УкрРус

Полгода революции

  • Полгода революции

Украинцы оказались не готовы к революции. Ни организационно, ни морально. Всему пришлось учиться "на ходу", получая шишки и синяки, раны и сообщения о смерти.

Прошло ровно полгода с того дня, когда на Майдан Незалежности вышли первые сторонники евроинтеграции. Вышли без подготовки, без организации - и вообще без представления о том, что делать и как быть, если ситуация выйдет за рамки простого требования о подписании Соглашения об ассоциации с Европой.

Помните - очень быстро начался раскол между политиками и гражданскими активистами. Политики, как ни странно, менее других оказались готовы к тому, что исподволь начиналось в стране. Они постоянно пытались возглавить массовое движение, но всякий раз оказывались в хвосте. Они уже разбили свой лагерь на Европейской площади, уже произошли первые массовые столкновения под Кабмином - а через пару дней партии вывели к зданию правительства старую гвардию, наемных бабушек-флагоносительниц. На что могли рассчитывать организаторы такого "протеста"? Казалось, они не знают и не понимают, что происходит, и пытаются загнать события в привычное, безопасное и контролируемое русло.

Не вышло. Полицейская расправа над студентами на Майдане в ночь на 30-е ноября показала, что не только оппозиция не понимает, что происходит и как себя вести. Власть потеряла чувство реальности и перешла границу, после чего затолкать джинна назад в бутылку уже не получилось.

Киев вышел на Михайловскую площадь. Киев ненавидел и клялся не прощать. Киев тогда не знал, сколько ненависти еще придется скопить и выплеснуть, сколько боли вынести, сколько потерять и сколько найти…

Впервые тогда за спиной бледной, как смерть, Княгини Ольги появилась самодельная еще растяжка "Правый сектор", вокруг которой стали собираться ультраправые пацанчики с битами. О том, как будет звучать и чем станет в сознании россиян и жителей Юго-Востока Украины это полуфутбольное название, тогда тоже никто не подозревал.

А потом было Первое декабря, и оккупация Майдана, и первая "ответка" властям - столкновения на ул. Банковой. Там украинцы учились воевать с полицией и не бояться ее.

Стук выколачиваемой брусчатки, разрывы свето-шумовых гранат, волны едкой слезогонки и жестокие контратаки "Беркута" - тогда всё это выглядело как досадный инцидент, дискредитирующий мирный протест. Через полтора месяца подобные сражения станут нормой, а "мирный протест" на Майдане превратится в тыловой лагерь, обеспечивающий передовую на Грушевского.

Для стабилизации ситуации на каждом этапе противостояния власти достаточно было решиться на ряд простых действий. Подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. Позже - резко осудить действия милиции и отправить в отставку Захарченко и еще нескольких исполнителей ночной расправы на Майдане. Потом - то же, плюс досрочные выборы президента и парламента.

Вместо этого власть все дальше шла "по беспределу", пока не доигралась: циничное голосование по законам 16 января вывело людей из терпения окончательно.

После первых смертей на ул. Грушевского шансов решить дело миром практически не осталось. Ни власть, ни оппозиция не знали, что делать с восстанием. У власти попытки закручивания гаек перемежались с откровенным ступором, оппозиция же охотно договорилась бы с президентом и о коалиционном правительстве, и о других ништяках, да только Майдан - мешал.

Майдан победил тогда, когда восстание вышло за пределы Киева, вспыхнув на Западной Украине. Кровавое месиво 18-20 февраля в столице могло закончиться пировой победой режима Януковича, если бы на подмогу погибающему Майдану не пришла западные области.

Вместо этого пиррова победа досталась Майдану. Здорово очертя голову бросаться в водоворот революционных событий. Сложнее при этом сохранять контроль над ситуацией. Победить в Киеве - не значит взять под контроль всю страну. Украинцы не успели толком научиться делать революцию - как пришлось бросать этот курс и на ходу учиться вести гражданскую войну. Как ее ни называй, хоть Антитеррористической операцией, хоть борьбой с сепаратизмом, хоть сопротивлением оккупации.

Беда в том, что эта война очень удачно перенаправила антикоррупционный, демократический настрой масс - в военно-патриотическое русло. Новые украинские власти, конечно, в шоке от необходимости разруливать военный конфликт на Донбассе - но втайне они должны благодарить Путина и Стрелкова, которые позволили новым украинским властям остаться старыми украинскими властями - дерибан, коррупция и прочие прелести ушедшего режима и сейчас никуда не делись.

Весь ворох проблем и разочарований дает повод премудрым пескарям и вяленым воблам пространно рассуждать о том, что, вероятно, не стоило в ноябре дергаться, в декабре драться, а в феврале свергать режим - ведь стало только хуже.

И эти рыбы были бы правы, если бы всё в этом мире измерялось простой линейкой с градацией от "хуже" к "лучше". Но смысл в том, что стало - иначе. Украина могла, конечно, дождаться президентских выборов 2015 года, после чего стать уродливым подобием путинской диктатуры, жалким хоздвором для обслуживания Межигорья - никто ведь не думает всерьез, что Янукович позволил бы провести какие-либо выборы, кроме выборов президента Януковича? А если бы кто-то стал возражать, то Янукович не церемонился бы и получил куда более масштабную военно-политическую поддержку своего соседа по Таможенному союзу.

А сейчас Украина идет по пути, на котором может потерять территории, да и само существование государства под вопросом. Но тем не менее, это дорога перемен. Страна начала меняться полгода тому назад. Трансформация в разгаре, непростая и болезненная. Отыграть назад уже не получится - нужно меняться дальше. Вот только не забыть бы, как и зачем...

Наши блоги