УкрРус

"Мир после трагедии стал другим": соцсети о 30-й годовщине Чернобыльской аварии

обновлено от 12:00Читати українською
  • "Мир после трагедии стал другим": соцсети о 30-й годовщине Чернобыльской аварии
    facebook.com/volodymyr.omelyan

Ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики техногенная катастрофа.

Той субботней ночью в 01:23:47 на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел мощный взрыв. После аварии реактора огонь бушевал на станции 10 дней, заражая огромным количеством радиоактивных частиц окружающую среду. В радиусе 30-километровой зоны от станции были эвакуированы более 115 тыс. человек. В ликвидации последствий аварии на ЧАЭС участвовали более полумиллиона людей.

Чернобыльская трагедия навсегда изменила жизнь миллионов людей. В годовщину аварии известные люди и простые интернет-пользователи делятся в соцсетях своими впечатлениями о катастрофе. "Обозреватель" предлагает читателям подборку мнений.

Петр Шуклинов:

"Ехал в метро. Последний ночной поезд. На станциях поливают все поверхности: посадочную платформу, лестницы. Ходят люди и из шлангов счищают грязь и пыль. А у меня перед глазами - Чернобыль.

Меньше чем через 3 минуты в 01:23:44 произойдет первый взрыв. Через две секунды - следующий. Второй разрушит перекрытия реакторного зала. 25% графита и часть топлива в сокрушительной какофонии окажутся снаружи. Раскаленные обломки упадут на крышу машинного зала и третий блок, образовав более 30 очагов пожара.

Ликвидаторы. Десятки или даже сотни тысяч погибнут, спасая мир от страшной трагедии - сразу или спустя годы. Но об их смерти нельзя будет говорить. Даже сейчас найти точную информацию невозможно. Сотни тысяч останутся инвалидами. Но, спустя годы, до них никому не будет дела. Иногда вспомнят о мужественных Баранове, Ананенко и Беспалове. В лучшем случае. Затем страшную страницу снова перевернут, оставив позади бесчисленное количество судеб".

Вахтанг Кипиани:

"Згадав як дізнався про Чорнобиль. Це було через пару днів після аварії. Прибіг зі школи і відразу до крану - тоді не було культури пити бутильовану воду. Мама каже, що приходила знайома, яка сказала, що в Чорнобилі щось сталося, станція горіла і краще воду з крану не пити. Більше подробиць не пам'ятаю. Я тоді закінчував 8 клас. Випускний клас. Частину школярів, хто були молодші за нас, з Києва організовано вивезли. А нас і десятикласників залишили, бо іспити і "путьовка в жизнь" - це святе діло. Так весь травень і червень вдихали той пил і пили цілющу водичку. Спасіба рідній партії за це".

Леонид Емец:

"Для нашої родини Чорнобильська катастрофа - це не картинка з телевізора, а реальна історія.

Тривожний чемоданчик і старший лейтенант Олександр Ємець, добровольцем їде у Припять забезпечувати порядок.

Червоне вино, як єдине, що тогочасна медецина могла запропонувати для виведення радіонуклідів.

Похорони сослуживців, як плата за рішучість і виконання обов'язків правоохоронця.

Ці історії – це наша сімейна пам'ять. І мої діти знатимуть і пам'ятатимуть".

Борислав Береза:

"Я хорошо помню тот день. Мне было почти 12 лет. Мы играли допоздна с друзьями во дворе в футбол. А придя домой я услышал, как родители обговаривали слухи о взрыве на ЧАЭС. Телевизор и радио тогда молчали и ни о чем подобном и не заикались. Как молчали они и о том, что все высшее партийное руководство вывезло свои семьи из Киева. В Москву, Ригу, Ленинград. Но "сарафанное радио" работало. И уже к вечеру 26 апреля люди обговаривали это событие не как слух, а как свершившийся факт.

Лишь через двое суток западные агентства оповестили мир об опасном уровне радиоактивности, зафиксированном в Швеции. Поскольку у себя шведы причину не нашли, начали искать ее в других странах по принципу "против вчерашнего ветра". Глаза слезились уже у поляков, прибалтов, белорусов. Дальше стрелки показывали на Чернобыльскую АЭС, где должно было произойти что-то очень серьезное. Наконец из СССР поступило скупое, на строки, подтверждение: да, это здесь был взрыв, пожар, погибло два человека, ведутся аварийные работы. С 1986 по 1992 годов только по официальным данным в ликвидации последствий аварии принимали участие 600 тыс. человек, еще более миллиона людей было задействовано в работах в 30-километровой зон

Через сутки, в понедельник, 28 апреля, нам объявили, что экзамены отменяются, а нас скоро вывезут в лагеря отдыха. Но мои родители, как и многие другие родители моих одноклассников написали заявления и вывезли меня самостоятельно. Сначала в Полтаву, а затем на 3 месяца к дальним родственникам в Москву. Родственники приняли нас, как и других своих родных из Киева и выделили комнату. И мы жили впятером в одной комнате на Бабушкинской. Я им искренне благодарен. Три месяца в Москве были богаты на события. Меня впервые назвали хохлом. Для меня это было в новинку. Во дворе более взрослые парни спросили меня правда ли, что в Киеве всем мужчинам полагается стакан красного вина. Тогда бытовала легенда, что вино выводит радионуклиды из организма. Я отшутился, что не стакан, а бутылка, чем заставил их задуматься о разумности на время переехать в Киев. Но в общем все сочувствовали и никакого негатива не было".

