УкрРус

Замкомандира батальона "Азов": Главная беда сегодня - это отсутствие границ. Их вообще нет!

  • Замкомандира батальона "Азов": Главная беда сегодня - это отсутствие границ. Их вообще нет!
    www.facebook.com

Батальон "Азов", больше известный как "черные человечки", которые уже не раз отличились в борьбе с террористами в Донецкой области, в последнее время периодически упоминается в скандальных историях. Одна из последних – расправа над своими. Один из заместителей командира батальона Ярослав Гончар уверяет, что стал жертвой пыток и что пытали его именно бойцы "Азова". О том, что стало причиной истязаний, и как он пережил ночь избиений и пыток, "Обозреватель" поговорил с Гончаром уже на следующий день после того, как он обрел свободу.

Встретились с Ярославом мы 5 мая в одном из киевских кафе. Там застали его в компании друзей. Уже первый взгляд на Гончара дал понять: он действительно попал в заварушку. На лице – синяки и ссадины. За ухом – порез. В то время он еще не успел побывать в милиции. Только показался врачам, которые диагностировали у него сотрясение мозга. Ярослав уверяет: таким "подарком" его одарили бойцы батальона "Азов".

Ярослав, так что же с Вами случилось? Вас действительно пытали?

Если коротко – мы приехали в командировку в Мариуполь, поскольку имели задачу освободить из плена Алексея Сергеева. Это руководитель избирательного штаба "Батьківщини" в Мариуполе. Его взяли в плен за неделю до этого. У нас была информация из оперативных источников, что у террористов будет ротация. У них там такие порядки, что кто взял пленного - тот за него и отвечает. И та группа, что взяла в плен Сергеева - у них должна была быть ротация. Они должны были снова к Абверу ехать. Сергеев им был не нужен, и мы даже хотели обменять его на Кузьменко (бывший самопровозглашенный "мэр" Мариуполя, которого удалось задержать. – Авт.). Был риск, что еще один день – и его убьют. Поэтому надо было срочно освобождать человека. С этой целью мы и поехали в Мариуполь.

Провели операцию успешно, вывели его жену, ребенка. Но решили остаться еще на день, потому что мы расследуем теракт 9 мая, и появилась возможность пообщаться со свидетелем, который в тот день находился в здании РОВД. Это заняло много времени – сами понимаете, это же Донецкая область, просто так не поездишь. Остались, пообщались и уже 3 числа собирались выезжать домой, в Киев. По дороге, по просьбе Александра Кондрашина, который сейчас находится на лечении в Германии, заехали в батальон "Азов", чтобы забрать его личные вещи.

Когда я зашел в расположение части, на меня набросились, начали избивать. Потом пытали. Это длилось несколько часов. И только на следующий день меня выпустили. Мы ночью добрались до Киева.

Это действительно были не террористы, а бойцы "Азова"?

Да.

За что Вас избивали?

Мы сейчас разбираемся. Могу сказать только, что их очень "смущало" то, что я представляюсь батальоном "Азов". Что я даю в Киеве пресс-конференции, рассказывая о событиях на юге… Хотя я не понимаю почему. Там не было тех людей, которые стоят у истоков формирования батальона. И мне приходилось объяснять, как, собственно, был создан батальон.

А как он был создан?

Батальон "Азов" был создан 4 мая. Встретились Александр Ярошенко, я, Олег Ляшко и Игорь Мосийчук. Со мной была группа людей, в основном, с Автомайдана, и других общественных организаций. И мы уже длительный период времени находились на Азовском побережье и координировали свои действия с милицией, СБУ, самообороной. Помогали им. А когда приехали Ляшко с Мосийчуком – они привели этих так называемых "черных человечков" Мосийчука.

