно, такие действия заставляют нас быть особенно чуткими к этой политике.

- Будет ли Германия оказывать какое-то давление на украинское правительство, чтобы заставить Порошенко изменить курс?

- Я считаю, что если мы хотим достичь чего-то в этой области, то нужно обращаться не к общественности, а пытаться вести переговоры с украинскими политиками, которые имеют влияние. И эти переговоры уже начались. Когда хочешь чего-то добиться, не стоит трезвонить повсюду о своих планах.

- Насколько вероятным вы считаете то, что Киев своими действиями пытается привлечь к себе внимание Евросоюза, который в настоящий момент занят другими проблемами - беженцами и борьбой с террористами?

- Мне все-таки кажется, что Киев разочарован тем, что мировая общественность сейчас отвернулась от украинского кризиса и по понятным причинам больше интересуется Парижем и Сирией. Но есть и другая мотивация так считать: мы знаем, что в принципе при осуществлении минских соглашений были такие вещи, которые Украине тяжело было воплотить, в то время как российская сторона все чаще повторяет, что они выполняют все условия, а вот у Украины с этим имеются проблемы. И в настоящий момент эти выводы не так уж ошибочны.

Если посмотреть на изменения в конституции, для которых вообще-то нужна поддержка 2/3 голосов, то конечно эскалация конфликта в данный момент нужна для того, чтобы заявить, что якобы в этой напряженной ситуации мы не в состоянии выполнить следующий пункт минских соглашений, тем самым обеспечивая легитимность отсутствию прогресса. В этом случае весь западный мир должен бить тревогу, если цель этих мер именно такова, как было сказано выше. Ведь от выполнения минских соглашений сейчас зависит очень многое. Хотя, конечно, вышесказанное не дает российской стороне права утверждать, что она выполнила все условия, а Украина нет.

- Будет ли тяжелее в нынешней ситуации вернуть Крым?

- В настоящий момент этот вопрос не стоит на международной повестке дня. Но ее снова и снова нужно рассматривать более точно. Запад отдает приоритет решению той проблемы, которая стоила 8000 человеческих жизней и стала причиной ужасных разрушений. То есть, приоритет у исполнения минских соглашений в разрешении военного конфликта на востоке Украины. Крым остался "на потом" и в настоящий момент не играет в политических процессах никакой роли. Что, однако, не значит, что тема Крыма и вызовов, связанных с его аннексией, полностью закрыта. Однако события, которые сейчас происходят на Украине, показывают Крым в мировой повестке дня с совершенно другой стороны. Возникает вопрос: а имеет ли смысл для киевской стороны обременять население, которое они все еще считают собственным, продовольственной и энергетической блокадой?

- В настоящий момент Запад видит как раз в России соратника в борьбе против ИГ. Что нужно в этой ситуации сделать для того, чтобы Украина не стала игрушкой в политических процессах?

- Германия часто выражала свою позицию. Мы не видим повода смешивать две эти ситуации. Есть смысл видеть Россию как конструктивного партнера для политического урегулирования сирийского конфликта. Вероятно, есть смысл и для того, чтобы рассматривать Россию как партнера в борьбе против ИГ, но это вовсе не связано с уменьшением роли политических процессов на Украине. Здесь я повторю: основой были и остаются минские соглашения. Но это, конечно, относится к обеим сторонам. На документе стоит подпись и Порошенко. Конечно, там же стоят подписи Путина, Олланда и Меркель. И документ имеет силу.

- Вы открыто утверждаете, что Украина несет ответственность за эскалацию ситуации в настоящий момент. Означает ли это также, что вы не признаете легитимными требования Киева, например, об освобождении политических заключенных?

- Нет, я не утверждаю этого ни в коей мере. Мы знаем о тяжелой судьбе крымско-татарского меньшинства в Крыму. И это по-прежнему объект политических переговоров и заявлений общественности. У нас есть исследование ОБСЕ, данные от верховного комиссара по делам национальных меньшинств, которые четко свидетельствуют о положении крымских татар. Крым - по-прежнему тема, но вопрос заключается в том, можем ли мы разумно подходить к решению этой проблемы. Так, я не вижу, что энергетическая и продовольственная блокада, осуществляемая радикальными крымскими татарами, приведет к такому решению. И в настоящий момент я в принципе не вижу решения нынешних проблем, которые мы должны очень серьезно воспринимать.

Наши блоги