УкрРус

Комментарий: Российской оппозиции остается только ждать

  • Комментарий: Российской оппозиции остается только ждать

Журналист Олег Кашин в специальном комментарии для DW объясняет, почему сорвалась запланированная на 15 января акция сторонников Алексея Навального.

Политик Алексей Навальный - спорная фигура, но как минимум одно бесспорное политическое качество у него есть: он может вовремя сказать своим сторонникам на улице, что пора расходиться, ничего не будет, но что не надо горячиться - когда-нибудь уличная активность еще обязательно пригодится.

Так было после выборов мэра Москвы 2013 года, когда сторонники политика были готовы добиваться пересчета голосов и второго тура. Тогда Навальный сказал им: "Когда наступит время, я буду вместе с вами переворачивать машины и ночевать на асфальте, но я вас заранее предупрежу". Так было и протестной зимой 2011 года, когда на проспекте Сахарова собралось около ста тысяч москвичей, и Навальный, выступая перед ними, заявил, что прямо сейчас эта толпа могла бы пойти на Кремль, но делать этого пока не надо, и митинг действительно закончился мирно, несмотря на боевое настроение многих собравшихся.

Нервозность власти как часть ритуала

Во и теперь Навальный просит своих сторонников не выходить на Манежную площадь 15 января, как было запланировано еще в прошлом году, когда на этот день было назначено вынесение приговора ему и его брату Олегу по делу "Ив Роше". "Проводить мероприятия надо там, где есть смысл и была подготовка", - объясняет он.

Навальный прав, и дело не только в том, что приговор, которого ждали люди, записывавшиеся в Facebook на заведомо несанкционированный митинг, уже вынесен и, более того, уже сопровождался выходом сторонников Навального на ту же Манежную 30 декабря. Опыт этой акции, как и опыт многих других аналогичных - санкционированных и несанкционированных, - показывает, что оба формата (либо шествие по согласованному маршруту под контролем и охраной полиции, либо несогласованный вывод на площадь и массовые задержания) давно стали привычными и для властей, и для оппозиционеров.

Все уже много раз видели, чем заканчиваются такие митинги и шествия: ничем. В социальных сетях принято писать, что власть боится этих акций, и ее поведение (усиленные полицейские наряды, провокации прокремлевских активистов и прочее) действительно можно истолковать если не как страх, то как нервозность. Однако и нервозность эта - не более чем часть ритуала.

На митинги, как на работу

За три года, прошедшие с первой акции на Болотной площади, и власть, и оппозиция уже наизусть выучили весь сценарий стандартной акции протеста, и самое радикальное, чего можно ждать от таких акций - это готовность десятков активистов без сопротивления быть задержанными полицией. При этом и полиция, и протестующие сами знают, что это задержание - всего на несколько часов, а потом будут составлены протоколы, и всех отпустят.

Единственным исключением в этой трехлетней традиции был митинг 6 мая 2012 года, закончившийся столкновениями демонстрантов с полицией и долгим "болотным делом", некоторые фигуранты которого до сих пор сидят в тюрьме. Это был единственный случай, когда лидеры оппозиции, столкнувшись с полицейской агрессией, сами пошли на обострение и в конечном итоге понесли часть моральной ответственности за суды и тюрьмы для активистов, попавших под показательную государственную расправу. А лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов понес и ответственность уголовную: он осужден и по сей день сидит в тюрьме.

Так выглядит майдан по-русски - майдан, лишенный той политической инфраструктуры (парламент, СМИ, политические партии), которая была у оппонентов Виктора Януковича на Украине. Майдан по-русски – это либо ритуальный танец с властью, либо, если митинг выходит за пределы этого ритуала, уголовные дела и суды. Это тот секрет, который знает Навальный и о котором догадываются тысячи его сторонников: даже самый большой оппозиционный митинг в современной Москве не приведет не то что к смене власти, но даже к символическому политическому кризису.

И тем не менее, Навальный уже не первый год настаивает, что на митинги надо ходить, "как на работу". В объявлении об отмене акции 15 января он также анонсирует некий "организационный план", который в будущем позволит собирать людей на улицах. Зачем?

Последняя надежда для оппозиции

Ни Навальный, ни другие оппозиционные лидеры этого никогда не скажут вслух, но роль, уготованная оппозиции в нынешней России - это ожидание. Тотальный кремлевский контроль над всеми сферами активности граждан исключает сколько-нибудь серьезную борьбу за власть в стране. Даже факт участия в каких-либо выборах гарантированно означает, что это участие было согласовано с Кремлем. Ведь у последнего есть множество "относительно честных" способов не допустить кого угодно даже до самых незначительных муниципальных выборов.

Такая система складывалась годами, и с каждым годом она становилась все прочнее. Вероятно, сейчас она переживает наивысшую точку своего развития. Выражение "звонок из Кремля" давно стало не нуждающимся в пояснениях политическим термином, и сейчас можно сказать, что в стране не осталось телефонов, до которых Кремль не мог бы дозвониться.

Единственная надежда для оппонентов Владимира Путина теперь состоит в том, что до бесконечности так продолжаться не может. Новый кризис в отношениях с Западом, начавшийся после прошлогодних событий на Украине, уже нарушил привычный ход существования путинской политической системы. Чем обернется этот сбой, не знает никто, в том числе в самом Кремле.

Но если Путин не справится со своей ролью лидера выстроенной им системы, если его соратники начнут конфликтовать между собой, и если звонок из Кремля перестанет быть универсальным политическим инструментом, тогда, может быть, оппозиция оживет. Пока об этом говорить рано, и в такой ситуации хоть выходи на улицу, хоть не выходи - это ни на что не повлияет и ничего не изменит.

Олег Кашин - независимый журналист, работал в журналах "Русская жизнь", "Эксперт", газетах "Коммерсант", "Известия", был членом координационного совета российской оппозиции

Наши блоги