Владимир Омелян:

Евгений Магда:

"Наше життя вже неможливо уявити без Чорнобиля. Та й світ після цієї трагедії став іншим".

Сергей Горбачев:

Антон Красовский:

"Господи, прошло уже 30 лет. Ровно столько же было между днем победы и днем моего рождения. Я помню этот день в мелочах. Маленький город Кузнецовск, Ровенской области. Город атомщиков. В 4 километрах от него – Ровенская атомная, почти такая же, как в Припяти. Потом я уже буду знать разницу между типами реакторов, все эти аббревиатуры – РБМК (это в Чернобыле) и ВВЭР (это наши).

Вот я просыпаюсь, выхожу на кухню, а родители уже обсуждают – скажут или нет. Мама говорит: нет, конечно, Слав. Никто ничего не скажет. В Припяти уже погибли люди, город видел этот огненный шар над реактором. Кто-то в панике пытается сбежать, власти вообще не понимают что делать. Я ем какую-то кашу, мы садимся в машину и едем на пикник. Едем как всегда через книжный, который прямо напротив кинотеатра "Полесье". Там я впервые посмотрю "Холодное лето 53-го", "Покаяние", "Маленькую веру". В книжном (что странно для мальчика из Москвы) – куча книг. Мы покупаем сборник какого-то советского поэта, кажется Вознесенского, и "Божественную комедию" Данте. Данте отдают так, а к Вознесенскому прикладывают прошлогоднюю открытку "40 рокiв перемоги". В нагрузку. Данте я прочел тем летом, Вознесенского так и не смог никогда. Мы едем сперва в ближайший лес, а потом на лугу у берега Стыри мы с моим другом Димой играем в бадминтон. За Стырью – уже Волынь, почти Польша. Поэтому на каждом телевизионном ретрансляторе стоят глушилки, чтоб не ловили заграницу. А в ночи на втором канале идет специальное вещание для Запада Украины. Фильмы, концерты Пугачевой, кабачок 12 стульев. Мы играем в этот бадминтон, едим сыр и мясо, родители немного выпивают. Начинается дождь. Он пришел с востока.

Всю ночь потом я не могу спать, у меня раскалывается голова, я плачу, пью обезболивающее. И мне в награду разрешают ночью смотреть телек. На спецвещании идет "Шерлок Холмс и Доктор Ватсон. Собака Баскервилей". Все воскресенье отца нет. В понедельник у нашей 1 школы стоят автобусы, а в коридоре у столовой толпа чужих детей. Всем – им и нам – дают невкусный йодовый кисель, какую-то рыбу. Вечером в газете будет короткое сообщение "на Чернобыльской АЭС произошел несчастный случай". Потом дети пропадают, а кисель заставляют пить до праздников.

А в этой пуще, у реки начинается та самая украинская весна. Когда мир просыпается весь и сразу, в один день из земли выползают черви и майские жуки, листья наполняются жизненной влагой, небо становится темно-синим, таким ярким и густым, что только напрягаясь можно увидеть в вышине стайки стрижей. Так – говорят – сейчас в Чернобыле. Природа всегда победит человека. Даже, если ради этого, человеку придется умереть".

Светлана Крюкова:

"В младшей школе я дружила с девочкой Оксаной. Она приехала из города Припять, после того, как там бахнула Чернобыльская АЭС. Оксана заикалась, но зато лучше всех бегала на физкультуре. Ее мама работала в этой же школе учительницей, папа где-то таксистом. Ее кормили бесплатно в столовой и она, как и все припятские, получала сухпаек – сок и что-то сладкое к соку. За это Оксану презирали все дети класса, которые вечно недоедали.

Она делилась со мной едой и давала рисовать фломастерами из гуманитарных подарков, присланных из Америки. "Везет же этим, припятским", - шептали они за спиной у Оксаны.

Девочка хорошо училась, ее сестра, на два класса младше, тоже была лучшей в школе. Они всегда были какими-то сверхмотивированными, как будто им больше надо, как будто они не такие как все. Кто-то из голодных опять шутил: радиоактивные - поэтому хорошо математику учат.

И только сегодня до меня дошло, что это было. Чернобыльская катастрофа, случившаяся 30 лет назад, этой ночью, нарушила привычную жизнь советской припятской семьи, выбила землю у них из-под ног, лишила дома, перевернула судьбу четырех человек, двое из которых – родители, вынуждены были фактически начать жизнь заново. И мотивация Оксаны мне сейчас ясна. Яснее, чем в детстве. Быть лучшей в школе, сильнее на физкультуре это не способ самовыражения, а способ выживания. Это рефлекторное. Эти же качества, ту же мотивацию, я наблюдаю во многих переселенцах с Донбасса, у Sevgil Musaieva-Borovyk и ее друзей крымских татар, которые потеряли дома на Востоке страны и в Крыму. Уже другие, уже зараженные земли. В жизни этих ребят тоже случилось катастрофа, на уровне техногенной, из-за чего кроме как быть лучшими в другом месте – у них нет иного пути".

Наши блоги