Когда я зашел в расположение части, на меня набросились, начали избивать. Потом пытали. Это длилось несколько часов

Тогда было решено объединить эти две группы и на этой базе создать батальон "Азов". Мы встретились в Бердянске, потом переехали на базу "Шмель". И там все начиналось. Изначально даже было предложение меня поставить командиром. Но выступил Олег Однороженко – это один из активистов национал-социалистистов - с тем, что их больше, они лучше экипированы… Я не возражал. Мне все равно. Я же не за наградами или званиями туда шел.

Мы к тому моменту уже довольно давно были там, на побережье Азовского моря, и наладили контакты со всеми смежными подразделениями – с военными, пограничниками, милицией, СБУ, простыми активистами… Собственно, "черные человечки" даже доехали туда благодаря нам. У них под Днепропетровском сломался автобус. Мосийчук позвонил мне – просит, мол, помоги. Поэтому, честно говоря, в этой ситуации я вообще ничего не понимаю… Ведь Мосийчук знал, что меня пытают и ничего не сделал. Почему? Будем выяснять.

Мне надевали пакет на голову и зажимали, чтобы я задохнулся. Угрожали отрезать ухо

Что конкретно происходило в ту ночь?

Мне надевали пакет на голову и зажимали, чтобы я задохнулся. Угрожали отрезать ухо – даже немного надрезали. Угроза, конечно. Не отрезали до конца. Но, тем не менее, люди в масках – я уже думал, может это диверсия какая-то. Может, это уже и не "Азов".

Вы говорите, что Игорь Мосийчук знал, что Вас избивают и не помог. Если уж мы заговорили о Мосийчуке – к нам в редакцию обратился донецкий активист. Он уверяет, что именно под "чутким" руководством Мосийчука пытали украинского журналиста Николая Рябченко. Вы верите в то, что это могло быть? Или это клевета?

Я вообще-то верю лишь в то, что я вижу. Но со всей ответственностью вам могу сказать, что у меня просто такой душевный гнев, что… Чем тогда мы отличаемся от них? Когда меня били, пытали, мешок на голову одевали, душили, ухо резали, а потом бросили в багажник микроавтобуса. И там, в этом микроавтобусе, я слышал, что там есть и другие пленные, которых они захватили. Так называемые ДНРовцы. Судя по разговорам, их там вообще забивают. Мне никогда даже в голову не могло прийти, что на базе батальона существует команда палачей.

Как удалось выбраться?

Мне начали всячески пытаться помочь – друзья, военные, пограничники, политики – все, с кем я связан, все узнали о моей беде и стали звонить Мосийчуку, Андрею Дзындзе, который руководит там на месте, добиваться правды.

Вы знаете – когда тебя душат – это действительно очень страшно. Но я не думал, что меня могут убить. Ведь когда я вошел – меня спросили, с кем я приехал. Я сказал, что со мной Александр Ярошенко. Он тогда отъехал ненадолго – хотел увидеться со знакомыми, которые были в санатории неподалеку. Отъехал буквально на 10 минут. А мы вместе с другом с Автомайдана, Мишей, попали в эту мясорубку.

Саша вернулся, увидел, что происходит – стал звонить всем, кому только можно. И меня вытащили. По поводу меня Мосийчуку, Дзындзе звонили все. У меня была с генералом пограничников договоренность о встрече – он звонил. Звонили военные с 72 бригады – командир штаба, командир батальона. Звонили из Киева. Кандидаты в президенты звонили, говорили - что вы там делаете? И все получали разные ответы. Одним говорили, что, мол, с ним все хорошо. Другим – да его вообще тут нет…

Вы вспомнили также об Андрее Дзындзе. Он также был в курсе происходящего?

Я так понимаю, это что-то личное у нас с ним. Это с его подачи. Он накручивает Мосийчука. Хотя там по Мосийчуку тоже вопросы.

