УкрРус

Одна свобода слова осталась...

Читати українською
  • Одна свобода слова осталась...

Украинский телеэфир несет внушительные потери

Был такой старый советский анекдот. Включаете вы, значится, телевизор, а на первой программе – Брежнев, с трудом перемалывая слова, толкает речь. Щелкаете на вторую – и там Леонид Ильич мучается над бумажками. На третьей – та же история. А уж на четвертой во весь экран появляется кулак с подписью: я тебе попереключаю!.. В другом варианте концовка была иная: рассказывающий признается, что он уж и утюг побоялся включать...

Кстати, нынче информационное пространство российских государственных каналов развивается в подобном стиле – там сплошной Путин. С редкими и тусклыми вкраплениями Медведева, приправленного свежим убийством, грабежом или разоблачением коррупционного акта... Однажды на уже прикрытой программе Yesterday Live проскочила такая шутка: из не поместившегося в ленту новостей – Владимир Путин приобрел себе новые кроссовки...

Но к чему я это? К единообразию, которое душит телевидение. В данном случае касательно политических ток-шоу в прямом эфире. Есть такая форма программ, которая вроде бы стала уже привычным явлением в украинском телевизионном пространстве.

В Москве с этим самым прямым эфиром давно разобрались: можно – но только на Дальний Восток, в первую подачу. И восток этот – очень дальний, и говорят там все чаще по-китайски, так что все равно ни черта не уразумеют, значит, не страшно. А уж в трансляции на все остальное великое и могучее пространство предпочтительно использовать запись, из которой всегда можно что не нужно вымарать, а что нужно – подчистить.

Украина же продолжала гордо держать голову: у нас свобода слова в прямом эфире! - чем приводила в восторг и умиление залетных Немцова, Ганапольского и даже члена научного совета Центра Карнеги Лилию Шевцову. Москве такого и не снилось!

Долгое время в твердом эфире, несмотря на определенную чехарду, перемену мест и слагаемых, существовало три крепких еженедельных программы – Савика Шустера, Андрея Куликова и Евгения Киселева. Их смотрели. Критиковали, ругали, утюжили, поносили, клялись больше никогда не смотреть, но все равно смотрели. Программы были разные, со своими плюсами и минусами, определяемые как личностями ведущих, так и телеканалами, которые позволяли себе разное, а отсюда по разному лупили этих самых ведущих по рукам, пальцам и языкам. Несколько осторонь жила программа Анны Безулик "Я так думаю" - как-никак хрупкой женщине нелегко конкурировать с прожженными телевизионщиками, оснащенными наушниками на нужном месте.

Немало телезрителей, обуреваемых патриотическими тайфунами в головах, пеняли, что негоже нам идти на поводу чужаков. Что уж совсем поиссякли таланты в земле украинской? Зачем же приглашать залетных Шустера и Киселева?.. Подтверждением того, что украинцы не полные лохи, служили Куликов и та же Безулик. А претензии к "чужести" и "залетности" Шустера и Киселева лишь свидетельствовали не только о некорректности, но и полной дремучести их предъявителей.

Когда российский государь Петр I намерился строить европейскую Россию, он без колебаний привлек на помощь и немцев, и голландцев, и англичан. Кстати, именно Петр велел своим боярам в Думе шпилить по ненаписанному, то бишь без бумажки, "дабы дурь каждого видна была", то есть готовил их к выступлениям на ток-шоу... Нужно быть полным олухом, чтобы в любом созидании и развитии открещиваться от внешних влияний. А культуры это касается непосредственно и в полной мере. Такой сугубо национальный феномен, как французский шансон, попросту не состоялся бы, если бы к нему не приложились итальянцы, армяне, греки, бельгийцы, немцы и даже канадцы...

Короче, нам не только не пристало плевать в светлые лики господ Киселева и Шустера, но и уместно было бы им в ножки поклониться. Не говоря уже о том, что присутствие в украинском телепространстве таких мастеров, которых не выдержала свобода слова по-российски, разрешало скривить довольную физиономию и даже притопнуть изящной женской ножкой на высоком каблучке: а мы можем себе такое позволить! в Европу скачем семимильными шагами!..

Но к концу 2012 года телега начала трещать. Сперва прикрылась "Большая политика" Киселева. Чтобы зритель "Интера" не чувствовал себя обездоленным, программа тут же была заменена общественно-политическим ток-шоу "Справедливость" с Анной Безулик. Но с первой же программы стало ясно, что это дело темное – провластные политики попросту игнорировали шоу, и передача не протянула далее четырех эфиров.

Новый год принес новые беды – почило в бозе шоу "Шустер live" на "Интере". В интервью Савик очертил чуть ли не революционную ситуацию, когда верхи не могут, а низы не хотят - в результате все пошло прахом. Вот и получилось, что на сегодняшний день подпорченные прямым эфиром зрители остались лишь с одной "Свободой слова" в своей телекотомке. Андрей Куликов – прекрасный ведущий, но как-то некорректно взваливать не его плечи ношу, которую прежде тащили трое... Нет, еще существуют политические программы с говорильней, скажем, на 5-м канале, на ТВi, на телеканале 112, но они действуют в ежедневном формате, а это совсем иная весовая категория.

И вот, мне кажется, настал час всем тем, кто поливал Шустера и Киселева, почесать затылки, наморщить лбы и признать, что зря это они бесновались. Что имеем, не храним, потерявши, плачем. В телеэфире общества, претендующего на открытость и информационную насыщенность, должно быть больше ток-шоу, хороших и разных...

На этой неделе пронесся слушок, что программа Шустера может возобновиться то ли на 5-м канале, то ли на новом канале Левочкина. Было бы славно...

В свое время Константин Паустовский со ссылкой на древних мудрецов писал: страна при расцвете рождает певцов и героев, а при упадке – пыль и много начальства... Вот с этим у нас в порядке.

Наши блоги