УкрРус

Журналист меняет профессию?

Читати українською
  • Журналист меняет профессию?

В советских газетах была такая рубрика "Журналист меняет профессию". Она подразумевала, что та или иная "акула пера" заплывала в нехарактерную для нее "акваторию". Шла работать (на недельку-две) санитаром на "Скорой помощи", поваром в школьной столовой, швеей-мотористкой или еще кем-нибудь в этом роде. А затем расписывала на страницах родного СМИ новые навыки, познания, впечатления. Считалось, что это очень круто – окунуться в рабочую среду и познать, почем фунт лиха. Точнее, вынести из этой самой среды свежую информацию о людях, работающих в той или иной сфере. Сейчас бы это назвали "инсайдом".

К слову, о "сейчас". Нынче все иначе: не журналисты "идут в народ", а "народ" устремляется в журналисты. Что же здесь плохого? - спросите вы. Если бы речь шла о юных выпускниках факультета журналистики, мы бы ничего не имели против. Но дело в том, что обзавестись журналистской "корочкой" и использовать ее в своих целях иногда стремятся довольно нечистоплотные люди. Например, так называемые "общественные активисты". Это практически тоже самое, что и "светские леди", но только от политики.

"Общественные активисты", как правило, плотно сидят на том или ином гранте и кушают со стола того или иного фонда. Чтобы оправдать "кушанье", им время от времени приходится организовывать всплеск активности или прибегать к откровенной провокации. Но если такую провокацию устроит обычный гражданин, она может стоить ему штрафа или даже больших неприятностей. Поэтому "общественным активистам" важно зайти в касту неприкасаемых, то есть заполучить журналистское удостоверение и считаться причастным к медиа-цеху. А в случае чего – громко кричать о "наездах" на свободу слова.

У нас, например, возникает вопрос: каким образом общественный активист Игорь Луценко стал называться "журналистом "Украинской правды"? Это – согласно Википедии. В бекграунде у него – экономическое образование, работа в журнале "Власть денег", в "Корреспонденте" и в "Экономической правде" (дочернем сайте УП). Но все это в прошлом. А в настоящем у Игоря Викторовича – движение "Збережи старий Київ" и "общественный активизм", закрученный вокруг этого самого "старого Киева". А если Игорь – и в самом деле журналист УП, то где его постоянные публикации? (Блоги и отдельные статьи раз в полгода – не в счет). Почему его не видно в Верховной Раде? На Кабмине?

Собственно, это, конечно, не главное. Каждая редакция имеет полное право организовать свою работу так, как она сама считает необходимым. Но, поговаривают, что "активация" удостоверения журналиста УП Игорю Луценко нужна для того, чтобы появиться на следующем заседании Киеврады. Кстати, будет он там не один, а в компании еще двух "журналистов". Так что если политики от оппозиции не справятся со срывом заседания Киеврады (что они последовательно пытались сделать уже не раз), им на помощь как раз и придут вот такие вот "активисты". (Интересно, а Татьяне Чорновол – любительнице походить по карнизам Киеврады – УП тоже выдаст свое удостоверение?).

"Общественные активисты", как правило, плотно сидят на том или ином гранте и кушают со стола того или иного фонда

А вот еще пример интересной избирательности: сайт slidstvo.info, возглавляемый Дмитрием Гнапом. Тоже как бы журналист-активист, порвавший в свое время с каналом TVi и организовавший "гражданскую инициативу "Комитет прямого действия". "Комитет" питается со стола фонда "Відродження". На одну только кампанию в поддержку закона о парковках фонд выделил 14 тысяч долларов, сообщают одни источники. А другие говорят о том, что в скором времени slidstvo.info вплотную займется двумя чиновниками – Еленой Лукаш и Леонидом Кожарой. Дескать, исследует их на предмет соответствия образа жизни заявленным доходам. Дело хорошее и даже полезное, но вот почему же только их? Неужели копание в личных делах иных представителей истеблишмента не оплачивает фонд "Відродження"?

Последний вопрос, конечно, тоже риторический. И Дмитрий Гнап на него вряд ли ответит. Как вряд ли ответит еще одна активистка – Светлана Залищук – на вопрос о том, за что она так пламенно любит партию УДАР? И во что такая любовь обходится самому УДАРу?... Напомним, Залищук – активная участница "Стоп цензуре!", а по совместительству еще и сотрудник движения "Чесно".

Итак, "Чесно". Группка грантополучателей под таким брендом особенно активничала перед началом парламентской кампании-2102, выводя всех политиков и кандидатов в нардепы на чистую воду. Всех, да не всех – так будет точнее. Примером, еще в мае 2012-го одно из Интернет-изданий писало о том, что "Светлана Залищук провела переговоры с лидером партии УДАР Виталием Кличко, в результате которых достигнута договоренность о сотрудничестве. Залищук пообещала в мягкой форме публиковать оценки добросовестности и честности кандидатов от партии УДАР. Между тем, аналитики неоднократно указывали на то, что в списки партии сумели попасть местечковые криминальные авторитеты. Взнос за получение места в списке достигает $4 млн. Особенно остро ситуация складывается в Крыму, где местные лидеры организованных преступных группировок намерены баллотироваться именно от партии "УДАР".

Что касается криминальных авторитетов – переадресуем вопрос о них Виталию Кличку. А вот что касается журналисткой объективности – за этим следует обращаться в Залищук. Осенью 2012-го она заявляла в интервью агенству НБН, что у УДАРа – наименьшее число нарушителей (имеется в виду: правил ведения избирательной кампании), а сам Виталий Кличко не замечен в нарушении ни одного из четырех софрмулированных "Чесно" критериев: непричастности к нарушениям прав и свобод человека, непричастности к коррупционным действиям, прозрачности задекларированных доходов, неизменности политической позиции.

С тех пор любовь к УДАРу и Кличко со стороны госпожи Залищук не угасает. В том или ином контексте она нет-нет, да и похвалит "непричастных к коррупционным действиям". Согласно нашему инсайду, к подруге в скором времени подключится и Наталья Соколенко – один из пламенных моторов "общественного телевиденья", "стопцензурщица", активистка "Демальянса", учасница "Самоврядної альтернативної мережі" и вообще дама с солидным послужным списком. А в списке, в частности, значится и промоция фильма "Окрытый доступ", вокруг которого время от времени возникает форменная истерика. Соколенко со товарищи все пытается доказать, что фильм этот запрещен к показу, и хотя его создатели объехали с фильмом пол-Украины, крики о цензуре не прекращаются.

Вот такие у нас наблюдаются журналисты-активисты. И это только три частных примера… Вспоминается пьеса Мольера "Скупой", где слуга напоминает хозяину, что он у него работает за двоих – за повара и за кучера. Поэтому когда хозяин зовет его к себе, тот всегда уточняет, кого именно хочет видеть работодатель, и в зависимости от этого является либо в поварском колпаке, либо в наряде кучера. Похоже, подобный маскарад для наших активистов не представляется трудным делом. Был бы лишь заказчик – тогда и повар явится, и кучер, и "швец, и жнец, и на дуде игрец". Лишь бы у фондов и грантодателей хватило средств оплатить каждую ипостась.

Читайте:

Журналисты поставили палатку у МВД

На пресс-конференции Януковича сидят люди в масках. Фото

Цензура в Беларуси добралась и до выступлений Лукашенко в СМИ

Меняем Джефферсона на Оруэлла, или Цензура по-британски

Наши блоги