Я ему несколько раз звонил – из-за истории с автобусом, который я ему дал, чтобы он смог вообще доехать до Азовского побережья. Когда они обломались под Днепропетровском и нужно было их довезти – Мосийчук обратился за помощью ко мне. Я попросил помочь друга. Но за это надо было заплатить. Мосийчука такой расклад устроил. Договорились о сумме. Этот человек катал их – Бердянск, Мариуполь... Даже под обстрел попали. А потом этот человек звонит мне и говорит, что никто ему не заплатил. При том, что человек не просто выполнил свою работу – ему обстреляли автобус, его ранили… И я вроде как остался виноват.

Вы провели на Донбассе достаточно много времени. Что можете сказать о ситуации, которая сейчас там сложилась?

Ситуация ухудшается. К примеру, в ночь на 5 мая был прорыв границы. Очень серьезная колонна около 20 КамАЗов и два бронированных автомобиля. Это, по предварительным подсчетам, от 600 до 800 боевиков проникли в Украину. Представьте себе – 20 КамАЗов! Каждый КамАЗ, загруженный по максимуму - это 43 человека. Трое в кабине и 40 - в кузове. Они так делают – ставят 4 лавочки, на каждой - по 10 бойцов. Представьте себе! Что теперь с этим делать? И это же не единичный случай!

Ситуация усложняется и усложняется. И по моему личному убеждению - да и по мнению многих людей, кто, как и мы, долго там находится, главная причина такого ухудшения – да и главная беда сегодня - это отсутствие границ. Их вообще нет! Пограничники производят контроль границ – и это тогда, когда идет настоящая война, хоть и не объявленная. О каком контроле можно говорить? Нужна оборона границ.

Начиная со стыка Донецкой и Луганской областей, вся Луганская область – там граница есть только условно. На карте

Положение также ухудшается тем, что в свое время договор о госгранице со стороны РФ так и не был подписан. Мы подписали, а они - нет. Поэтому по границе есть вопросы. Она не оборудована вообще. По Донецкой области хоть ров вырыли – техника, КАМАЗы там не пройдут. Хотя пешие - могут. А вот начиная со стыка Донецкой и Луганской областей, вся Луганская область – там граница есть только условно. На карте.

То есть, российские боевики могут въезжать в Украину без проблем?

Там размещены на определенном расстоянии одна от другой погранзаставы. За ними закреплены сектора ответственности. Но как делают террористы? Они силами тех, кто уже проник в Украину, связывают погранзаставу боем. Начинают бой. Причем в последнее время мы видим, что это как раз такой бой, чтобы увязать. Они близко не подлазят. Из минометов стреляют. Парням приходится держать оборону. А в это время – можно спокойненько въезжать.

Сейчас много говорят о том, что пограничники пропускают машины с российскими наемниками за деньги. Якобы существует даже определенная такса – 15 тысяч долларов за машину. Вы знаете что-либо об этом?

Если мы говорим о переходе одного человека или еще что-то – теоретически я могу это допустить. Вы же сами понимаете – наше государство насквозь коррумпировано. Ни для кого не секрет, что есть сумасшедшее количество предателей. Но когда проезжает целая колонна – тут речь о предательстве не идет. Я же говорю: погранзаставу связывают боем – и все. И что они могут сделать?

Когда я смотрю на ситуацию – это просто ужас. Только по Мариуполю на моей памяти сменился уже четвертый руководитель АТО. Четвертый! И все они - это представители МВД. Я ничего не хочу сказать против МВД, но, при всем уважении – милиционеров не учат военному делу. Им надо объяснять все с нуля о взаимодействии частей, распределении, агентурной работе… Откуда они могут все это знать?

