УкрРус

Успехи авиаоперации в Сирии едва ощутимы - эксперт

  • Успехи авиаоперации в Сирии едва ощутимы - эксперт

Правительство ФРГ объявило о решении направить в Сирию самолет-разведчик "Торнадо", чтобы поддержать своих союзников - в первую очередь, Францию - в борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" (ИГ). Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон также обратился к членам британского парламента с просьбой проголосовать за участие страны в воздушной операции в Сирии.

О том, насколько эффективными могут оказаться новые меры, в интервью DW рассказал эксперт по политике безопасности Европейского совета по международным отношениям Ник Уитни.

- Господин Уитни, военная операция против ИГ продолжается уже долгое время. В какой степени новые меры могут повлиять на ситуацию?

- С практической точки зрения, я не думаю, что дополнительные бомбардировки, которые будут осуществлять Великобритания и Франция (возможно, при поддержке немецкой разведки), существенно повлияют на ситуацию на суше.

- Еще до терактов в Париже 13 ноября в бомбардировках в Сирии принимали участие несколько стран. Удается ли им достичь поставленных целей?

- Мне сложно представить, какую пользу за прошедший год принесли авиаудары в Сирии. Американцы в Сирии не испытывают недостатка в огневой мощи. С трудом верится, что несколько британских или французских бомб могут что-то кардинально изменить. И действительно, Кэмерон сам говорил, что эту войну невозможно выиграть с воздуха. Нам понадобится наземная операция и другие военные действия для поддержки сухопутных войск, как это происходило в Ираке. Тогда все было бы совсем по-другому. В этом случае бомбардировки могли бы иметь решающее значение: так и было, когда бойцы курдского ополчения пешмерга (в середине ноября их поддержала военная авиация США - Ред.) отвоевали у ИГ иракский город Синджар.

- Что же нужно делать?

- Мне кажется, одну из самых здравых мыслей на эту тему высказала Хиллари Клинтон (бывший глава Госдепартамента США - Ред.). Она обычно не церемонится, а тут заявила, что нам не выиграть эту войну, это должны сделать арабы и турки, которым уже пора брать инициативу в свои руки.

К сожалению, чем активнее становятся боевые действия западных держав против с ИГ - неважно, эффективны они или нет - тем больше это служит оправданием бездействия стран этого региона: Турции, Саудовской Аравии, Ирана и всех, кто теоретически выступает против ИГ, однако не особенно торопится избавиться от него. Эту проблему невозможно решить, пока региональные мусульманские державы, которые пользуются авторитетом среди мусульманского населения, не скажут: хватит, с этой кучкой фанатиков-убийц должно быть покончено. Есть повод и для небольшого оптимизма: конференция по Сирии в Вене, состоявшаяся две недели назад, позволяет надеяться, что понимание этого постепенно приходит.

- К каким последствиям может привести военная операция европейских стран в Сирии?

Мне кажется вполне очевидным, что Великобритания в ближайшее время согласится присоединиться к авиаоперации в Сирии. Таким образом, количество европейских стран, участвующих в боях, увеличится. Я считаю, такое развитие событий опасным и, весьма вероятно, контрпродуктивным. Это лишь подпитывает легенду джихадистов о современных крестоносцах, которые хотят уничтожить исламский халифат. Что мы предприняли, когда Асад (президент Сирии Башар Асад - Ред.) сбрасывал на мусульман в Алеппо бочковые бомбы? Зато теперь мы все готовы бомбить "истинных верующих" в Ракке. Я считаю, что это увеличит шансы ИГ завербовать новых членов, а также послужит усилению их пропаганды, а именно благодаря этому они и выживают.

Я также опасаюсь, что это повысит угрозу терроризма на британских улицах. По правде говоря, я не знаю, каким образом этого можно будет избежать - особенно после терактов на Синае и в Париже. Они явно являются актами возмездия, и я боюсь, что подобное может произойти и в Великобритании.

Впрочем, я все же понимаю, почему наши правительства принимают такие решения (вкючиться в борьбу против ИГ - Ред.). Франция призывает к солидарности, а это - один из способов ее проявить. Это важно, однако мне бы хотелось, чтобы мы избрали более разумные пути проявления солидарности. Когда министр обороны Франции на прошлой неделе сослался на статью 42.7 Лиссабонского договора (статья предусматривает оказание помощи стране-члену Евросоюза, ставшему жертвой вооруженной агрессии - Ред.), он призвал страны ЕС оказать ему поддержку в Сирии или же в ходе других операций - в Африке. Для нас было бы целесообразнее попытаться сделать все возможное для стабилизации проблемных стран Африки, откуда сюда прибывает половина потока мигрантов. Однако в данный момент этот вопрос не стоит на повестке дня.

- В какой степени гражданская война в Сирии и теракты в Париже отвлекают Европу от остальных проблем?

- Понятно, что наше внимание сейчас целиком сосредоточено на Сирии. Однако масштаб миграционного кризиса огромен, и Африка является источником доброй половины этой проблемы. И даже если бы завтра удалось разрешить сирийский конфликт, Европа по-прежнему оставалась бы перед лицом серьезного кризиса с беженцами. В основном, это бы касалось Германии, но беженцы все еще прибывали бы в Италию по Средиземному морю. И это будет продолжаться целое поколение, если мы не предпримем более активных шагов, чтобы помочь странам Африки достичь стабильности.

Наши блоги