УкрРус

"Лубянка возвращает былую славу": в России оценили шансы на возрождение КГБ

  • "Лубянка возвращает былую славу": в России оценили шансы на возрождение КГБ

По данным российских СМИ, в РФ готовится реформа силовых ведомств. Три спецслужбы будут объединены в министерство госбезопасности.

Чем чревата такая реорганизация, рассуждает в статье для DW российский журналист и блогер Олег Кашин.

Период полураспада КГБ СССР оказался равен 25 годам. Ликвидировать знаменитое ведомство попытался первый и последний советский президент Михаил Горбачев осенью 1991 года. Тогда самостоятельными структурами стали бывшие первое (внешняя разведка) и девятое (охрана первых лиц государства) главные управления КГБ.

Чуть позже глава российского государства Борис Ельцин отделил от бывшего КГБ правительственную связь и пограничную службу. В ведении Лубянки остались контрразведка и борьба с терроризмом. Какое-то время ведомство даже скромно называлось "Федеральная служба контрразведки", и этот период начало девяностых, как теперь ясно, был временем минимального влияния и минимальной силы чекистской корпорации.

Возрождение Лубянки

За падением, как и положено, последовал взлет. После чехарды переименований у ведомства, наконец, появилось постоянное имя - ФСБ, и вслед за именем на обглоданном перестройкой и рыночными реформами лубянском скелете стало нарастать новое мясо.

С приходом к власти Владимира Путина чекисты превратились в самостоятельный политический класс, имеющий собственные интересы во всех сферах, включая большой бизнес. Офис ведомства на Лубянке приобрел практически тот же, какой у него был в советские годы, зловеще-солидный имидж.

Перестроенное здание дореволюционного страхового общества "Россия" снова стало своего рода местом силы на политической карте Москвы, и от постороннего взгляда здесь тоже кое-что не ускользнет. Еще в 2000 году Владимир Путин вернул на фасад лубянского здания мемориальную доску памяти бывшего главы КГБ Юрия Андропова, а совсем недавно, после ремонта, на крыше появилась вертолетная площадка, и поначалу жители центра Москвы удивлялись - чего это над городом кружат вертолеты, не случилось ли что?

Не только в названии дело

В каком-то смысле да, случилось. Оправившись от казавшихся сокрушительными ударов 1991 года, советско-постсоветское карательное ведомство вернуло себе былую славу. Под крышей ФСБ вновь оказалась пограничная служба. Воссоединение бывших главных управлений КГБ - федеральной службы охраны (ФСО), внешней разведки (СВР) с ФСБ, то есть, по сути, с самим бывшим КГБ - логичный шаг, которого стоило ждать уже давно. В газетных утечках будущее объединенное ведомство называют министерством государственной безопасности (МГБ). Но пока это выглядит, скорее, как игра с общественным мнением.

В последний момент решат оставить название ФСБ, и общество облегченно вздохнет, уже не возмущаясь тем, что КГБ фактически воссоздается в советских масштабах. Бренд МГБ все-таки слишком одиозен. Лубянское ведомство носило это имя всего несколько послевоенных лет, но на эти годы пришлась последняя страшная волна сталинских репрессий (чтобы было понятно - весь арестный и лагерный опыт Солженицына связан именно с МГБ, не с НКВД, и главный злодей романа "В круге первом" министр Виктор Абакумов, хоть и не остался в массовой памяти таким же суперзлодеем, как Ежов или Берия, возглавлял именно МГБ). Скорее всего, от зловещего названия откажутся на стадии оформления решения, но само то, что эти три буквы из начала пятидесятых всплыли именно сейчас, конечно, очень симптоматично.

Успешная экспансия - совсем не победа

А дальше будет самое интересное. Собирание утраченных ведомств под одной чекистской крышей - да, это естественная экспансионистская потребность всех лубянских руководителей. Первая попытка создания суперминистерства (тогда в него должно было войти даже МВД, и новое ведомство хотели назвать МБВД - министерство безопасности и внутренних дел) датируется декабрем 1991 года, то есть практически сразу после распада СССР. Министр Виктор Баранников захотел вернуться даже не к андроповским, а к бериевским масштабам, но был остановлен конституционным судом. Сейчас конституционного суда никто, конечно, не боится, однако аппаратные законы остались теми же, какими они были и при Андропове, и при Берии.

Успешная экспансия никогда не означает окончательной победы. Излишнее усиление любого центра влияния во власти автоматически объявляет войну этому центру со стороны всех остальных - тот, кто усиливается сверх меры, сразу же попадает в аппаратную группу риска. Его все начинают бояться, ненавидеть и бороться с ним. Мы не знаем пока, кто возглавит новое суперведомство - Александр Бортников или какой-то новый человек. Но в любом случае, подчинив себе нынешние ФСБ, ФСО и СВР, он станет врагом для всех остальных силовиков и аппаратчиков.

Место:
Персона:
Наши блоги