Если ты хочешь вести операцию – закрой границы, закрой город ,работай внутри города. Это азы. Это понятно даже не военному человеку. А так нет никакого смысла во всем этом. Вот сейчас там сидит 50 боевиков – их можно выбить. У нас сил достаточно…

Но на их место же придут новые…

Да. Вместо них придут 150, это во-первых. Во-вторых, информационная война напрочь проиграна. Где листовки хотя бы какие-то? Где пропаганда? Я же видел, как все в головах людей меняется. Проукраинские силы там были. Еще в конце апреля собирались митинги. Потом – раз: попытка освободить после такого митинга захваченное здание. Оно не имело, к слову, никакого стратегического значения. Флаг? Да бог с ним, с флагом! Снять флаг – ну хорошо. Но я же вижу, как это делается. Лидеры сепаратистов об операции знают заблаговременно. Внутри здания никого из них нет. Там бомжи какие-то сидят. Забежали, бомжей палками побили, "Ура! Ура!", по телевидению показали успешную операцию. А результат? Мы даже пари заключали – сколько времени пройдет, прежде чем опять ДНРовский флаг повесят.

Кто победил в споре?

Я говорил, что продержится до вечера. А Ярошенко прогнозировал максимум до полудня. В половину двенадцатого украинский флаг уже был спущен. Какой смысл в этом всем?

Нас и так там называют хунтой. Хунта, фашисты – это штампы, которые усиленно навязываются местным жителям. Еще недавно были там проукраинские активисты. Была кучка этих… назовем их сепаратистами. Но они были не агрессивные, можно было на улице спорить с ними. И было большинство людей, которые смотрели в ту и другую сторону. Слушали и тех, и тех.

А потом происходит такое - и сепаратисты сразу начинают кричать: вот "бендеровцы", "Правый сектор" напал! И количество людей, которые сомневаются, увеличивается.

Потом вторая попытка - уже более жесткая, там уже газ пустили. "О, травят". Потом эта провокация 9 мая в Мариуполе. Это же террористы захватили здание РОВД, а мы шли выручать городскую милицию. А как выставлялось? "Правый сектор" напал на РОВД в Мариуполе"... И люди искренне в это верят. Посмотрите на Ютубе, это все еще там есть: "Наша милиция еще держится", "Хунта нападает"… Нормально? Я их освобождаю – и я "хунта"! Понимаете?

Тут проиграно полностью, границы открыты, блокпостов вокруг городов нет.

А в чем проблема с установкой блокпостов?

Я с руководством АТО по этому поводу до крика спорил. Пытался доказать, что не нужно спасать всю Донецкую и Луганскую область. Достаточно закрыть город, за который отвечают конкретные руководители.

Чтобы закрыть город нужно 16 блокпостов. Такого количества их не было никогда. Да и вообще сначала на блокпостах мы даже силу не демонстрировали. Стояли эти ВВшники, половина из которых - предатели и уже поперебегали. Толку с них? Ты приезжаешь туда, а этот ВВшник уже звонит в ДНР, докладывает, что ты приехал. Что это за блокпосты? Четыре лба в "Ланосе" – они не видят. А если я еду на киевских номерах – меня вывернут наизнанку.

Ты приезжаешь туда, а этот ВВшник уже звонит в ДНР, докладывает, что ты приехал

Чем закончились Ваши переговоры?

В результате я договорился с военными. Военные говорят: хорошо, дадим мы технику. Но кормить, поить и заряжать рации придется самим. Покойный Саенко, начальник ГАИ, говорит: я возьму на себя. Но нужно 16 блокпостов - а организовали 6. Спрашиваю: а с остальными что? и получаю ответ: тут перекопаем, тут пересыплем … Так и по сей день. Имитация такая.

Или вот выставили военных потом, 9-10 мая. У них приказ: ни шагу назад. Они стоят. Никого больше нет – ни милиции, ни ГАИ, никого. Солдаты стоят сами. Они что – будут машины осматривать? Оно им сто лет не надо! Они отвечают за свою технику и за себя. Все! Будет нападение – будут отбивать. А не осматривать машины… Хотя там и так все видно. Они даже автоматы не прячут. Так и ездят туда-сюда.

Кстати, когда Витю (Виктора Саенко, начальника мариупольского ГАИ. - Ред.) убили – ребята на блокпостах вообще оказались никому не нужными. Их несколько дней не кормили, не поили. Бросили на произвол судьбы.

Во время майских событий в Мариуполе погиб Сергей Демиденко, командир Днепровской бригады. Олег Ляшко еще написал, что над его телом террористы поиздевались уже после смерти. Это действительно было?

Нет. Демиденко убил снайпер. Когда этого снайпера засекли, Демиденко решил занять позицию, чтобы его сбить. Но тот сработал быстрее. Сергей умер мгновенно. Пуля попала чуть ниже пупка, а там есть какая-то артерия, что даже врачи говорят, если ее во время операции задеть, то человек истекает кровью. Ничего нельзя сделать. Так случилось и с Сергеем - он просто истек кровью.

Когда говорили об изуродованном теле Демиденко, часто упоминалось, что это почерк чеченских боевиков. Много на востоке Украины сейчас чеченцев?

Много. Особенно много их в Донецке. В Мариуполе они начали появляться только в последнее время. Но они не показываются там, на Греческой, где ДНРовцы оборудовали себе "силовой" и "политический" блок. Там чеченцы не были замечены. Такое впечатление, что они где-то по квартирам...

Поэтому я и говорю, что ситуация ухудшается. Сначала мы смотрели на ситуацию по их силовому блоку, а сейчас понимаем, что они рассредоточены по городу… Очень сложно. С каждым днем такой АТО ситуация ухудшается, потому что они организовываются лучше. Оснащение у них лучше.

Относительно недавно наемники из соседнего государства выгнали местных террористов из их "штаба" в Донецке. Такие разборки – редкость на Донбассе или это там в порядке вещей? Были ли подобные "недоразумения" в том же Мариуполе?

Это есть везде. Это как у нас на Майдане. У них там свои тоже "течения". По Мариуполю было такое еще на заре формирования их ДНР. Собрались в городе продээнэровски настроенные мариупольцы и решили, что никого, даже донецких, им не надо. Что они сами у себя в городе все будут решать. Там даже чтобы говорить, надо было паспорт показать, что ты, мол, действительно из Мариуполя.

С каждым днем такой АТО ситуация ухудшается, потому что они организовываются лучше. Оснащение у них лучше

Потом там кто-то из Донецка появляется… Там ведь все с позиции силы. Если приходит человек с гранатой, а с ним - еще пятеро с автоматами – конечно, у него право голоса появляется. Пусть он даже не из Мариуполя. А после того, как начались откровенно военные действия - сейчас нет уже того, что только мариупольцы. Там всем Абвер заправляет.

В Мариуполе есть еще такой персонаж как Борисов, именующий себя военным комендантом города…

Чечен?

Да. Он кто такой вообще? Насколько он влиятелен среди террористов?

Он местный. Долгое время жил, кажется, в Донецке. А теперь вот приехал в "командировку",так сказать. В Мариуполь.

В каких отношениях он с новым самопровозглашенным мэром города?

Он (новый "мэр." - Ред.) у них на поводке. Сами посудите – что это за мэр? 500 человек собралось, 3 бабы крикнули – и все, мэр…

А законный мэр, Хотлубей?

Он на больничном сейчас.

Меня интересует, действительно ли есть противостояние между ним и террористами, как он это демонстрирует?

Я не хотел бы об этом говорить сейчас. Понимаете, это же еще должностные лица. Идет следствие.

Наверное, самые бурные события происходили в Мариуполе 9 мая. И, насколько я понимаю, Вы были непосредственным участником этих событий. Что произошло тогда на самом деле?

Их план был в том, чтобы спровоцировать ситуацию. Ведь такие акции склоняют общественное мнение в пользу ДНР. Было предательство. Была провокация. Идея была в том, чтобы выставить ситуацию так, что "бандеровцы", "Правый сектор" напал на РОВД. А дальше - как пойдет. Нас – тех, кто пришел освобождать милицию, планировалось либо арестовать, либо поубивать.

Случилось не так, как они планировали. Потому что они не рассчитывали, что нас будет много, и мы будем действовать профессионально.

Дали первый бой – первый этаж освободили. Если бы не предательство, то, в принципе, разобрались бы с ними всеми. Но случилось так, как случилось.

Нас – тех, кто пришел освобождать милицию, планировалось либо арестовать, либо поубивать

Что конкретно Вы имеете в виду, говоря о предательстве?

Как они зашли в здание. Нас вызвали. Мы пришли. Это уже потом, позже, выработалась привычка проверять все. Даже если тебе звонит руководитель АТО и говорит: нас атакуют. Ты звонишь в 1, 2, 3 источник, высылаешь наблюдателей – и, пока не убедишься, что действительно атакуют, никто и шага никуда не сделает. Потому что это же может быть засада. Ты поедешь выручать, а тебя за первым же оврагом убьют.

Так как было с альфовцами, попавшими в засаду?

Да. В начале это было сплошь и рядом. Сейчас уже немного пообтерлись, поэтому и потери меньше. Посмотрите на наших пограничников. Каждый день, каждую ночь на них нападают – после боя оказывается, что ранены один-двое человек. Уже пообтерлись ребята.

Возвращаясь к Дню Победы в Мариуполе… Было ли страшно тогда?

Страха не было. Было разочарование - когда мы приехали 9 мая под здание, а оно неповреждено. Окна целы, двери целы… Где захват? Какие-то мусорные баки посреди улицы. Автобус почему-то стоит поперек дороги. За угол выходим – выстрелы. Снайпер. И лужа крови возле входа.

Мы понимали, что что-то происходит. Сработали хорошо. Зашли через двор, вырвали решетку, выбили стекло. Вошли в здание – и там приняли бой. Убили 3 террористов. Закрепились на ступеньках на 2 этаж. Разбаррикадировали входные двери, открываем – а там уже БМП приехали, Внутренние Войска. Батальон территориальной обороны. И мы открываем дверь – давайте, мол, на помощь – а нас вместо этого арестовывают…

…Экипировку нам тогда так и не выдали. Оружие выдали, а экипировку - нет. У нас были ленты. И всем подразделениям должны были сообщить о позывных – тогда позывной был "Азов". Потому что эта операция не планировалась и люди (на третьем этаже кто находился – начальник милиции, руководитель АТО, другие военные там были, и из Нацгвардии) могли спутать нас с сепаратистами. Я об этом говорил, но меня уверяли: выезжай спокойно, все будут знать позывной. А я и поверил на свою голову…

Соответствуют ли официальные данные о погибших реальным потерям?

Что касается террористов, погибших 9 мая в Мариуполе - я могу лично сказать: когда мы там работали – 1 убитый был во дворе, 3 - на первом этаже, плюс 1 снайпер. Это только по первому этажу. Второй – там должны были бы следователи смотреть, мы не считали. Высунулся – шмальнули. Никто не смотрел, убили -не убили. Где-то до 10.

При этом официальная статистика – 3 убитых террористов. Как же три? Я троих только в оружейке оставил. А где снайпер? Меня он больше всего интересует. Нет. Где деваются тела?

А что касается погибших бойцов АТО? Тут потери не занижаются?

Нет. О пограничниках я могу вообще сказать со всей ответственностью. Вот посмотрите, на кого основной удар направлен сейчас? Кого постоянно лупят? Пограничников. Это единственная сила, которая сейчас оказывает сопротивление.

А как же силы АТО?

В составе кого? Милиции? Где там милиция? Покажите мне милицию в Донецкой, Луганской областях! Сколько Аваков писал – 17 тысяч предателей? Это те, что он насчитал. А еще? Или СБУ – там с половины предатели. Если не больше. Где осталось хоть одно не захваченное здание СБУ? Знаете где? В Мариуполе. Может уже и захвачено до этого времени, а если нет, то только потому, что не интересно. И – война необъявленная. Военные в полях. Вот и все.

Возвращаясь к потерям – в Донецкой области самая наша большая потеря – это Волноваха. Ну и 9 мая в Мариуполе. А все остальное – единичные случаи. Ранения. Со стороны террористов потери значительно больше. Ребята ведь уже пообтесались. Они уже проверены боем. Жаль что им не дают навести порядок.

Как считаете, в ситуации необъявленной войны можно и нужно ли вводить военное положение?

Я бы так и делал.

А как, по Вашему, следовало бы действовать сейчас?

Сколько раз говорил – границы! У нас же там стоит 72-я, 73-я, 75-я… Ну поставьте, дайте каждой погранзаставе по батальону. Неужели это такая большая проблема? Поставьте, закройте границу. Чего вы сидите под Бердянском? Что вы там забыли?

Там достаточно по роте выставить. Где-то рота, где-то батальон – возможность такая есть, дороги есть… Желания нету.

Если говорить о координации действий руководства АТО – изменилась ли к лучшему ситуация? Стало ли сотрудничество более слаженным?

В Изюме я не был, не знаю, что там происходит в штабе. В Мариуполе был. Ничего кроме смеха это не вызывает. Это такой клуб. Милиционеры сидят. Спрашиваешь: где план города? "Ой, что-то нет его" - и пошли печатать гугловские карты, клеить. Где план здания? Рисуют карандашиком. Где агентурные данные? Какая информация от соседних подразделений? Отвечают: да там одни подонки. А мне же все равно, какие у них отношения. Мне нужны данные из того подразделения…. И так во всем.

Часто ли похищают людей?

Очень. Сейчас это бизнес. Причем, происходит это просто повально. Если раньше это были политически значимые фигуры или военные, то сейчас… Конкурент какого-то там коммуниста в Волновахе – у одного строительный магазин и у второго, у оппозиционера. Этого оппозиционера похищает ДНР. И у коммуниста лучше бизнес пошел. Потом требуют выкуп. А люди же не специалисты в этом. Приходят, деньги отдают. Им говорят: хорошо, бить не будем. Их просят: "Так отдайте". Они отвечают – в следующий раз.

И не возвращаются похищенные? Те, за кого заплачен выкуп?

Далеко не всегда. Чтобы вы понимали, в операции по освобождению человека (как мы работаем) задействовано около 50 человек. Это не простая штука.

То, что Вы рассказываете, не внушает особого оптимизма. Неужели ничего хорошего не можете сказать?

Хорошее? Разве что то, что все равно существует огромное количество адекватных, проукраински настроенных людей. Жаль только, что тем, кто откровенно заявил о своей гражданской позиции, сейчас приходится бежать. Их просто бьют. Бьют, берут в заложники, забирают недвижимость… Страшные вещи творятся! И есть много людей, которые помогают, поддерживают, но не выступают с лозунгами. Люди ждут помощи.

На Донбассе существует огромное количество адекватных, проукраински настроенных людей. Жаль только, что тем, кто откровенно заявил о своей гражданской позиции, сейчас приходится бежать

То есть, поддержка ДНР не такая массовая, как пытаются показать российские СМИ?

Есть поддержка ДНР. Потому что информационная война проиграна. Вот сидят там ультрасы. Что мешает 10 тысяч листовок в день разбросать? Объясните, что будет, когда Донбасс станет серой зоной? Что людьми манипулируют на самом деле. Когда встречаешь такого человека, на пальцах ему объясняешь, к чему это на самом деле может привести – у людей открываются глаза. Где эта работа массовая? Телевидение, интернет, пресса, через агентурные каналы, на улице разбрасывать, клеить… Это надо делать каждый день. Нужно, чтобы в троллейбусе сидела бабушка и пускала нужную информацию. Это нужно непременно. Без этого как может быть?

Наши блоги